Кому доверим украинскую науку

24 июня, 2016, 00:00 Распечатать

Одной из основных новаций нового Закона Украины "О научной и научно-технической деятельности" (действует с 16 января 2016 г.) является изменение принципов формирования государственной стратегии в сфере научных исследований. Ни для кого не сек­рет, что такой стратегии в Украине нет — причем на протяжении многих лет.

Научный комитет Нацсовета по науке и технологиям будут избирать преимущественно иностранные ученые мирового уровня

 Одной из основных новаций нового Закона Украины "О научной и научно-технической деятельности" (действует с 16 января 2016 г.) является изменение принципов формирования государственной стратегии в сфере научных исследований. Ни для кого не сек­рет, что такой стратегии в Украине нет — причем на протяжении многих лет. 

Провозглашаемые время от времени "национальные программы", за которыми не стоят ни политическая воля, ни источники финансирования, ни реальные заказчики научной продукции, выполняют разве что психотерапевтическую функцию для вождей науки в обмен на какой-никакой пиар для политиков. Почти тотальное отсутствие людей с научным (особенно естественнонаучным) бэкграундом в высших эшелонах власти чрезвычайно затрудняет коммуникацию научных учреждений и властных структур.  На фоне сохранения постсоветской системы (доплаты за научные звания и т.п.) это стимулирует угрожающую тенденцию к подмене науки ее имитацией, от "диссертаций под ключ" и плагиата до откровенной псевдонауки. 

Закон предусматривает, что правительство, наконец, получит достойных советников, которые смогут разрабатывать государственную стратегию в научной сфере: в новый государственный орган при Кабинете министров — Национальный совет по вопросам развития науки и технологий (НСНТ), кроме представителей правительства, должны войти 24 украинских ученых — Научный комитет (НК). НК получит широкий спектр рычагов влияния, в частности будет разрабатывать принципы распределения бюджетных средств, выделяемых на научные исследования, осуществлять экспертизу научных проектов, оценивать деятельность научных учреждений, формировать Наблюда­тельный совет Национального фонда исследований. Понятно, что ключом к успеху или провалу этой законодательной новации является выбор членов Научного комитета. Это должны быть известные в мире ученые с безупречной репутацией и максимальным доверием к ним украинского и зарубежного научного сообщества. 

Событие, состоявшееся 14 июня 2016 г., вселяет надежду, что новые правила игры в украинской науке все же станут реальностью. Специальная конкурсная комиссия (СКК), в состав которой вошли 25 украинских ученых с наивысшим индексом Хирша (показателем признания достижений ученого в научной среде), избрала
9 членов Идентификационного комитета (ИК), который, в свою очередь, должен избрать Научный комитет НСНТ. Такая громоздкая, на первый взгляд, процедура заимствована из современных практик европейского научного менеджмента (примером является избрание 22 членов очень влия­тельного Европейского научного совета через Идентификационный комитет, состоящий из 5–9 членов
28 стран ЕС) и ее цель — обеспечить максимальную независимость избранных членов НК. 

Приятной неожиданностью стало коллегиальное решение СКК, согласно которому из девяти членов Иден­тификационного комитета шестеро являются известными иностранными учеными. Принятие такого революционного решения далось СКК очень непросто. Велись бурные дискуссии о том, смогут ли иностранцы эффективно работать в ИК и следует ли выдвигать к иностранным кандидатам требование знать украинский язык. 

Своими впечатлениями от работы комиссии поделились члены СКК. 

Александр Кордюк, заведующий отделом сверхпроводимости Инсти­тута металлофизики им. Г.Курдюмова, членкор НАНУ:

—Вопрос целесообразности привлечения иностранцев в помощь реформам в Украине, конечно, непростой — и в целом, и относительно состава ИК. Мое первое мнение было не в пользу иностранцев и совпадало с мнением большинства представителей МОН. Трудно ожидать плодотворной работы в комитете от иностранцев, которые крайне далеки от наших реалий и вряд ли будут иметь существенную мотивацию. Но во время подготовки к заседаниям СКК, при общении с представителями рабочей группы и другими небезразличными учеными я пришел к выводу, что чем больше иностранных ученых войдут в ИК, тем лучше. И для этого есть несколько основных причин.

Первая — новационная. Важной чертой нового закона о науке является заложенный в нем механизм само­совершенствования. Вместо навязывания будущим комитетам четкого регламента, можно ожидать, что они сами его сформируют. А значит, члены ИК должны иметь соответствующие знания о том, как функционируют идентификационные комитеты, и практические навыки организации коллективной науки в целом. При этом они должны быть максимально непредвзятыми и не пытаться навязывать свое мнение. Я далек от идеализации западных ученых, но культура беспристрастности у них точно на значительно более высоком уровне, чем у нас. Так что достижение навыков и культуры бесприст­растности ставит опытных иностранных ученых вне конкуренции. Ду­маю, это именно тот случай, когда незнание наших реалий дает куда больше преимуществ.

Вторая причина — имиджевая. Я был поражен тем, что кандидатами в ИК согласились быть ученые действительно самого высокого уровня. Для Украины было бы существенной потерей имиджа оставить их без внимания. А теперь мы можем гордиться нашим Идентификационным комитетом: их участие в нем как можно лучше будет способствовать интеграции украинской науки в международное исследовательское пространство. 

Наконец, третья причина — мотивационная, а впрочем, наверное, самая важная. Принятие нового закона о науке стало возможным благодаря активной волонтерской работе небезразличных ученых, большей частью молодых, их плодотворному креативному сотрудничеству с МОН и НАН Украины. Я склонен считать, что наука в Украине в крайне сложный для нее период, как сейчас, может иметь перспективы лишь благодаря такой небезразличной молодежи. 

Алексей Колежук, профессор Института высоких технологий КНУ им. Тараса Шевченко:

—Когда в феврале этого года был объявлен конкурс в ИК, меня поразила довольно вялая реакция украинского научного сообщества — мало кто вообще читал новый закон о науке и знал о конкурсе, а те, кто знал, преимущественно скептически относились к новым структурам. Я же с самого начала был сторонником избрания иностранцев в ИК, чтобы привлечь туда первоклассных, известных в мире иностранных исследователей и поднять, таким образом, планку для членов будущего научного комитета. Кроме того, согласно закону, избрание определенного ученого в ИК означает запрет быть членом научного комитета не только для него самого, но и для коллег из его научного учреждения. Поэтому, если бы все или большинство из девяти членов ИК были украинскими учеными экстра-класса, это существенно сузило бы пространство для маневра в процессе достижения конечной цели — избрания достойного ПК. Вместе с Ярославом Базалием (профессором университета Южной Каролины) мы начали агитировать зарубежных ученых номинироваться в ИК, запустили сайт ua-portal.science, где объясняли предусмотренный законом довольно сложный механизм выборов и пропагандировали идею избирать в ИК иностранцев. Аналогичные идеи, как я потом узнал, возникли у многих ученых, и в результате в ИК были номинированы несколько иностранных ученых мирового уровня. 

Я был приятно поражен эффективностью работы СКК. Несмотря на довольно широкий начальный спектр мнений разных членов комиссии, обсуждения происходили цивилизованно и конструктивно, и комиссия смогла завершить свою работу всего за три встречи. Не последнюю роль играло и то, что у нас была  эффективная техническая поддержка со стороны рабочей группы МОН. Мне очень приятно, что члены СКК как представители украинского научного сообщества смогли побороть в себе консервативные опасения относительно иностранцев и утвердить такое прогрессивное решение. Кстати, СКК избрала и весьма прогрессивную процедуру голосования — рейтингование окончательного списка кандидатов проводилось по т.н. методу Шульца, который является одним из лучших современных алгоритмов голосования. Искренне надеюсь, что избранный нами ИК станет зародышем новой фазы, вокруг которого будет происходить конденсация наилучших представителей украинской науки.

 

 

 

Список членов Идентификационного комитета — по рейтингу (на сайте МОН фамилии представлены в алфавитном порядке):

 

1. Валерий Гусынин, заведующий отделом астрофизики и элементарных частиц Института теоретической физики им. Г.Боголюбова НАН Украины, член-корреспондент НАН Украины

2. Олег Лаврентович (Oleg Lavrentovich), профессор Кентского государственного университета (Kent State University), США

3. Сергей Рябченко, заведующий отделом физики магнитных явлений Института физики НАН Украины, член-корреспондент НАН Украины

4. Бертран Халперин (Bertrand Halperin), профессор Гарвардского университета (Harvard University), США

5. Карло Виллем Иоаннес Беенаккер (Carlo Willem Joannes Beenakker), профессор Лейденского университета (Leiden University), Нидерланды

6. Матс Леннарт Ларссон (Mats Lennart Larsson), профессор Стокгольмского университета (Stockholm University), Швеция

7. Гюнтер Шток (Gunter Stock), президент Европейского объединения академий (All European Academies, ALLEA), Германия

8. Юрий Шкуратов, заведующий кафедрой астрономии и космической информатики Харьковского национального университета им. В.Каразина

9. Джордж Гамота (George Gamota), президент фирмы Science & Technology Management Associates (Lexington, MA), профессор эмеритус Мичиганского университета, США

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
  • Pegagog Pegagog 27 червня, 15:19 -[-div class=quotation-]--[-span class=nick-]-luca-[-/span-]- -[-span class=date-]-25 июня, 10:55-[-/span-]- -[-span class=text-]--[-span class=quote-]-«-[-/span-]-Настоящая реформация состоит в нивелировании этого “водораздела” таким образом: А. “академия” - это должен быть клуб чл.-коров. Академиков, за вступление в который нужно иметь определенный (снизу) Хирш и.п., и заплатив вступительный (годовой) взнос. В. Президиум академии должен быть “размыт” по отделам МОНа. С. Фундаментальные (естественно-научные) и технологические дисциплины должны быть разделены: первые в академии, вторые – по соответствующим министерствам. D. Отделеня должны иметь свои фонды на проекты по типу DOE.-[-span class=quote-]-»-[-/span-]--[-/span-]--[-/div-]-В отличие от 2-х годичных проектов в МОН, Президиум НАНУ считает возможным проводить конкурсы 5-ти летних проектов. Где поддержка новых идей и направлений? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно