Кольцо скорпиона

6 декабря, 2019, 16:43 Распечатать Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря

В одной из газет прошлых лет была такая популярная рубрика "Если бы директором был я …". Там публиковались суждения читателей о том, как улучшить работу разных учреждений — от прачечных и булочных до министерств и ведомств. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Как правило, эти суждения основывались на тех представлениях читателей, которые они сами получили на практике. И хотя читатели руководствовались своими собственными знаниями о логике управления, но эти представления в то же время базировались на знании некоторых стандартизованных социальных закономерностей функционирования общества, — иногда это были имплицитные знания, а иногда — благоприобретенные. Только вместо директора можно было бы попробовать публиковать точки зрения читателей касательно деятельности нашей верховной власти. 

Итак, если бы президентом был я (памятуя о том, что гениальный Шекспир писал: "Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, и каждый не одну играет роль"), то что бы я сделал и в какой последовательности? Поскольку, по принятому в нашем обществе сценарию политического устройства, президент является гарантом соблюдения Конституции, я бы прежде всего внимательно перечитал Основной Закон Украины и проверил, насколько соответствуют положения остальных законодательных актов базовым конституционным положениям. Подавляющее большинство граждан Украины, конечно же, являются приверженцами конституционного строя. Но у многих, думаю, есть подозрение, что не все так гладко у нас с соблюдением конституционных норм, как хотелось бы. Поэтому я, наверное, не удивился бы тому, что сплошь и рядом законодательные акты, регулирующие деятельность центральных органов исполнительной власти (ЦОИВ), не просто разрешают, а вменяют в обязанность министерствам и ведомствам формирование национальной политики практически по всем сферам деятельности, что явно противоречит конституционным положениям о том, что политику у нас формирует Верховная Рада, а органы исполнительной власти (в том числе и центральные) обязаны эту политику реализовывать. 

Такое положение дел противоречит не только Конституции, но также и здравому смыслу. Когда ЦОИВ, имея право формирования политики, определяет себе главные политические цели деятельности, потом с помощью законодательных и нормативных актов определяет правила поведения подведомственных ему хозяйствующих субъектов, да еще и в итоге сам себя оценивает по собственным же критериям, — все это напоминает "кольцо скорпиона", который сам себя убивает своим же собственным ядом. Но если в случае со скорпионом — это всего лишь легенда, то в случае, например, с наукой — печальная реальность.

На месте президента страны я, фигурально выражаясь, выдернул бы жало у скорпиона, имея в данном случае в виду Министерство образования и науки. А если выражаться не фигурально, то, пользуясь своим правом законодательной инициативы, я отменил бы Закон Украины "О научной и научно-технической деятельности", а также "Стратегию развития сферы инновационной деятельности на период до 2030 года" как противоречащие национальным интересам Украины, а вместо них инициировал бы принятие закона "Об основах государственной научной и инновационной политики" и поручил бы Министерству финансов Украины разработать государственную программу финансовой поддержки науки, имея в виду достижение в течение двух-трех лет среднеевропейских удельных показателей финансирования ученых и одновременное приведение к среднеевропейским стандартам численности научных работников.

При этом я рекомендовал бы Кабинету министров Украины исключить из штатного расписания министерств и ведомств должность "специалиста по реформам". Такая должность могла бы естественным образом появиться в штатном расписании как итог успешного проведения реформ. А сейчас введение таких "специалистов" можно считать своеобразным шоу, причем не смешным. Упорядочение штатного расписания органов государственной власти помогло бы решить проблему формулировки правильных KPI (Key Performance Indicators), которые позволяли бы производить контроль эффективности деловой активности государственных служащих и подразделений министерств и ведомств. К тому же было бы неплохо установить прямую зависимость заработной платы государственных служащих от уровня экономических показателей, характеризующих готовность страны к решению будущих социальных и производственных проблем. Таким показателем могла бы быть, например, наукоемкость ВВП. Но, конечно, только при упорядочении законодательства в сфере науки и технологий. 

Если бы президентом был я, то объяснил бы своему окружению, что в научной сфере синонимом деятельности является творчество, которое, как известно, никаким писаным законам не подвластно. Поэтому благоприятные условия для научной деятельности — это, прежде всего, обеспечение свободы творчества. Свобода творчества, конечно, предполагает освобождение творческой личности от заботы о хлебе насущном. Ученый, вообще-то, не особенно реагирует на свое материальное положение, но он явно слишком с большим пиететом относится к результатам своих исследований, чтобы отдавать их тем, кому кажется, что мир до сих пор жив благодаря наличию денег, а не благодаря тому, что в мире есть достаточно много людей, способных к "опережающему отражению" наиболее важных для нашего выживания событий. Наверное, именно это свойство научных работников является причиной того, что несмотря на стремительное сокращение за время независимости Украины количества отечественных творцов от науки (эта категория сократилась у нас по одним данным — вчетверо, а по другим — впятеро), наука в Украине до сих пор жива и производит научные знания для страны и для всего мира не просто пропорционально своим финансовым и кадровым возможностям, но и опережая здесь по удельной эффективности практически все высокоразвитые страны мира. 

Научное творчество — индивидуально и неповторимо. Так, по крайней мере, считал Альберт Эйнштейн, заявив: "Наука существует для науки так же, как искусство для искусства, и не занимается ни самооправданиями, ни доказательством нелепостей". Это высказывание я бы, будучи президентом, поместил в качестве лозунга в своем кабинете. А поскольку задача президента связана не только с устранением явного несовершенства нашего исполнительного законодательства, но и с необходимостью принятия решений в сложных социально-политических ситуациях, то я бы поместил в своем кабинете еще и лозунг с одной из формулировок закона кибернетики о необходимом разнообразии, например: "Управление может быть обеспечено только в том случае, если разнообразие системы управления, по крайней мере, не меньше, чем разнообразие управляемой им ситуации". Этот лозунг постоянно напоминал бы мне, что, сокращая число творцов от науки, мы снижаем потенциальное разнообразие реакций нашего государства на внешние, как стихийные, так и спланированные, враждебные действия. Закон необходимого разнообразия — это обязательная заповедь жизнеспособности любой самоорганизующейся системы, в том числе и государства.

Все, что хотелось бы сделать мне, если бы я был президентом, сможет сделать любой гражданин, имеющий хотя бы минимальный опыт самостоятельного решения житейских проблем. Главное, чтобы он, поняв, что "все смешалось в доме Облонских", пришел бы к выводу: "Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно