КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ В МУТНОЙ ВОДЕ, или КАК АКАДЕМИК В

3 сентября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 3 сентября-10 сентября

Нынешним летом водная проблема в Украине обострилась как никогда. Восток и юг изнывал не столько от невыносимого солнцепека, сколько от нехватки воды...

Нынешним летом водная проблема в Украине обострилась как никогда. Восток и юг изнывал не столько от невыносимого солнцепека, сколько от нехватки воды. «Вода бывает через два дня на третий, часа три-четыре, тонкой прерывистой струйкой. И ловля этой мутноватой жидкости в День воды становится работой очень тяжелой и изнурительной... Вот какие экивоки цивилизации мы переживаем: скоро за два литра питьевой воды нас можно будет принудить к любому противоправному акту». Эти строки из недавно полученного письма из Луганской области пришлись как раз в тему.

Еще сравнительно недавно мало кто мог представить, что в разряде глобальных дефицитов может оказаться обыкновенная вода. Ее качество в поверхностных источниках водоснабжения ухудшается буквально на глазах. Сегодня только люди старшего поколения могут предаваться ностальгическим воспоминаниям о былой девственной чистоте украинских рек и озер и прежде всего чудного при тихой погоде Днепра. Рукотворные мелководные «моря» превратили водную жемчужину Европы, воду из которой пьют около 35 миллионов человек, в цепь гигантских биореакторов, продуцирующих, кроме всего прочего, недоброй репутации сине-зеленые водоросли, продукты жизнедеятельности которых (наряду с природными гуминовыми соединениями) при обеззараживании воды хлором становятся опасными хлорорганическими соединениями - канцерогенами и мутагенами.

Если полвека назад технология хлорирования позволяла получать пригодную воду для питья, то с появлением дополнительных факторов загрязнения рек и озер (сине-зеленое бедствие и сточные воды с «плодами» научно-технической революции), а также новых научных данных возникли серьезные проблемы с качеством очищенной воды. Но подлинный переворот в осознании проблемы гигиенистами, технологами и потребителями воды произошел в семидесятые годы нашего столетия в связи с развитием техники анализа органических веществ в воде. Это побудило во всем мире интенсивные исследования по разработке технологий, снижающих или предотвращающих наличие токсичной хлорорганики в очищенной воде. С тех пор актуальность публикаций по данной проблематике поддерживается неизменным читательским интересом к судьбе научных и технологических разработок в этой области.

Не стали исключением и публикации в «ЗН» (№19, 1999) «Жажда у воды» и «Акватон хлора не слаще?». Надо признать, что в них нашла отражение лишь критическая позиция их авторов по отношению к разработчикам бесхлорной технологии водоочистки. Как оказалось, вокруг этой разработки сложилась весьма неоднозначная ситуация. Дабы не погрешить против истины, попробуем еще раз взглянуть на проблему, объективно и взвешенно, тем более что последовавшие затем события высветили некоторые новые обстоятельства.

А были

ли миллионы?

Вокруг разработки киевского НТЦ «Укрводбезпека» с весны этого года бушевали такие «академические» страсти, что впору растеряться, с чего начать. Пожалуй, лучше всего с главного - официального документа:

«Научно-технологическим центром «Укрводбезпека» разрабатывается принципиально новая технология подготовки питьевой воды с применением биоцидных полимерных реагентов «Акватон», которые характеризуются высокой обеззараживающей и флокулирующей способностью и могут заменить хлор в процессах водоподготовки. Даже при высоких уровнях химического и биологического загрязнения вод достигается надежное обеззараживание и высокий уровень очистки.

Считать целесообразным продолжение исследований по разработке принципиально новой технологии подготовки питьевой воды, что может обеспечить технологический прорыв и мировой приоритет Украины в области водоподготовки» (из заключения межведомственной комиссии, созданной по распоряжению Миннауки от 26.03.99 г.).

Поскольку авторитетность поставивших свои подписи под этим заключением не подлежит сомнению (межведомственную комиссию возглавлял В. Кухар - директор Института биоорганической химии и нефтехимии НАН Украины, академик НАНУ), казалось бы, на смену настороженности и недоверию к специалистам НТЦ «Укрводбезпека» и их детищу «Акватону» должны были прийти понимание и поддержка. Тем более что речь шла о научно-исследовательской работе высочайшей актуальности, ожидаемый успех которой поможет быстро и эффективно устранить дамоклов меч риска отдаленных последствий для здоровья продуцируемых при хлорировании воды канцерогенных хлорпроизводных. Естественно было бы надеяться и верить в то, что спасительный «Акватон» при переходе от лабораторных исследований к последующим проектированию и созданию промышленных технологий не только не утратит своего НИРовского блеска, но и не обрушится под почти неподъемной тяжестью внедрения инновации в нынешних реалиях. Однако вместо этого последовали довольно неожиданные события.

После того как во все возможные инстанции, в том числе в СБУ, КРУ Минфина, последовали письма за подписью директора Института коллоидной химии и химии воды академика В. Гончарука с компроматом на «частную фирму» и ее разработку, финансирование проекта прекратилось. А в один нестерпимо жаркий июльский день пришедшие на работу сотрудники НТЦ «Укрводбезпека» увидели свое помещение опечатанным, а сами оказались выставленными на улицу.

В течение трех недель комиссия КРУ ворошила отчетно-бухгалтерскую документацию, проверяла и выясняла, выискивая финансовые нарушения в работе центра. В итоге разочарованно ушла, не обнаружив ничего незаконного. Проверяющие констатировали, что на протяжении 1997 - 1998 гг. финансирование составило 512,5 тыс. грн. Согласно бухгалтерским документам, столько же было затрачено. За период с 01.01.99 вообще никаких денег на счет НТЦ «Укрводбезпека» не поступало. При этом нужно отметить, что к выполнению научно-исследовательских работ были привлечены около десяти научных учреждений и организаций, с которыми приходилось делиться средствами из обозначенной суммы.

Откуда взялись почти два миллиона, упоминаемые, в частности, в письме академика В. Гончарука на имя министра науки и технологий (1200 тыс. грн. плюс 725 тыс. грн.), остается загадкой. Видимо, источник, из которого Владислав Владимирович почерпнул такие данные, доступен только ему. Кстати, эти же цифры Владислав Владимирович приводил в своих интервью, мол, сам видел, а его благородный гнев, облаченный в академическую ауру, не оставлял ни малейшего повода усомниться в чем-либо. Причины и мотивы, побудившие директора-академика к столь кардинальным действиям против своих бывших сотрудников, читателю станут понятны немного позже, а пока следует рассказать о том, что же такое изобрели в НТЦ «Укрводбезпека», вызвавшее жгучий интерес ученых и специалистов и вместе с тем множество кривотолков.

«Акватон»:

на пути к мечте

о «голубой» воде

Несколько лет назад химик-исследователь Анна Баранова, нынешний директор НТЦ «Укрводбезпека», занимающаяся в то время стерилизацией мягких контактных линз, вышла на московского профессора Петра Гембицкого, который еще в 60-е годы синтезировал полимерные гуанидиновые соединения, имеющие сильные бактерицидные свойства. За двадцать лет работы Гембицкий с сотрудниками создали для Мосводоканала законченную разработку - гуанидиновый флокулянт и обеззараживающий агент, сертифицированные продукты, которые, однако, по ряду причин не были внедрены. В результате научного сотрудничества Гембицкого и Барановой появился дезинфицирующий препарат Гембар (название состоит из трех начальных букв фамилий авторов разработки). Справедливости ради нужно отметить, что в мире разработки в этом направлении ведутся давно. Впервые полигексаметиленгуанидин (ПГМГ), на основе которого был создан Гембар, а затем «Акватон», синтезирован в 1943 году в США. Метод синтеза был сложный (четыре стадии) и поэтому дорогой. В 1975 г. в Москве профессору П. Гембицкому удалось разработать более простой метод - двухстадийный. Успех российского коллеги побудил украинских химиков к дальнейшим поискам, приведшим к разработке одностадийного метода синтеза ПГМГ. Наличие собственного ноу-хау позволило киевским исследователям создать полимерный реагент «Акватон».

Особенно привлекательным показался химикам механизм действия нового реагента: молекулы «Акватона» притягивают и забирают на себя всю органику и множество других примесей в воде, и, отяжелев под таким грузом, полимер вместе с ним выпадает в осадок. Хлор же действует более агрессивно - разрывает органическую частичку в клочья, обезвреживая ее, однако при этом образуется большое количество токсичных хлорорганических соединений и продуктов окисления, которые, как известно, причиняют большой вред здоровью.

Препараты на основе гуанидиновых соединений (серия «Акватон») в 1998 году прошли исследования в Институте экогигиены и токсикологиии им. Л. Медведя АМН Украины. Проведенные испытания показали их безопасность для здоровья людей. Высокая обеззараживающая активность реагентов на основе ПГМГ была подтверждена специалистами Украинского научного гигиенического центра Минздрава Украины, Киевского НИИ эпидемиологии и инфекционных заболеваний, Киевской медицинской академии последипломной подготовки врачей МЗ Украины. Испытания реагентов «Акватон» на Деснянской водопроводной станции и других водоканалах Украины дали удивительные результаты (см. таблицу).

Вода, очищенная с применением реагента «Акватон-10», не содержит хлороформа и других хлорсодержащих соединений, чего нельзя сказать при обеззараживании ее хлором. Флокулирующая способность «Акватона» позволяет получать качественную питьевую воду с низким содержанием алюминия (его содержание в воде, очищенной по существующей технологии, часто превышает нормативный показатель. Какие это может вызвать последствия для здоровья, наверное, объяснять не надо).

«Акватон» решает проблему снижения цветности воды до требований стандарта, с которой пока не удается справиться нашим водоканалам. При высокой цветности источника питьевого водоснабжения (в этом плане у нас ситуация просто катастрофическая) технологии с применением хлора и хлорамина способны обеспечить показатель цветности на уровне 25 - 35 градусов. Поэтому сейчас водоканалы работают по временному разрешению органов санэпиднадзора подавать в город воду с цветностью до 35 градусов (допустимым считается уровень цветности до 20 градусов. Учитывая способность гуминовых веществ к образованию комплексов с токсичными соединениями, потребление воды с высокой цветностью опасно для здоровья). Новая технология с применением «Акватона-10» позволяет получать воду с показателем цветности ниже норматива, независимо от качества исходной воды.

Кроме того, отмечают специалисты, биоцидные полимерные реагенты - просто находка для очистки сточных вод. Как подтверждено исследованиями, «Акватон» уничтожает все патогенные микроорганизмы, вибрионы холеры, вирусы гепатита и яйца гельминтов. Поэтому он может иметь широчайший спектр применения: в медицине (как уникальный дезинфектант), в фармации (для изготовления лекарственных препаратов; кстати, некоторые известные лекарства содержат гуанидиновые соединения), в сельском хозяйстве (как средство борьбы с гниением), при чрезвычайных ситуациях и т. д. Сотрудники НТЦ «Укрводбезпека» рассказали, что благодаря их препарату удалось буквально спасти фабрику банкнотной бумаги, где грибок чуть не съел дорогостоящее сырье.

Все это, конечно, впечатляет, но возникает сомнение: коль с таким завидным энтузиазмом этот полимер расправляется со всеми микроорганизмами, то ведь пострадает и полезная микрофлора? И какую потенциальную угрозу могут представлять для здоровья остаточные количества «Акватона», которые с водой могут попадать в наш организм?

«В том-то и дело, что наш препарат не убивает полезную флору в организме, - объяснили нам разработчики «Акватона». - Это аналог природного вещества - гуанидиновых соединений, с которыми мы встречаемся в живой природе на каждом шагу. В организме человека биоцидные свойства «Акватона» нейтрализуются за счет комплексообразования с органическими веществами и он проходит транзитом через желудочно-кишечный тракт, не всасываясь и не накапливаясь. Кроме того, существующая у нас ферментная система разлагает полимер до безвредных соединений. Природа знает все. И нужно следовать за нею, а не против нее».

Все пили -

и все живы

Однажды, чтобы убедиться воочию, что очищенная с помощью «Акватона» вода не досужий вымысел чудаков от науки, на Деснянскую водопроводную станцию прибыла целая «делегация» специалистов. Последними узнали об этом сотрудники НТЦ «Укрводбезпека». Эффекта внезапности (что, очевидно, не исключали нежданные гости) не получилось: проточная пилотная установка работала в четко установленном режиме, точь-в-точь моделируя второй блок очистных сооружений водопроводной станции. На входе вода прямо из Десны, на выходе - очищенная «Акватоном». Приезжие - представители Минздрава, Миннауки, директора институтов и специалисты в области водоподготовки - посмотрели, попили воды. Хвалили - приятная на вкус, мягкая, прозрачная, как слеза. Поудивлялись изобретательности разработчиков, сумевших из подручных материалов соорудить такую моделирующую установку, причем действующую без подачи электроэнергии, используя только эффект перелива.

Кстати, специалисты отметили, что пилотная установка НТЦ «Укрводбезпека», моделирующая работу очистных сооружений, - это фактически первая отечественная разработка такого рода на водопроводной станции Украины. До сих пор нигде ничего подобного на наших водоканалах не было. Пользуемся зарубежным, закупным. А впрочем, чему удивляться?

Приехавший уже после «дегустации» деснянской водицы, приготовленной по новой технологии, начальник ГКО «Киевводоканал» А.Попов в разговоре поведал о почти курьезном случае. Дело было накануне совместного совещания руководства Киевской горадминистрации и Национальной академии наук по поводу подписания очередного соглашения о сотрудничестве, где ему предстояло выступить. Хотелось начать с конкретных примеров, и поручил своим сотрудникам оперативно подготовить перечень разработок институтов Академии наук, внедренных в водопроводном хозяйстве столицы за последние десять лет. «Ну что, готово?» - поинтересовался к концу дня. Те разводят руками: «Ничего нет». «Не может такого быть! Ищите. Утром придете» - и снова начались поиски. Однако ни одной стоящей разработки так и не нашли, кроме опусов, пылящихся на полках.

Кому - война,

кому - мать родна

Закономерен вопрос: а как же Институт коллоидной химии и химии воды, гремевший когда-то на весь бывший Союз своими научными разработками и известный за пределами государства? От его былого могущества, к сожалению, остались жалкие обломки. Из института ушли лучшие кадры, вернее, многих из них «ушли», чтобы не были «такими умными». Те же, кто остался, преимущественно предпенсионного или пенсионного возраста. Многие способные научные работники устроились в фирмы, работают на «дядю», другие сумели создать что-то свое. Как, к примеру, НТЦ «Укрводбезпека». Основные его сотрудники - выходцы из Института коллоидной химии и химии воды. И надо сказать, что идея применения в водоочистке биоцидных полимеров в свое время была предложена дирекции института. Но тогда эти работы руководство не заинтересовали. Правда, после, когда уже в НТЦ полным ходом велись исследования и их результаты обсуждались на солидных семинарах с участием авторитетных специалистов, поступило предложение вернуться в институт. Понятно, со своей разработкой, в которой специалисты усмотрели принципиально новый подход в технологии водоочистки. Но «бывшие» посмели дать категорический отказ. Тогда г-н Гончарук стал требовать дать разработку, причем со всей документацией («Где это в мире такое видано, чтобы требовали раскрыть ноу-хау? - удивляются в НТЦ «Укрводбезпека». Несколько раз, утверждают сотрудники центра, у них пытались даже выкрасть документацию на «Акватон»), на исследования в свой институт, аргументируя это тем, что НИИ коллоидной химии и химии воды является головным в стране по вопросам водоподготовки. Довод не сработал, так как согласно положению, утвержденному Президентом Украины, отвечает за проведение политики в области водообеспечения Госстрой, а головным институтом является НИИКТИ городского хозяйства.

Один из «компроматов», который, как предполагалось, должен был стопроцентно сработать на публику, - обвинение в плагиате. Мол, все это уже сделано ранее в ближнем зарубежье. Академик Гончарук выступает с гневными филиппиками против «частной фирмы», пытающейся внедрить на водоканалах непроверенную разработку, представляющую «угрозу национальной безопасности Украины». О том, что Владислав Владимирович разослал письма в самые высокие инстанции, мы уже упоминали выше. Фактически по его сигналам был проведен семинар в Миннауки, в котором приняли участие представители всех учреждений и организаций, имеющих отношение к питьевой воде. Если уж так хотел академик Гончарук вывести «коммерсантов от науки» на чистую воду, то, кажется, лучшего случая и представить нельзя. Однако никаких серьезных аргументов против бесхлорной технологии, предложенной НТЦ «Укрводбезпека», от академика Гончарука не было услышано, кроме нареканий на то, что население Украины пьет «техническую» воду, и претензий насчет того, что «без надлежащей экспертизы недостаточно образованные люди берутся решать проблемы питьевого водоснабжения». Более четырех часов длилось это совещание, и в итоге собравшиеся пришли к тому, что работа по созданию бесхлорной технологии является перспективной и исследования необходимо продолжить. По распоряжению Миннауки была создана специальная межведомственная комиссия, с заключением которой вы уже ознакомлены.

* * *

К чему весь этот спор (и сор)? Думаем, наш читатель сам сделает выводы. Добавим лишь два факта. Как информацию к размышлению.

Несколько лет Институт коллоидной химии и химии воды занимался реализацией целевых программ «Чистая вода» и «Питьевая вода». Бюджетные миллиарды оказались выброшенными на ветер, а научные результаты… Впрочем, лучше всего говорит о них фраза самого руководителя этих программ В. Гончарука: «Сегодня из наших кранов течет техническая вода».

В самый пик этого противостояния институту, возглавляемому воинственным академиком, Киевская горадминистрация выделила финансирование в сумме 720 тыс. грн. По этому случаю одно должностное лицо не без сарказма заметило, что «это плата за то, чтобы Гончарук прекратил негласную войну с водоканалом».

Любопытно, сколько тогда будет стоить примирение с НТЦ «Укрводбезпека»?

P.S. Несколько дней назад, придя на встречу с сотрудниками НТЦ «Укрводбезпека» (она состоялась на чужой «жилплощади», так как своего помещения центр сейчас фактически не имеет), мы застали у них американцев. Говорят, уже не одна зарубежная фирма предлагала за разработку хорошие деньги.

Вместо послесловия

Истина, говорят, рождается в споре. Тем более это касается новой научной идеи или разработки. Вполне понятно, что сегодня не существует однозначного мнения в отношении альтернативной технологии водоочистки, предложенной НТЦ «Укрводбезпека». Зачастую это - полярные точки зрения. Тем не менее большинство из тех, с кем приходилось общаться, работая над этим материалом, сходятся на необходимости всесторонней оценки нового реагента и его дальнейших исследований.

Сгруппировав аргументы как оппонентов разработчиков «Акватона», так и их сторонников, мы сочли, что они будут интересны читающей аудитории.

Итак, мнение неисправимого пессимиста:

Бюджетные средства, доходящие до среднестатического научного работника, мизерны. Но если он предприимчив да еще вхож в кабинеты тех, кто эти средства распределяет, действительность может выглядеть не столь мрачно. Однако для получения желанного финансирования все же необходима яркая, привлекательная научная тема, укладывающаяся в критерии актуальности, важности, новизны, экономической эффективности. Как известно, новое - хорошо забытое старое. А поскольку время для большинства наших ученых остановилось, то в котле проектов, грантов, госзаказов часто варится продукция отнюдь не первой свежести. По крайней мере два десятилетия упорно трудились специалисты лаборатории МосводоканалНИИпроекта над разработкой и внедрением гуанидиновых биоцидных полимеров. Творческий союз с московским профессором П. Гембицким наполнил паруса киевской фирмы «Вербена», а теперь НТЦ «Укрводбезпека». В последней объединили свои усилия путем соучреждения новой фирмы и другие сподвижники, ранее не работавшие в области химии и технологии водоподготовки, но не робеющие в борьбе за получение финансирования и вожделенных дивидендов.

Созданный московскими учеными гуанидиновый флокулянт в свое время прошел испытания на Мосводоканале, был даже сертифицирован, однако широкомасштабному внедрению препарата помешала его дороговизна. К тому же у технологов и гигиенистов существует определенное (и вполне обоснованное) предубеждение к синтетическим высокомолекулярным реагентам для водоподготовки. Среди специалистов даже сформировалась активная группа ожесточенных противников не только новинок, но и использующихся на Мосводоканале хорошо проверенных импортных катионных флокулянтов. Причина - отсутствие однозначных гарантий отдаленных последствий длительного применения таких соединений в практике питьевого водоснабжения для здоровья населения.

И - наконец. Предшественниками образования хлорорганических соединений являются в основном органические природные и техногенные соединения, поступающие в источники водоснабжения и определяющие повышение таких интегральных показателей качества воды, как цветность и окисляемость сверх нормативных пределов. Цивилизованный мир направил свои усилия на существенное повышение эффективности очистки воды от предшественников образования хлорпроизводных. Без такой предочистки даже бесхлорное обеззараживание воды не будет «панацеей», так как в полной мере не обеспечит ее надлежащее качество.

Конечно же, несгибаемый оптимист смотрит на все это совершенно иначе:

Во-первых, разработка биоцидных полимерных флокулянтов была проведена самым крупным и передовым в бывшем СССР Мосводоканалом с самым серьезным обоснованием финансирования новой темы. И не вина разработчиков, что этап ее внедрения совпал с разрушительной волной перемен, уничтожившей не только разработку, но и саму лабораторию. И что плохого в том, что киевские ученые, кстати, химики, работавшие в области водно-полимерных систем, медики, биологи, экологи, загорелись идеей довести до победного конца плодотворную технологию в Украине?

Во-вторых, и мировой, и отечественный опыт показывает, что кпд использования госбюджетных средств крупными бюрократизированными научными структурами для решения целевой задачи всегда ниже, чем компактного коллектива, подобранного из квалифицированных специалистов соответствующего профиля.

В-третьих, об объективности экспертизы проекта со стороны командно-административной мощи конкурирующей за бюджетные деньги академической науки можно судить по одной уже фразе, оброненной с трибуны представительной конференции академиком НАНУ В. Гончаруком: «В «Укрводбезпеку» ушли работать несостоявшиеся научные сотрудники моего института…»

В-четвертых, критику, обрушившуюся на инициативных ученых со стороны высоких научных авторитетов, можно определить словами бывшего президента США Р. Рейгана (сказанными, кстати, о нас): улица с односторонним движением. И потом, должен хоть в науке быть уважаем принцип презумпции невиновности!

И последнее. Вся скандальная подоплека с «Акватоном» и «наездом» на «Укрводбезпеку» связана отнюдь не с тем, что в Миннауки (бывшем) пылятся оставленные без внимания блестящие альтернативные технологии обеззараживания воды (их там нет и подавно), а в том, что «несостоявшиеся» посмели!.. И пока словесная вода будет вращать скрипучее колесо громоздкой и консервативной системы организации науки, чистой и безопасной питьевой воды нам не видать, как собственных ушей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно