Национальные академии: оборона статуса

21 ноября, 2014, 20:03 Распечатать

В Украине свыше 50% финансирования науки поступает из бюджета, в европейских странах — за счет корпораций, которые заказывают ученым те или иные исследования.

 

Прошло почти три месяца с тех пор, как премьер-министр Украины Арсений Яценюк дал поручение министру образования и науки Сергею Квиту, президенту Национальной академии наук Борису Патону и другим чиновникам "рассмотреть вопрос организационно-правового статуса Национальной академии наук и национальных отраслевых академий наук и с учетом эффективности их деятельности… подготовить предложения и определиться по поводу его приведения в соответствие с требованиями и потребностями развития страны". 

Логику главы правительства понять несложно. Развитые страны продолжают строить инновационную экономику, получая добавленную стоимость за счет применения передовых технологий. Украина остается сырьевым придатком развитых стран, и инновационного прорыва пока не предвидится (уровень инновационной активности предприятий — около 10%). Страна в глубоком экономическом кризисе. Денег в бюджете нет. Объявлен курс на повышение эффективности всех сфер общественной жизни. И в это время в ключевой сфере, которая должна обеспечить инновационный прорыв ("академическая наука"), функционируют сразу шесть "регуляторов" (НАН и пять национальных отраслевых академий), получающих немалое финансирование из бюджета и при этом нередко дублирующих друг друга. Вот "наверху" и задались вопросом: а эффективна ли эта система?

Конечно, академии наук не могут решить копившиеся годами общественные проблемы, даже если и захотят. В нашей стране власть предержащие к мнению ученых не прислушиваются. Да и сама академическая наука утратила существенную часть своего потенциала. Но проблема повышения роли науки в общественной жизни и экономике не снимается, а наоборот — получает новое звучание. Для того чтобы эта роль была заметной — нужно принимать управленческие решения (возможно, даже непопулярные). 

Премьерское поручение вызвало обеспокоенную реакцию. Президент Национальной академии наук Борис Патон провел заседание Совета президентов академий наук Украины, по результатам которого было принято решение (о его сути — ниже). Свое мнение в письменной форме высказали президенты всех бюджетных академий наук, министр образования и науки Сергей Квит, а также руководители других министерств и их подразделений.

Что именно предлагают академики и государственные мужи — широкой общественности неизвестно. А ведь речь идет о проблеме далеко не второстепенной, можно даже сказать, ключевой для будущего страны.

Автор этих строк направил в НАН Украины запрос, в котором попросил представить копии необходимых документов (письмо НАН, решение Совета президентов академий и т.д.) Ответ пришел весьма странный: мол, Академия наук является юридическим лицом, поэтому согласно Закону "О доступе к публичной информации" такую информацию мы предоставлять не обязаны. Вот как: тратить миллиарды бюджетных денег НАН может, а сообщить налогоплательщикам о работе вроде как легального органа — совета президентов академий — не может. Такое впечатление, что этот совет обсуждал не пути развития академий и повышение эффективности академической науки, а что-то нехорошее…

Допустим, академия не обязана предоставлять информацию о своей работе, ссылаясь на букву закона о доступе к публичной информации, потому что этот закон регулирует деятельность субъектов властных полномочий, которым НАН действительно не является. Но ведьв нашей стране действует Закон Украины "Об информации", в ст. 5 которого записано: "каждый имеет право на информацию, что предусматривает возможность свободного получения, использования, распространения, хранения и защиты информации, необходимой для реализации своих прав, свобод и законных интересов". 

Мы также обратились с запросами в Кабмин, МОН и другие заинтересованные ведомства с просьбой прислать необходимые документы. Нам весьма оперативно прислали такие документы, причем даже те, которые НАН Украины по каким-то причинам скрывает. И вот какая получилась картина.

Минэкономразвития предложило предусмотреть реформирование системы научных учреждений в соответствии с современными требованиями развития страны, а также обеспечить реальное привлечение национальных академий к процессам усиления конкурентоспособности страны. Расчетов и конкретных предложений — нет. 

Министерство здравоохранения предлагает усилить роль Академии медицинских наук в разработке Концепции национальной системы охраны здоровья, а также констатирует, что Минздрав не имеет рычагов влияния на определение тематики актуальных для медицинской отрасли исследований. Расчетов и конкретных предложений — нет. 

Минагрополитики утверждает, что Академия аграрных наук должна сохранить свой нынешний статус. Роль науки может быть усилена, если применить финансово-кредитные и налоговые рычаги, а изменять статус академии не нужно. Расчетов и конкретных предложений — нет. 

Министерство образования и науки считает, что национальные академии способны обеспечить усиление конкурентоспособности государства и научное сопровождение реформационных процессов. Министр С.Квит предложил рассмотреть проблему организационно-правового статуса академий на одном из заседаний комитета по вопросам науки и образования Верховной Рады при доработке проекта новой редакции Закона "О научной и научно-технической деятельности". 

Национальная академия наук утверждает, что основные принципы организации деятельности академии были заложены гениальным украинским ученым В.Вернадским еще в 1918 году. Эти принципы (государственное финансирование, самостоятельность, самоуправление), как утверждает НАН, прошли проверку временем и доказали свою эффективность. Организационно-правовой статус НАН, по мнению ее руководства, должен быть сохранен. Совет президентов академий принял решение, в котором отметил, что статус и ключевые принципы функционирований академий нужно сохранить, их можно только совершенствовать, и для этого достаточно внести изменения в уставы академий (правда, суть необходимых изменений не уточняется). 

Итак, все чиновники сделали вывод о том, что академическая наука в нашей стране конкурентоспособна, играет (или может играть) заметную роль в процессах реформирования. Однако никаких объективных доказательств, в том числе экономических расчетов, подтверждающих справедливость этого вывода, в документах не приводится. Ссылка на то, что в создании академии принимали участие гениальные ученые, конечно, таким доказательством служить не может. Тем более что некоторые отраслевые академии (например, правовых наук) гениальностью создателей похвастаться не могут…

Впрочем, о результативности нашей науки много интересного можно почерпнуть из объективных источников. В рамках Программы развития ООН ежегодно готовится и обнародуется Доклад о человеческом развитии. В этом документе представлены данные о результатах научной деятельности разных стран. Согласно Докладу за 2013 год, в Украине уровень расходов на научные исследования и разработки составляют 0,9% от ВВП (за период 2005—2010 гг.) Это сравнительно хороший уровень, если принять во внимание некоторые развитые страны, а также страны СНГ: в Испании — 1,4%, в Италии — 1,3%, в Гонконге — 0,8%, в Польше — 0,7%, Беларуси — 0,6%, в России — 1,3%. Средний уровень в регионе "Европа и Центральная Азия" — 1,0%. 

При этом относительное количество выданных патентов в пересчете на миллион населения в Украине сравнительно небольшое — 85,2 (в Испании — 157,7, в Италии — 303,4, в Гонконге — 758,9, в Польше — 78,5, в Беларуси — 127,4, в России — 212,1). Средний уровень в регионе "Европа и Центральная Азия" — 93,8. 

Но самый "убийственный" показатель — полученные лицензионные платежи и сборы, который рассчитывается в долларах США на душу населения. То есть конкретный экономический эффект от практической реализации научных разработок. В Испании — 23,0, в Италии — 59,8, в Гонконге — 56,6, в Польше — 7,1. Средний уровень в регионе "Европа и Центральная Азия" — 8,2. И только в постсоветских странах этот показатель крайне низкий: в Беларуси — 2,1, в России — 6,1, в Украине — 2,3.

В Украине свыше 50% финансирования науки поступает из бюджета, в европейских странах — за счет корпораций, которые заказывают ученым те или иные исследования. 

То есть по относительному объему финансирования сферы "научные исследования и разработки" в сравнении с другими странами Украина не выглядит отстающей. Да, абсолютная сумма выделяемых денег недостаточна, однако это обусловлено скорее слабостью нашей экономики и жутким бюджетным дефицитом, а не желанием власти кого-то ущемить. Зато результативность нашей науки (если посмотреть на объективные экономические показатели, а не умозрительный "уникальный научный потенциал") находится на плачевном уровне.

Неужели по показателям результативности и эффективности науки мы хотим оставаться на крайне мизерном уровне постсоветских стран? Если мы выбрали европейский путь развития, нужно стремиться обеспечить и высокую результативность науки в рамках уже выделенного финансирования, а также искать дополнительные источники привлечения средств на научные исследования и разработки. В том числе на внешнем (европейском) рынке. 

По мнению экспертов, статус национальных академий, несомненно, менять нужно. Единого, а лучше сказать — оптимального решения на этот счет пока не существует, точнее, не достигнуто. Речь должна идти о разумных реформациях, направленных на сохранение ведущих научных направлений и учреждений и академического (государственного) имущества. Также нужно менять всю систему управления научной деятельностью.

Первое. Нужно разработать единую Стратегию развития научной сферы (сейчас каждая академия разрабатывает свои стратегии, концепции и "дорожные карты", которые не согласуются между собой). Реформа управления научной деятельностью должна стать одним из элементов общего пакета реформ. Нужно ориентироваться на достижение четких измеряемых критериев, которые свидетельствовали бы о значимой роли науки в экономическом развитии. 

Второе. Высшие органы власти должны активнее влиять на решение стратегических вопросов реформирования управления наукой. Как минимум, создать Координационный совет, в состав которого включить незаангажированных ученых и независимых экспертов.

Третье. Наука будет востребована только в том случае, когда инновационная деятельность будет приносить ощутимую прибыль (рентабельность инновационной деятельности должна превышать средний показатель). Инноваторы создают спрос на научные результаты, и научные организации должны быть заинтересованы в предоставлении научного результата надлежащего качества. Поэтому инноваторы должны получить реальную поддержку государства. Прежде всего, путем предоставления бюджетных субсидий, налоговых льгот, доступа к дешевому кредитованию, страхования рисковых проектов, поддержки венчурных фондов, научных парков, технологических инкубаторов. 

Четвертое. В академической сфере нужно расширить возможности так называемого академического предпринимательства. Некоторые элементы такого предпринимательства заложены в проекте Закона "О научной и научно-технической деятельности" (новая редакция), однако они фрагментарны и не системны. Институты и коллективы ученых должны получить реальные (а не декларативные) рычаги коммерциализации результатов своих исследований.

Пятое. Нужно кардинально упростить и удешевить все процедуры оформления научных результатов. Регистрация научной темы — по интернету. Подача заявки на участие в конкурсе — тоже по интернету. Получение патента и авторского свидетельства — один визит. Все расходы — символические. Публикация статьи в научном издании — исключительно бесплатная. Если журнал получает деньги от ученого — об объективности экспертизы поступивших статей можно забыть. 

Шестое. Государство должно поддерживать продуктивных (а не только приближенных) ученых. Продуктивного ученого вычислить весьма просто, нужно "всего-навсего" внедрить систему мониторинга его результатов, которая применяется в развитых странах. Каждый продуктивный ученый должен получить возможность реального участия в программах академической мобильности.

Седьмое. Нужно оздоровить процедуры подготовки научных кадров. В нормативных документах необходимо тщательно выписать все правила, чтобы у министерских чиновников, а также руководителей институтов и вузов не было желания их "свободно трактовать". К сожалению, сейчас представители научной общественности не допускаются ни к аттестационному процессу, ни к разработке "нормативки".

Восьмое. Целесообразно серьезно обсудить вопрос об объединении всех академий в одну. Разве кто-то доказал, что шесть академий — это оптимально? Почему не пять, не семь, не одна? Такое объединение приведет к концентрации организационно-экономических ресурсов поддержки академической науки. Кроме того, устранит дубляж в научных исследованиях (когда одну и ту же проблему исследуют ученые разных академий). Все административные должности должны занимать люди, не достигшие пенсионного возраста. На одной должности нельзя пребывать более десяти лет. 

Девятое. Необходимо активно и настойчиво внедрять конкурсные начала распределения бюджетных средств на финансирование научных проектов. Как показала практика, академии наук эту функцию выполнять не могут, ибо заинтересованы распределять средства только своим подведомственным организациям. Такие конкурсы должны проходить публично, с использованием электронных технологий, а право участия в них должны получить не только академические институты, но и вузы, и коллективы негосударственных научных организаций, и даже рядовые ученые. 

Десятое. Наша страна подписала Соглашение об ассоциации с ЕС. Там имеется положение о свободном движении товаров и услуг. Рано или поздно европейцы добьются, что эти нормы будут у нас действовать "на всю катушку". То есть доступ к производству "научных услуг" (реализации научных проектов) за счет украинского бюджета получат не только украинские громоздкие институты, но и любые европейские институции, в том числе общественные научные организации, негосударственные экспертные бюро и т.д. Когда в тендерах (конкурсах) по распределению научных проектов начнут принимать участие европейцы — махлевать будет очень трудно. Украинские деньги "на науку" будут получать не украинцы. И к этому вызову нужно готовиться уже сейчас. Академии наук эту проблему даже не ставят на повестку дня. 

И наконец,нужно настойчиво внедрять механизмы общественного контроля за деятельностью академий. Налогоплательщики выделили на академическую науку 5 миллиардов гривен? Значит, налогоплательщики имеют право знать, насколько рационально и эффективно расходуются эти деньги. Для этих целей нужно создать общественный совет, в состав которого должны войти представители общественных организаций, ведущие эксперты, журналисты, независимые ученые. В законе необходимо предусмотреть, чтобы академии публиковали отчет об эффективности использования бюджетных средств, объясняли необходимость финансирования всех научных проектов (за исключением "закрытой тематики"). На сайте НАН нужно размещать не только статьи академиков, но и, прежде всего, общественно значимую информацию о конкретных результатах исследований, их внедрении и возможностях коммерциализации. 

Это далеко не полный перечень того, в чем нуждается система управления академической наукой. Редакция не ставит перед собой задачу представить полный пакет реформирования научной сферы. Наша цель — привлечь к обсуждению проблемы широкий круг заинтересованных лиц, а также создать у высших чиновников понимание необходимости изменений "здесь и сейчас". Происходящие сейчас процессы обновления в органах власти вселяют надежду, что реальные реформы, наконец, коснутся и такой жизненно важной для будущего страны сферы, как наука.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 23
  • Viktor_ua Viktor_ua 25 листопада, 21:29 -[-div class=quotation-]--[-span class=nick-]-Fuel_cell-[-/span-]- -[-span class=date-]-Вчера, 11:34-[-/span-]- -[-span class=text-]-В категоричному висловлюванні п. Петра Стрижака все вірно, тільки зайві перші чотири слова "Система распределения финансовых средств". Наша група згідно всіх правил пройшла конкурс у 2011 р. у Програмі, де задіяний і п.Стрижак. А тепер найцікавіше: керівник Програми поділив кошти між директорами Інститутів-претендентів на проекти (тобі - 4 проекти; а тобі - 3, бо більше не виходить, і т.д.). Приїжджає наш директор з Києва і каже нам: ви хороші хлопці, але мені дали тільки 3 проекти, і я мушу віддати їх "своїм, наближеним до тіла", а ви - в прольоті!-[-/span-]--[-/div-]-А вы учитесь у членкорра НАНУ Стрижака где и как следует работать. http://gazeta.zn.ua/SCIENCE/petr_strizhak_menya_interesuet_vse_slozhnoe.html Институт физической химии имени Писаржевского — это наилучший институт! — Он стоит на одном уровне с аналогичными институтами других стран? — Безусловно. У нас здесь работали и немцы, и поляки, и венгры, и американцы... Так что в Украине физическая химия развита на мировом уровне. — А как вы относитесь к сетованиям на то, что наша наука недостаточно финансируется? — У меня сейчас столько грантов, что я даже их названий не смогу перечислить. Просто нужно работать. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Viktor_ua Viktor_ua 25 листопада, 21:30 "— А как вы относитесь к сетованиям на то, что наша наука недостаточно финансируется? — У меня сейчас столько грантов, что я даже их названий не смогу перечислить. " Так что в НАНУ бюджетных средств не хватает? согласен 0 не согласен 0 Цитировать
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно