КТО УПРАВЛЯЕТ САМОУПРАВЛЯЕМОЙ АКАДЕМИЕЙ

16 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 16 августа-23 августа

Об академическом «праве» и правах ученых Возникшая в условиях тоталитарного режима НАНУ сохранил...

Об академическом «праве» и правах ученых

Возникшая в условиях тоталитарного режима НАНУ сохранила в себе все черты партийно-бюрократической иерархии, несмотря на то что в образовавшихся на основе бывшего Союза новых государствах произошли существенные изменения. Причина прежде всего в старой законодательной базе, менять которую администраторам от науки невыгодно по личным соображениям. Основную направленность ее лозунгов можно сформулировать так: все права и привилегии академической номенклатуре! То, что в ней много нелепостей, явных противоречий и даже прямого обмана, их не волнует. Нужно ли доказывать, что существует прямая связь между уровнем законодательства и эффективностью работы?

Самоуправление

или самоуправство?

Основной нормативный документ НАНУ - ее устав. В п.1 читаем: «АНУ объединяет в своем составе членов АНУ и всех научных сотрудников, которые работают в научных учреждениях АНУ». Кто эти таинственные «члены АН», в уставе не поясняется. Вместе с тем из этого противоречивого предложения следует, что можно быть объединенным в организацию и не быть ее членом. В п.4 сообщается, что «в персональный состав АНУ» входят лишь «члены АНУ». Игра слов, искусственно придуманная составителями устава, понадобилась для того, чтобы хоть как-то обосновать верховенство академической номенклатуры (читай «членов АН») над основным составом сотрудников АНУ, получить для себя правовые и материальные привилегии. Указанные противоречивые положения вопреки логике изложения разнесены в разные пункты. Помести их рядом, противоречие сразу бы бросилось в глаза.

Провозглашается (в п. 1), что АНУ - самоуправляемая организация, а в п.10 сообщается, что в высший орган АНУ - Общее собрание, входят лишь «члены АН». Таким образом, подавляющее число научных сотрудников лишено права принимать участие в работе законодательного органа «самоуправляемой» организации. Здесь не только противоречие, но и прямой обман. В п.12 сказано, что лишь Общее собрание вправе пополнять свой состав. Получается нечто наподобие самовыборов, а подавляющая часть научных сотрудников лишена права выбирать делегатов в свой высший орган, что опять противоречит принципу самоуправляемости сообщества. Далее (в п.4) сказано, что «члены АН» выбираются пожизненно. Значит, в силу п.10 пожизненными становятся и члены Общего собрания, т. е. оно никогда не сменяется (если не считать естественной убыли и частичного пополнения за счет самовыборов). Но такой застойный парламент, как показал опыт, не может нормально руководить большим сообществом.

В п.31 указывается, что высшее руководство АНУ (президиум, президент) избирается лишь Общим собранием сроком на пять лет. Но в уставе нет ограничений на число сроков. К чему это приводит -общеизвестно.

«Члены АН» имеют преимущественное право на создание им условий для проведения научных исследований (п.15). Этот пункт является необоснованным и дискриминационным по отношению к другим членам академического сообщества, так как «условия» не связываются с результатами конкретной работы. В уставе стыдливо умалчивается суть «условий». Поможем расшифровать. В это понятие входит прежде всего солидная доплата (дополнительно к основной зарплате) по существу ни за что, но из денежного фонда АН. Процитируем в связи с этим выдержку из документа секретариата Верховного Совета Украины «О правовом регулировании деятельности НАН и общественных академий» (от 17. 05. 95 г.): «Анахронизмом выглядит система доплат за академические звания, что не отвечает традициям академических учреждений большей части стран мира. Так, с 1 января 1995 г. член АН получает ежемесячно 5,2 млн. крб. ...», и эта сумма индексируется. Подчеркнем, что во многих институтах «рядовым» сотрудникам даже зарплата не выплачивается месяцами. Оказывается, для академической номенклатуры существует отдельный счет в банке, который никогда не бывает пустым. Умалчиваются и правовые привилегии «членов АН». Как правило, ими замещают руководящие посты (без ведома или помимо воли коллективов), что автоматически дает им право распоряжаться финансами. Образно говоря, наши «капитаны» не покидают тонущий корабль последними, а стараются особенно сейчас остаться на плаву за счет подчиненных.

Уже из изложенного видно, что устав составлен таким образом, чтобы с одной стороны обеспечить всю власть академической номенклатуре (а точнее - бессменному президенту и его ближайшему окружению), а с другой (для введения в заблуждение общественного мнения) - чтобы он внешне представлял собой хоть какой-то нормативный документ, без которого регистрация АН в качестве самоуправляемой организации невозможна. Создалась, таким образом, уникальная ситуация: в силу формального статуса самоуправляемости АН оказалась неподконтрольной руководству страны, а в силу недемократичности устава -неподконтрольной академическому сообществу.

О «литературных невидимках»

Основным следствием такого устава является авторитарный режим, приведший к большому числу недостатков. Приведем некоторые из них.

а) Нарушения законности. Причем инициатором выступает часто сам президиум АН, в обязанности которого, согласно п.50, входит следить за соблюдением устава. Так, своим постановлением № 326 от 06.12.95 он нарушил п.7 устава, разделяющего полномочия президиума и НИИ АНУ в выборе конкретных форм структуры институтов. Но положение усугубляется еще и тем, что директора институтов, «взяв под козырек», спешат выполнять незаконные постановления президиума, издавая в свою очередь незаконные приказы и организуя их выполнение.

В результате столь частых нарушений законодательства в системе АН сейчас «гуляют» незаконные директора институтов, «члены АН», лауреаты премий, заслуженные деятели науки и т. д.

б) Отсутствие важного элемента обратной связи - участия широкой научной общественности в жизни АН, без которой не может нормально работать ни одна система. Подобно тому, как при тоталитарных режимах народ отстранен от управления страной, в АН научные сотрудники лишены права принимать решения по различным проблемам развития науки.

в) Низкий научный рейтинг большинства «членов АН». Одним из наиболее распространенных критериев оценки научной деятельности является так называемый индекс цитирования, т. е. число ссылок в год на работы оцениваемого ученого. Он как бы указывает на полезность работ автора, на их востребуемость. Чем больше индекс цитирования, тем, принято считать, заслуги ученого больше, чем крупнее ученый, тем индекс должен быть больше, если, разумеется, звания (например, академические) соответствуют реальным заслугам. Крупный советский физик-теоретик Л.Ландау до сих пор (умер в 1968 г.) имеет индекс, превосходящий цифру 2000. Когда-то он занимал второе место в мире по цитированию своих работ. Крупные украинские физики А.Давыдов (недавно умерший) и А.Ахиезер имеют индексы свыше 300 и 200 соответственно.

На этом фоне оценим президиум АН как руководящий орган «высшего научного учреждения страны». В составе президиума 29 человек, все «члены АН». Из них девять человек (одна треть!) имеет рейтинг 0 (ноль). По образному выражению известного публициста профессора А. Китайгородского, это - литературные невидимки. Десять человек имеют индекс от 1 до 9, три - 10-19, четыре 30-39, один 51. И лишь два члена президиума НАНУ - В.Барьяхтар (110) и П.Костюк (130) имеют завидный индекс, соответствующий их высокому положению. Данные взяты из справочника «Science citation index». При этом члены президиума, подписывающие его постановления и поэтому в первую очередь ответственные за них - президент и главный ученый секретарь - имеют рейтинг 5 и 0 соответственно. Не потому ли качество этих документов, степень их гуманности и законности оставляют желать лучшего? Ибо уровень, он везде - уровень.

Все сказанное в отношении президиума в значительной степени относится и к директорскому корпусу, руководству специализированными отделениями и т. п. И такой отбор происходит в условиях, когда имеется много ученых (не «членов АН»), чьи рейтинги значительно превосходят рейтинги многих членов президиума.

г) Как ни в какой области человеческой деятельности многократное совмещение «членами АН» административных и общественных должностей. Читателю трудно представить себе, чтобы министр был одновременно директором завода, начальником цеха и мастером участка, да к тому же и - редактором отраслевой газеты или журнала. Не говоря уже об участии в многочисленных комиссиях и советах. В АН подобное - обыденное явление. Разумеется, никакой спецификой научной деятельности или конкретной производственной необходимостью это не вызвано, так как существует много других «свободных» ученых, которые справлялись бы с такой работой. Вызвано это все лишь борьбой за власть, за контроль над возможно большей сферой академической деятельности, нежеланием допустить к власти «рядовых» ученых. Немалую роль в этом играет также самомнение о незаменимости и отсутствие нормативных документов, регулирующих эту деятельность. Но в результате реальная работа на всех этих постах «членов АН» сводится лишь к роли «свадебного генерала». Подобная ситуация оказалась возможной лишь в условиях полной бесконтрольности за собственной научной деятельностью «членов АН» со стороны академического сообщества.

д) Интеллектуальный рэкет. Для восполнения своей научной несостоятельности академическая номенклатура, пользуясь начальственным положением, прибегает к различным формам присвоения интеллектуальной собственности своих подчиненных или другим способом зависящих от них людей: примитивный плагиат, приписывание своих фамилий в качестве соавторов статей и монографий, выступления на конференциях лишь от своего имени, фигурирование в оргкомитетах различных конференций (ничего там не делая) и т. п. Анализ публикаций последнего времени показал, что «члены АН», как правило, не публикуются самостоятельно. При этом в случае монографий не отмечается, кто какую часть написал, хотя подобные указания общеприняты. Бывают и парадоксальные случаи, когда в огромном списке литературы монографии нет ни одной ссылки на работы самого автора - «члена АН». Рэкет осуществляется иногда и для своих деток.

е) «Раздутый», совершенно бесполезный чиновничий аппарат. В первую очередь это касается такого монстра, как аппарат президиума АН, но и в институтах его предостаточно.

ж) Сильная централизация науки. Основные учреждения АН сосредоточены главным образом в Донецке, Киеве, Львове, Харькове, причем в Киеве их в два-три раза больше, чем во всех городах Украины вместе взятых. Все это создает феномен «провинциальности» науки других городов и подчеркивает вертикальную структуру командно-административной системы.

Помощь должна прийти извне

Уже из изложенного видно, что существующее положение в АНУ является ненормальным по существу и сильно отличается от положения в науке в развитых странах. При этом у руководства АН нет намерений что-либо менять.

Но, может быть, существующее положение, а с ним и устав как-то обосновываются? Сколь-нибудь убедительной аргументации нет. Попытки некоторых адвокатов (и это - лишь некоторые «члены АН») защитить эти порядки не выдерживают критики. Их «аргументация» сводится к подмене понятий и оскорбительным высказываниям в адрес лиц, требующих перемен. Так, например, предложения по демократизации отождествляются с намерением развалить АН. Надо напомнить таким горе-защитникам, что борьба за права человека в бывшем Союзе точно так же лицемерно отождествлялась с антисоветской деятельностью со всеми вытекающими последствиями. А вот как «защищают» эти порядки сами президенты АН. Бывший президент союзной АН Г.Марчук в своей прощальной речи, «хлопая дверью», заявил, что сторонники демократизации хотят устанавливать законы природы путем голосования. А президент АНУ по этому же поводу сказал, что лаборанты хотят захватить власть в АНУ. Оставим на его совести оскорбительное высказывание в адрес вспомогательного персонала, пренебрежительно-барское отношение к нему. Нам важно здесь подчеркнуть, что это - умышленная дезинформация и заодно показать, кто управляет наукой и какими методами они стремятся сохранить свою власть.

И тем не менее возникает вопрос, чем же объяснить устойчивость существующего в АНУ режима? Почему ее «элита», претендующая на ведущую роль в науке, вдруг «не замечает» противоречий в уставе, отсутствия законодательных прав подавляющей части высококвалифицированных ученых в самоуправляемой организации и других ненормальностей? Основная причина в том, что «объективные члены АН» не желают лишаться своих материальных и правовых привилегий, даже если это идет в ущерб развитию науки в стране. Они прекрасно понимают, что если все научное сообщество, хорошо знающее «кто есть кто», само будет определять своих лидеров, больше половины нынешних «членов АН» лишится власти и незаслуженных привилегий. В самом деле, уже первые, хотя и лицемерные попытки академической номенклатуры провести выборы директоров институтов их коллективами показали, что «члены АН» не пользуются ни научным, ни, скажем так, человеческим авторитетом среди подавляющей части научного сообщества.

Из сказанного следует, что в первую очередь необходимо создать принципиально новую законодательную базу для АН. Пусть это будет новый устав. Согласно п.50 действующего, его изменить может лишь Общее собрание «членов АН», т. е. лиц, которым перемены по личным соображениям невыгодны. Так что надежды на то, что все это сделает само руководство АН, давно нет. Свидетельством тому может служить недавно предложенный им проект закона «О Национальной АН Украины». Проект в значительной степени списан с устава АН. Ни одной новой мысли, общие фразы, и за всем этим усматривается лишь желание сохранить статус-кво. Одним словом - очередная отписка в духе последних постановлений президиума АН, имитирующих реорганизацию. Поэтому помощь должна прийти извне. Либо это будут общественные организации, независимые от АНУ, либо государственные органы, либо международные организации, наблюдающие за соблюдением прав человека.

Судя по многочисленным выступлениям ученых, одним из основных моментов нового устава должна быть реальная демократизация. Пусть в рамках нынешней АНУ существует общество (клуб) академиков со своим собственным законодательством (уставом), а, возможно, и не одно такое общество, но управлять всей АНУ должны демократически избранные представители всего научного сообщества в некий, скажем так, общеакадемический парламент. И пусть академики тоже участвуют в этих выборах на общих основаниях. Чего им бояться, если они считают себя самыми-самыми... Ведь ученые будут стремиться выбрать лучшее руководство!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно