ЛЕД, РАСПЛАВИВШИЙ ЗЕМЛЮ

8 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 8 августа-15 августа

Здесь ястреб гнездовья строит, Здесь тайная свадьба сов Да стынет в траве астероид, Хранимый забором лесов...

Здесь ястреб гнездовья строит,

Здесь тайная свадьба сов

Да стынет в траве астероид,

Хранимый забором лесов.

Э.Багрицкий

В июне 1908 года в атмосферу нашей планеты влетело неизвестное космическое тело, названное впоследствии Тунгусским метеоритом. Оно взорвалось в сибирской тайге и… исчезло, оставив после себя поваленный чудовищной силой лес, таежный пожар и необычно светлые ночи. Это было что-то вроде мимолетного космического поцелуя, заворожившего немало исследователей. К их числу принадлежал и ученый-медик, академик РАМН и РАЕН Николай Васильев, который сорок лет, до конца своей жизни, изучал этот феномен, пытаясь понять, что за невиданный доселе гость наведался в тайгу: метеор, комета, сгусток антивещества, плазмоид, артефакт?

Проблеме тунгусского феномена посвящена и последняя книга Васильева «Тунгусский «метеорит». Космический феномен лета 1908». Она издана к 95-летию этого события харьковским научным издательством «Акта».

…и раздвоилось небо

30 июня 1908 года около 7 часов утра местного времени над территорией юга и центра Сибири при ясной погоде пролетел гигантский огненный шар, сравнимый по яркости с Солнцем. В глухой тайге близ реки Подкаменная Тунгуска на высоте 5—8 километров он взорвался, и этот грохот слышали за тысячи километров от места события. Чудовищной силы взрыв, сравнимый по мощности с сотнями хиросимских атомных бомб, был запечатлен в сейсмо-, баро- и магнитограммах различных наблюдательных пунктов. На территории 2150 квадратных километров были повалены деревья, вспыхнул лесной пожар. И еще несколько дней спустя по всему северному полушарию население разных стран удивлялось световым аномалиям, вошедшим в историю под названием «светлых ночей» лета 1908 года.

«…только я замахнулся топором, чтобы набить обруч на кадушку, как вдруг на севере, …небо раздвоилось и в нем широко и высоко над лесом появился огонь, который охватил всю северную часть неба, — так описывает свои впечатления один из очевидцев, местный русский житель Семенов, находившийся в этот момент в фактории Ванавара, за 65 километров от места взрыва. — В этот момент мне стало так горячо, словно на мне загорелась рубашка. Я хотел разорвать и сбросить с себя рубашку, но небо захлопнулось и раздался сильный удар. Меня сбросило с крыльца сажен на три… После удара пошел такой стук, словно с неба падали камни или стреляли из пушек, земля дрожала, и когда я лежал на земле, то прижимал голову, спасаясь, чтобы камни не проломили головы. В тот момент, когда раскрылось небо, с севера пронесся горячий ветер, как из пушки, который оставил на земле следы в виде дорожек. Потом оказалось, что многие стекла в окнах выбиты, а у амбара переломило железную закладку для замка двери».

В других воспоминаниях — а всего их было собрано около семисот — очевидцы отмечали, что спавших в чумах людей «поднимало в воздух», «бросало в сторону». При этом «спалило оленей», «кончало собак», «валило лес», «валило чумы», «палило тайгу», «падали лошади», «печи потрескались», «вода в реке Чуне закачалась», «земля под ногами ходила» и так далее. Были жертвы и среди людей. Крестьяне деревни Карелиной даже послали делегацию в город к местному протоиерею, чтобы узнать, не намечается ли конец света и как к нему готовиться.

Масштабность картины поразила и первого исследователя феномена Леонида Кулика, который приехал в этот район в 1926 году.

— Я до сих пор не могу разобраться в хаосе тех впечатлений, которые связаны с этой экскурсией, — писал он. — Больше того, я не могу представить себе всей грандиозности картины этого исключительного падения. Не видно отсюда, с нашего наблюдательного пункта, и признаков леса, все повалено и обожжено. …И жутко становится, когда видишь десяти-двадцативершковых великанов, переломанных пополам, как тростник, с отброшенными на много метров к югу вершинами.

Космический корабль?

Л. Кулик до начала Великой Отечественной войны предпринял целую серию героических экспедиций, в ходе которых удалось определить место события, осуществить аэрофотосъемку, опросить свидетелей и построить базу для полевых исследований, которая носит название «избы Кулика» и используется и по сей день. Однако метеорит найден не был — на месте предполагаемого падения располагались болота. Потом началась война, Леонид Кулик погиб, и о Тунгусском метеорите подзабыли.

Вновь обострил интерес к загадке писатель-фантаст Александр Казанцев, опубликовавший в 1946 году в журнале «Вокруг света» рассказ «Взрыв». Здесь он в художественной форме впервые высказал предположение о том, что Тунгусский метеорит был не естественным космическим телом, а инопланетным кораблем с атомным двигателем, по какой-то причине взорвавшимся при вхождении в атмосферу Земли. Как ни странно, но вымысел писателя вызвал бурную реакцию астрономов во главе с академиком В.Фесенковым и побудил их вступить в публичную дискуссию. На гребне этой полемики Комитет по метеоритам АН СССР решил еще раз вернуться к полевым работам в зоне катастрофы, чтобы подтвердить наличие метеоритного кратера и распыленного космического вещества и тем самым навсегда изгнать вредные фантазии.

Но поставить научную точку на этой истории не удалось. С гипотезой об атомном взрыве пришлось проститься — никаких признаков лучевой болезни у населения обнаружено не было. Но с чем тогда связан геомагнитный эффект? Экспедиция Академии наук 1958 года полностью подтвердила идею Казанцева о надземном взрыве, но ни кратера, ни остатков метеорита не обнаружила. Куда же подевались многие тонны вещества, вызвавшие столь большие разрушения?

Две жизни

Николай Васильев прожил две параллельные жизни. Первая была более длинной — родившийся в 1930 году в семье биологов мальчик-вундеркинд дошел до высот ученого-медика с мировым именем, звания академика и должности заместителя директора по науке НИИ онкологии в Томске, а потом НИИ микробиологии и иммунологии в Харькове. В круг его научных интересов входила микробиология, иммунология, онкология, эпидемиология. В числе первых Васильев начал изучать вопросы эволюции иммунитета, влияние на иммунную систему человека гелио-географических факторов и техногенных экстремальных воздействий. В числе первых предположил, что ликвидация «классических» инфекций высвобождает в биосфере экологические ниши для новых возбудителей болезней.

В этой жизни все шло в соответствии с заведенным академическим порядком — приоритетные исследования, многочисленные ученики, публикации, монографии, конференции и орден «Знак Почета».

Параллельно была прожита еще одна жизнь — в пространстве тунгусского феномена. Она была короче первой, поскольку рассказ о «космическом корабле», который потерпел катастрофу в глухой тунгусской тайге, Васильев услышал только в 1958 году, будучи уже ассистентом кафедры Томского медицинского института. Услышал и «заболел» грандиозной загадкой. С 1962 года и до последних дней своей жизни он был бессменным руководителем Комплексной самодеятельной экспедиции (КСЭ), которая стала уникальным междисциплинарным институтом на общественных началах союзного, а потом и мирового сообщества исследователей тунгусского феномена.

Заповедник тайны

Возможно, не будь Васильева, тунгусские исследования свернули бы еще в 1962 году. После очередной экспедиции представители Комитета по метеоритам АН СССР официально заявили: проблема однозначно решена — тунгусский феномен был не метеоритом, а кометой, которая состояла в основном из льда и взорвалась в воздухе. Понятно, что ни кратера, ни осколков быть в таком случае и не должно. Лед просто испарился.

Но с этим выводом согласились далеко не все ученые. Возникшую коллизию разрешили вполне демократическим путем. Несогласные с официальной точкой зрения могли продолжать свои исследования, но на основе голого энтузиазма. Все полномочия по дальнейшему проведению работ передали Комиссии по метеоритам и космической пыли Сибирского отделения АН СССР, которая по инициативе Васильева была образована на базе КСЭ.

С этих пор добровольные исследователи КСЭ взяли на себя ответственность за планирование и координацию проводимых в районе полевых работ. Их вели по многим направлениям, дополняя камеральными, компьютерными и полигонными модельными исследованиями. Ядро этого необычного НИИ находилось в Томске, а сотрудники жили и трудились в самых разных городах Союза и даже за рубежом — в Италии, Великобритании, Германии, США. Десятки специалистов по зову души, совершенно бесплатно, корпели над фрагментами небывалой для науки задачи — расшифровкой следов тунгусской катастрофы.

Наверное, у читателя возник вопрос: «Что там можно было делать экспедициям целых сорок лет?» Оказывается, работы для добровольцев было предостаточно. Например, только на полевой период, то есть лето 1971 года, ученые запланировали: поиск мелкодисперсной составляющей Тунгусского метеорита в торфяных залежах и в почвах, исследования возможных радиоактивных следов, палеомагнитная съемка, сбор материала по программе «Мутанты». Нужно было охватить разными видами мониторинга огромную территорию, сравнить полученные данные с фоновыми районами, организовать комплексные исследования, создать методы обобщения полученных данных. По мере работы одни направления исследований закрывались как бесперспективные, другие, многообещающие, развертывались.

Причем нет, пожалуй, главы в тунгусской проблеме, которой Васильев не занимался бы. Библиография его публикаций по этой проблематике составляет свыше 120 наименований. Как вспоминают друзья, на Николая Владимировича были завязаны также все организационные нити, все контакты с отечественными и зарубежными специалистами и структурами. У этого человека был талант привлекать к работе все новых людей.

Изучение тунгусского феномена послужило мощным стимулом для решения задач в ряде смежных разделов науки — физики больших взрывов, космохимии, гидродинамики, экологии природных катастроф и других. А главное — в результате созданы десять каталогов фактических материалов по всем направлениям работ — от вывала леса и поражения растительности до показания очевидцев катастрофы и элементно-изотропной аномалии. Законсервировав огромную исходную информацию о событии, эти труды служили и служат надежной основой для дальнейшей разработки проблемы, ограничивая возможность появления спекулятивных версий. Годы идут, и следы нежданного визита космического гостя постепенно размываются потоками времени и энтропии, силами биосферы и технической деятельности человека.

Тем не менее этот район остается уникальным природным полигоном события планетарного масштаба. На международной конференции «Космическая защита Земли-94», которая прошла в Снежинске Челябинской области на базе Российского федерального ядерного центра, тунгусскую проблему даже выделили в отдельную секцию. А в следующем году во многом благодаря усилиям Николая Васильева здесь был создан Государственный заповедник «Тунгусский». Даже после переезда в Украину ученый не оставил пост заместителя директора заповедника по науке и занимал его до своего ухода из жизни в феврале 2001 года.

Формула интриги

В чем же состоит, говоря словами самого Васильева, «формула интриги» тунгусского феномена? Интриги, которая держала его и многих других исследователей «в плену» целых сорок лет?

Прежде всего в том, что, по мнению ученого, именно на этом примере человечество получило уникальную возможность поэтапно и всесторонне исследовать различные, в том числе экологические, последствия космического явления, которое относится к категории особо опасных для жизни на Земле. И второе — «глобальный сценарий» феномена сложен и противоречив. Одни его черты свидетельствуют о падении железного метеорита, другие — каменного, третьи — кометы и так далее и тому подобное. Васильев, как и многие другие исследователи и поныне, считал: разгадка редкого и грозного явления все-таки ускользнула из рук исследователей.

Может быть, у мировой науки пока нет средств для однозначного решения подобных проблем? Во всяком случае, на «турнире гигантов», состоявшемся в 1996 году на Международной конференции в Болонье, скрестили копья ведущие сторонники двух главных гипотез — астероидной и кометной. В состоявшейся там дискуссии обе стороны предъявили убедительные и порой, казалось бы, неотразимые аргументы. Однако сделать решающий выбор им так и не удалось.

— Хотим мы этого или нет, — пишет Н.Васильев в своей книге, — но факты заставляют считаться с возможностью достаточно сложного сценария пролета и разрушения «метеорита». Сценария, согласно которому, во-первых, тело по ходу пролета (на 20—25 градусов) изменило угол наклона, а также, возможно, азимут траектории, во-вторых, осуществило на высоте 5—8 километров энергетический сброс (взрыв), эквивалентный суммарной энергии от 500 до 2000 хиросимских атомных бомб, и, в-третьих, проследовало далее по продолжению траектории, претерпев нечто подобное рикошету и запечатлев в структуре вывала «передний» след порожденной им баллистической волны или ее аналога.

— А как совместить, — спрашивает Николай Владимирович, — мгновенное воспламенение леса на площади, измеряемой сотнями квадратных километров, с тем, что прямо в эпицентре световой вспышки уцелели не только многочисленные ничем не экранированные живые деревья, причем не только лиственницы, но и чувствительные к термической травме ели и даже кедры? И чем вообще объясняется та пестрота и мозаичность следов разрушений в центре катастрофы, на которую во все времена обращали внимание исследователи Тунгусского метеорита? Не означает ли это, что ТМ двигался по небаллистической траектории, а его «взрыв» и порожденные «взрывом» эффекты имели анизотропный характер?

Что же все-таки взорвалось на Подкаменной Тунгуске ровно 95 лет назад? Метеорит, комета, сгусток антивещества, плазмоид, артефакт? Точно неизвестно, зато гипотез насчитывается не один десяток и среди них есть весьма экзотические.

В романе братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», например, все тот же герой Роман заявил: «Все эти кометы, метеориты из антивещества, самовзрывающиеся атомные корабли, всякие там космические облака и квантовые генераторы — это все слишком банально, а значит, далеко от истины. …Я всегда полагал, что корабль не могут найти на месте взрыва просто потому, что его там нет. Падение Тунгусского метеорита есть не посадка корабля, а его взлет».

Эта шутливая гипотеза, по-моему, ничем не хуже вполне серьезного предположения, что 95 лет назад из недр таежного болота вырвался и воспламенился гигантский газовый пузырь.

«Звездолетная» гипотеза

— Вся история тунгусских исследований есть история конкуренции между «искусственной» и «естественной» моделями тунгусского феномена, — считает кандидат философских наук, академик Российской академии космонавтики им. К.Циолковского харьковчанин Владимир Рубцов. — В частности, еще в 70-х годах я предложил «модель аэрокосмического боя» — в 1908 году над Западной Сибирью произошло боевое столкновение двух или более внеземных кораблей, после которого один из кораблей, вероятно, уцелел и вернулся в космос. Как рабочий инструмент она оказалась небесполезной. 

В самом деле, концентрация энергии взрыва в районе была близка к концентрации энергии ядерного взрыва и не менее десяти процентов ее выделилось в виде световой вспышки. Не исключено, что в это время происходили какие-то ядерные реакции, правда, прямых следов таких реакций в почве и растительности региона не сохранилось. Однако, как выяснили исследователи, непосредственно под предполагаемой траекторией полета тунгусского феномена существенно повышена термолюминесценция минералов, основанная на их способности выделять при нагреве запасенную в кристаллической решетке энергию. Причиной этого могла быть жесткая радиация, излучавшаяся во время полета тела и, возможно, в момент его взрыва.

Экологические последствия тунгусской катастрофы включают в себя такие странные явления, как ускоренный рост деревьев в этом районе и резко — в 12 раз — повышенную частоту мутаций у местных сосен. Оба эти эффекта концентрируются к «коридору», в котором летело тунгусское тело. Как и другие аномалии в этом районе, генетические последствия взрыва носят «пятнистый» характер. В одном из ближайших к эпицентру поселке Стрелке-Чуне среди местных жителей существует редкая мутация, возникновение которой относится к десятым годам ХХ века. А состояние здоровья жителей Эвенкии выявило популяционно-генетические эффекты, аналогичные тем, которые фиксируются на территориях, загрязненных продуктами ядерных испытаний (Алтай, Нижняя Обь, побережье Карского моря).

К тому же, как следует из анализа тонкой структуры вывала и показаний очевидцев, которые в момент катастрофы находились вблизи ее эпицентра, помимо «главного» взрыва на сравнительно большой высоте на Подкаменной Тунгуске произошло, по-видимому, еще несколько — три или четыре — низковысотных и сравнительно маломощных взрывов. Зона лучевого ожога деревьев, как и вывала леса, по форме также напоминает «бабочку», а ось ее симметрии приблизительно совпадает с осью симметрии вывала. В то же время она слегка вытянута вдоль траектории полета космического тела, словно на протяжении последних двадцати километров своего пути через атмосферу оно двигалось, взрываясь или, как минимум, испуская мощный поток электромагнитного излучения. Поскольку же радиальный характер вывала свидетельствует о «точечности» главного взрыва, то приходится допустить, что источник световой вспышки мог и не совпадать с источником взрывной волны.

Интересно, что обожженная растительность расположена отдельными «пятнами»: зоны, где деревья были сильно повреждены, соседствуют с зонами, свободными от каких-либо термических поражений. Модель равномерно излучающего огненного шара здесь не подходит; скорее, речь может идти о множестве мощных «тепловых лучей». А вблизи эпицентра обнаружены очень необычные геохимические аномалии. В частности, почва этого района обогащена редкоземельными элементами — лантаноидами, а также барием, кобальтом, медью, титаном и рядом других элементов. Существует предположение, что в состав тунгусского тела входила сверхпроводящая керамика, созданная на основе комбинации: барий — лантаноид — медь. Такая керамика сохраняет свойство сверхпроводимости до температуры жидкого азота (—196 °С) и может использоваться в производстве очень эффективных устройств для хранения энергии. Разумеется, она может быть только искусственной.

По мнению некоторых ученых, сочетание «бабочкоподобной» формы вывала и его радиальности говорит о том, что тунгусское тело состояло из двух частей: «взрывчатки» и «оболочки», имевшей симметричные зоны усиления и ослабления прочности. Другая возможная модель, хорошо объясняющая форму и структуру вывала, — заряд конусовидной формы с кумулирующими выемками и детонатором в носовой части. Но в этом случае мы опять-таки имеем дело с техногенным явлением!

И еще. Судя по объективным параметрам вывала леса и поздним воспоминаниям очевидцев, тело летело почти точно с востока на запад. Ранние же показания, собранные в 20—30-е годы, одинаково хорошо подтверждают и южный, и юго-восточный варианты траектории. Может быть, правы исследователи, предположившие, что тунгусское тело вначале двигалось с юга, но в процессе своего движения совершило маневр и к месту взрыва подлетело уже с востока? Или в тунгусской катастрофе участвовало несколько тел, летевших по существенно различным траекториям? И наконец, какова была судьба тунгусского тела или тел после взрыва? В структуре тунгусского вывала сохранился «отпечаток» баллистической волны тела, двигавшегося примерно в «довзрывном» направлении, но уже за эпицентром. Может быть, часть тела или же одно из участвовавших в катастрофе тел выдержало взрыв и продолжило свой полет?

Все эти факты, включая геомагнитную бурю, начавшуюся через несколько минут после тунгусского взрыва, а также вопросы, оставшиеся без ответов, говорят, пусть и косвенно, в пользу «звездолетной» гипотезы или, по крайней мере, в пользу искусственной природы тунгусского феномена.

Продолжение следует?

Событие, происшедшее ровно 95 лет назад, продолжает будоражить воображение и сейчас. Васильев даже беспокоился об опасности «замусоривания» темы, неквалифицированной болтовни вокруг серьезной научной проблемы. Не знаю как насчет опасности, но забвение тунгусскому феномену явно не грозит — кликните в Интернете поиск на термин «тунгусский метеорит» и вы увидите, что в информации легко утонуть. Из русскоязычных источников заинтересованному читателю можно посоветовать сайты www.tunguska.ru и www.hodka.ru.

А около семи лет назад у КСЭ даже появился младший брат. В России было зарегистрировано общественное научно-исследовательское объединение «Космопоиск», которое в нынешнем году приобрело статус международного. Энтузиасты организовали уже не одну экспедицию на места предполагаемого падения космических тел. На июнь намечена экспедиция в Иркутскую область — 25 сентября 2002 года американский спутник-шпион зафиксировал яркую вспышку в тайге, а местные охотники подтвердили, что видели поваленный лес. Что это? Может, младший брат Тунгусского метеорита?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно