Крыса тоже друг человека

28 декабря, 2007, 14:02 Распечатать Выпуск №50, 28 декабря-11 января

Давайте хоть кого-нибудь любить! Ну, хотя бы животных… Тем более что приближается год Крысы. Моя сознательная жизнь связана с ними с детства...

Давайте хоть кого-нибудь любить! Ну, хотя бы животных… Тем более что приближается год Крысы.

Моя сознательная жизнь связана с ними с детства. После войны мы жили в помещении, выделенном для семей бесквартирных сотрудников во дворе Института биохимии на улице Леонтовича. Оно соседствовало с виварием. Там обитали голуби, кролики и, конечно же, белые крысы. В связи с этим запахи в общежитии были соответствующими, а стена, отделяющая нашу комнату от вивария, мягко говоря, влажноватой.

Но зато в студенческие годы я легко преодолел барьер несовместимости с мечтами о спасении больных и занялся экспериментами на самых доступных для студенческих манипуляций лабораторных животных — белых крысах.

Вот так и сопровождают они меня, белые и желтоватые, в зависимости от возраста, с красными выпуклыми глазками и розовыми полупрозрачными ушками, юркие, но всегда доброжелательно настроенные и настороженно наблюдающие из своих клеток за действиями экспериментаторов.

Чем же ценны для нас эти неприхотливые «объекты экспериментов»?

Для нашей многострадальной биологической науки, не избалованной возможностями экспериментировать на дорогих мини- и подорожавших обычных свиньях, отказавшейся в гуманных целях от экспериментов на собаках и кошках, с трудом справляющейся с покупкой кроликов — конечно, экономичностью, а попросту говоря — дешевизной. И хотя за последние годы цена каждой крыски с трех гривен подскочила до двадцати, ни с кроликами, ни тем более со свиньями их не сравнить.

Во-первых, они прекрасно размножаются, и большинство клиник даже обменивают излишки экспериментальных животных на кроликов или дефицитные клетки.

Во-вторых, на крысах, во всяком случае, у нас, в хирургии, можно вполне успешно выяснять жизнеспособность новых методов, как, например, метод электросварки живых тканей, разработка новых рассасывающихся, не дающих осложнений хирургических нитей или материалов для остановки кровотечений.

Крысы безропотно переносят наркоз и легко из него выходят (ну, укусит зазевавшегося экспериментатора за палец, так кого не кусали?!), у них без осложнений заживают самые сложные раны, а ткани практически не нагнаиваются даже тогда, когда это нужно для выполнения той или иной задачи.

Крысы неприхотливы в еде — современный витаминизированный и также дорожающий не по дням, а по часам комбикорм успешно заменяет им крошки с человеческого стола или пола.

И еще одно — чуть не забыл! — характерное отличие этого удивительного животного. Хвост — вот едва ли не главное достоинство крысы для экспериментатора, который и берет ее из клетки за эту выразительную часть тела, и ловит единственно возможным и простым способом своего убежавшего с операционного стола пациента.

Вот так и живем мы бок о бок с дикими или почти цивилизованными длиннохвостыми и независимыми зверьками, в честь которых и год существует, и к которым вполне можно и нужно испытывать уж если не любовь, то хотя бы чувство признательности за те подвиги, которые совершаются на них во славу отечественной, да и мировой науки.

Есть, конечно, и другие представители крысиной расы — голубые, смешанной окраски, есть специальные породы, выведенные для более высоких научных задач, но мы имеем то, что имеем.

Короче говоря, крыса тоже друг человека!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно