Инновации — зеркало украинской коррупции

18 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

Даже если за рулем трамвая, украшенного оранжевыми ленточками, сидит самый лучший в мире вагоновожатый, то этот трамвай въедет не в светлое будущее, а туда, куда ведут рельсы...

Даже если за рулем трамвая, украшенного оранжевыми ленточками, сидит самый лучший в мире вагоновожатый, то этот трамвай въедет не в светлое будущее, а туда, куда ведут рельсы. А эти рельсы есть не что иное, как вся совокупность законов, указов, постановлений, положений, инструкций и прочее, что вместе взятое называется нормативной базой и определяет правила функционирования всей огромной государственной машины. И эти правила открывают широчайший простор для частной инициативы. В сфере коррупции.

Коррупция бывает двух видов — с прямым нарушением законов и с использованием законов. Если в первом случае нарушителя закона по крайней мере теоретически можно схватить за руку, то во втором — увы! Нарушения как такового ведь нет!

Если владелец фирмы не желает платить налоги и сборы за рекламную деятельность, он может назвать рекламу спонсорством (например, всем знакомое из телевизора «спонсор показа — торговая марка такая-то») на радость своему карману и на горе бюджету. И он действует в рамках закона.

Если руководство акционерного предприятия, разъезжающее на иномарках и обвешанное с ног до головы мобильными телефонами, выплачивает населению доход по акциям, полученным в обмен на приватизационные сертификаты, две гривни 17 копеек в год, оно действует по закону.

Если донецкая свободная экономическая зона со всеми своими льготами создана на 60 лет — это сделано по закону!

Вообще-то о законодательном обеспечении коррупции можно написать весьма фундаментальный труд, томов эдак в двадцать.

О законах, устанавливающих требования, которые нельзя выполнить без разорения предпринимателей, на которые молятся различного рода проверяющие частных кафе или милиционеры, останавливающие маршрутки с оттопыренным карманом и задумчивым вопросом: «У вас в салоне стоящие пассажиры есть, что делать будем?»

Не так давно в Верховной Раде коммунисты перешли от любимой темы о советском народе, сломавшем хребет фашистскому зверю, к заявлениям о гибели украинской экономики в случае отмены льгот определенным коммерческим структурам. Непонятно только, как непоступление в бюджет сотен миллионов гривен будет способствовать росту выплачиваемых из бюджета зарплат и пенсий, о котором они непрерывно заботятся. Чтобы не быть голословным, отмечу: одним из инициаторов внесения законопроекта о технопарке «Ресурсы Донбасса» (который планирует в 2007 г. вывести из-под налогообложения 1,4 млрд. грн.) был член КПУ господин Хара. А может, этот технопарк обещал спонсировать КПУ?

Слово «инновационный» — одно из наимоднейших в последние лет пять. Ну кто сейчас откажется порассуждать об «инновационном пути развития Украины», «инновационно-инвестиционных проектах» или «инновационном паштете из печени птиц»? Вот только с обратной стороны фасада, украшенного такими лозунгами, с черного хода, стоят неприметные, но деловые граждане в очереди за получением таможенных, кредитных и налоговых льгот. В настоящий момент есть две законодательно обеспеченные действующие кормушки, к которым эти граждане жаждут припасть, — Украинская государственная инновационная компания (льготные кредиты) и «Свидетельство о государственной регистрации инновационного (или инвестиционного) проекта» (основание для получения налоговых и таможенных льгот). Для получения последнего желающим предлагают воспользоваться крышей под названием «технопарк», т.е. стать участником «договора о совместной деятельности» группы юридических лиц, а за это отдавать этой группе 25% денег, сэкономленных на неуплате налогов.

Захотела компания «Новий друк» накануне выборов президента осчастливить рынок Украины новой услугой «высококачественная цветная печать больших тиражей», обратилась в инновационную компанию, получила 10 млн. грн. льготного кредита, купила немецкую печатную машину и выпустила миллионов сто листовок об Украине трех сортов и т.п. под заказ некоторых технических кандидатов. Вот это бизнес…

Украинская государственная инновационная компания — государственное небанковское финансово-кредитное учреждение с уставным капиталом в 40 млн. евро, основателем которого является Кабинет министров Украины, и которая, с одной стороны, «по вопросам государственной инновационной политики» подчиняется Министерству образования и науки Украины, а с другой — «самостоятельно устанавливает процентные ставки по своим кредитным операциям». И как всякая солидная компания, раздающая льготные государственные кредиты, не любит излишнего любопытства к своему священнодействию.

В те далекие времена, когда компания еще называлась инновационным фондом, в г. Харькове группой энергичных людей (естественно, за приличные деньги) была разработана методика экспертизы. Работа была выполнена с блеском — тут тебе и формулы со значками из высшей математики, и компьютерная обработка, и программная оболочка. Правда, если оставить в стороне экономическую часть (грубо говоря, оценку того, вернут кредит или нет) и обратиться к инновационно-научной, бросается в глаза, например, то, что вопрос о соответствии предлагаемой инновации фундаментальным понятиям современной науки не рассматривается вообще. В результате такой проект, как «разработка и освоение производства новых высокоэффективных радиационно-защитных изделий», основанный на опровергающем законы ядерной физики «открытии», вполне может получить (если уже не получил) льготый кредитец в 9 млн. грн.

Может ли препятствовать этому Украинский государственный центр научно-технической и инновационной экспертизы? Имеет значение следующий факт: оплачивает экспертизу лицо, непосредственно заинтересованное в ее результатах, и из этих денег и директор, и сотрудник, непосредственно занимающийся проектом, получают премию. Есть некоторая неловкость в ситуации, когда заказчик за свои шесть тысяч гривен получает отрицательный ответ…

Это с одной стороны. А с другой — давайте задумаемся над тем, а какие собственно требования выдвигаются законодательной базой к желающему получить кредит или льготы? И вообще, «по понятиям» или «по законам» происходит процесс их выделения?

Для получения льгот в соответствии с Законом «Об инновационной деятельности» от любого бизнесмена требуется только одно — чтобы его продукция изготавливалась (или планировалась к изготовлению) в Украине впервые, а если не впервые, то по сравнению с аналогичной продукцией, представленной на рынке, она была конкурентоспособной и имела существенно более высокие технико-экономические показатели. Все, за исключением врожденных идиотов, жаждущих производить старую, неконкурентоспособную, более дорогую продукцию, бегут сочинять инновационный проект и получать льготы (справочно-средний размер освобождения от налогов и сборов — 8 млн. в год).

Но вдруг этот закон не действует? Тогда действует Закон «О специальном режиме…» Не стоит волноваться. Для получения льгот требуется «производственное внедрение наукоемких разработок, высоких технологий и обеспечение промышленного производства конкурентоспособной на мировом рынке продукцией». Но… Не существует нормативно закрепленных понятий, разъясняющих, как отделить средненаучные от высоконаучных или высокие от невысоких. Например, вы хотите производить электромясорубки и не платить НДС и налог с прибыли. Для этого нужно сперва их правильно назвать: «разработка и промышленное производство новой гаммы энергосберегающего экологически чистого перерабатывающего оборудования». После этого необходимо найти какого-нибудь седого доцента университета пищевых технологий, дать ему сто долларов, чтобы он живенько «онаучил» ваш проект — и нет проблем. А относительно «конкурентоспособной на мировом рынке продукции» — тоже не переживайте. Во-первых, кто вам мешает написать, что Запад без вашей продукции изнывает? А во-вторых, ни один из уже зарегистрированных в 2003—2004 гг. 18 проектов ничего такого «мироворыночного» не предусматривает. Впрочем, если вам лень заниматься «онаучиванием», подайте не инновационный, а инвестиционный проект технопарка. Все что от вас требуется в таком случае — это «получение прибыли и/или достижение социального эффекта».

То есть выводы такие: любой правильно написанный бизнес-проект имеет все законные основания как на получение кредита в инновационной компании, так и льгот под крышей технопарка. Умникам, желающим побубнить о том, что, мол, технопарк может выполнять не все проекты, а только те, которые соответствуют приоритетным направлениям технопарка, я не стану задавать вопросы, например, почему приоритетом технопарка «Углемаш» является выращивание сои. Пусть они попробуют придумать такое производство, которое нельзя подвести под приоритет технопарка «Киевская политехника» №5 «современные технические комплексы и системы».

Тут возникает вопрос: если практически все до единого бизнесмены совершенно законно могут не платить налоги, получать кредиты и беспошлинно ввозить импортное оборудование и сырье, то наверное, под соответствующими кабинетами уж толпы визитеров? Как бы не так! Слишком явное «потрошение» бюджета может привлечь излишнее внимание к «грибным местам», а это грибникам вовсе ни к чему. Эта команда «выходного дня» состоит из таких игроков:

1. Законодательная часть (депутаты). Без принятия соответствующего закона технопарк не откроешь. Понятно, что и в деятельности уже открывшегося с их помощью технопарка они принимают участие.

2. Кабинет министров в лице вице-премьера по гуманитарным и прочим инновационно-научным вопросам, возглавляющего государственную комиссию. Принимает заветное решение о регистрации проекта.

3. Национальная академия наук в лице президиума. С 2003 г. пробита строка закона о бюджете, в соответствии с которой НАНУ «подает проекты в Кабинет министров». Объехать нельзя.

4. Министерство образования и науки. Ведет учет и контроль, бумажную работу, организует экспертизу, рассматривает на заседании рабочей группы и рекомендует к рассмотрению государственной комиссии.

5. Ни центр экспертизы, ни собственно технопарк в этот перечень не внесены как не имеющие самостоятельного значения.

Таким образом, наличие, с одной стороны, негласного принципа «не слишком зарывайся», а с другой — наличие большого количества «причастных к» приводит к тому, что для «посторонних» места на грибной поляне не остается.

Инновационная деятельность, т.е. «овеществление» результатов науки в товары и услуги — неотъемлемая черта любого цивилизованного государства. Исходя из национальных интересов и экономических возможностей, такая деятельность поддерживается как непосредственно бюджетными вливаниями, так и предоставлением различного рода преференций (льготное налогообложение, льготные кредиты и т.п.). Попытки стимулирования инновационной деятельности предпринимались и Украиной, но по состоянию на текущий момент они практически закончились провалом.

На сегодняшний день в Украине восемь действующих технопарков. А есть еще и новички, которые находятся в процессе формирования. И у молодежи — уверенная поступь! Так, «Ресурсы Донбасса» ничтоже сумняшеся сразу загнали в участники технопарка Новокраматорский машиностроительный и Енакивский металлургический заводы. В своих смелых планах технопарк предусматривает рост выведения из-под налогообложения реализуемой продукции от 0,7 млрд. грн. в 2004 году до 1,4 млрд. грн. в 2007-м! Следуя этой логике, осталось только ввести в какой-нибудь технопарк Криворожский металлургический комбинат!

Это все цветочки на инновационном поле, а есть еще и ягодки на соседнем научно-техническом, а за ним виднеются уже деревья программно-целевого бюджетного финансирования и кустики классификатора расходов бюджета. Однако это отдельные темы, требующие не менее пристального внимания, а если ограничиться исключительно инновационной деятельностью, то можно сказать следующее: основной причиной такого положения дел является не принципиальная порочность рода человеческого, а аморфность и противоречивость законодательной базы в области инновационной деятельности (в частности отсутствие четко определенных критериев отделения инновационных проектов от «неинновационных»), что позволяет любой правильно оформленный бизнес-проект признать инновационным со всеми вытекающими последствиями в виде льгот, основываясь на личном мнении лиц, принимающих решения. Человек слаб, но чем детальнее и точнее определены цели инновационной деятельности, тем детальнее могут быть определены и критерии отбора (только не нужно здесь вспоминать о критериях комиссии Табачника!), и тем меньше остается чиновнику пространства для маневра огнем и колесами. Но! Даже если на место старых плохих посадить новых хороших, и они будут честно следовать принципу равенства всех перед законом, они вынуждены будут разорить экономику Украины, предоставив льготы всем субъектам хозяйствования, создающим новые производства, в полном соответствии с буквой действующего закона. Сама его идеология — с одной общей меркой подойти к коню и к трепетной лани — неправильна по сути. Неужели непонятно, что малое предприятие, создаваемое ученым-изобретателем для производства продукции на основе своего изобретения, и технологическое обновление гигантов индустрии требуют разного подхода? Смешивание всего в одну кучу ничего породить не может, кроме разработки псевдонаучных методик, по которым внедрение одного патента нужно приравнять к созданию 100 (а почему не 47 или 123?) рабочих мест. Это я вам как начальник отдела научно-методического обеспечения инновационной экспертизы ответственно заявляю! Да и вообще — зачем так много законов? Давайте вместо них примем один — «О деятельности, направленной на развитие экономики Украины и рост благосостояния ее граждан», а для его реализации создадим единую государственную комиссию из убеленных сединами высокоморальных старцев и энергичных технократичных юношей — пусть они и решают, кому и сколько давать!

Наведение элементарного порядка в законодательстве позволит без дополнительных бюджетных вливаний вступить на инновационный путь развития в европейском понимании этих слов, в том числе за счет увеличения практической отдачи от бюджетных расходов на научно-техническую деятельность. Существующий подъем экономики Украины за счет эксплуатации невосполнимых ресурсов в какой-то мере оправдан как тактическая, а не стратегическая цель. Знаковым в этом отношении является тот факт, что богатейшим человеком в США является Билл Гейтс, создатель интеллектуальной собственности, а в Украине — «железный король» Ринат Ахметов, занимающийся эксплуатацией невосполнимых ресурсов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно