И ВСЕ-ТАКИ, ПОЧЕМУ ТОЛЬКО ПРОЕЗДОМ?

7 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Когда российским ученым Алексею Абрикосову и Виталию Гинзбургу присудили Нобелевскую премию, обе газеты, которые я выписываю — харьковское «Время» и киевское «Зеркало недели», — откликнулись на это событие в унисон...

Когда российским ученым Алексею Абрикосову и Виталию Гинзбургу присудили Нобелевскую премию, обе газеты, которые я выписываю — харьковское «Время» и киевское «Зеркало недели», — откликнулись на это событие в унисон. Оба издания вспомнили одну и ту же печальную остроту:

— Может ли в Украине появиться нобелевский лауреат?

— Может, но только проездом.

В шутке, как известно, есть доля шутки. Действительно, в Харькове было «проездом» немало будущих нобелевских лауреатов. Часть из них приезжали к коллегам в гости или по работе, например, Н.Бор, Д.Кокрофт, П.Капица, Н.Семенов, В.Гайзенберг, П.Дирак, И.Тамм, Ирен и Фридерик Жолио-Кюри. Двое — Илья Мечников и Семен Кузнец — здесь родились. Лев Ландау жил и работал. По убеждению физиков, вполне мог бы стать лауреатом Нобелевской премии и работавший в Харькове Лев Шубников, если бы не… Впрочем, по порядку.

Пронзивший розою звезду

Илья Ильич Мечников получил Нобелевскую премию в 1908 году вместе с другим ученым — Паулем Эрлихом за работы по иммунитету, будучи сотрудником Пастеровского института во Франции.

Родился же знаменитый биолог 3 (15) мая 1845 года в Харькове, точнее в имении отца Панасовке, в деревне Ивановке. Ныне это Купянский район Харьковской области. Здесь среди прекрасной слобожанской природы прошло детство Мечникова и здесь же пробудился интерес к естествознанию. Наверное, маленький Илья был вундеркиндом, во всяком случае он поступил сразу во 2-й класс харьковской гимназии и через восемь лет окончил ее с золотой медалью. Еще гимназистом Мечников посещал лекции в Харьковском университете по сравнительной анатомии и физиологии и, поступив на естественное отделение физико-математического факультета, закончил его через два года, когда ему было 19 лет.

С этого времени буквально каждый год жизни Ильи Ильича отмечен новыми научными результатами. Он поехал на остров Гельголанд в Северном море и обнаружил там новую группу червей. Перебрался в Гисенский университет и открыл сложный цикл развития у нематод. Переехал в Неаполь для исследований морских беспозвоночных и установил, что в эмбриональном развитии беспозвоночных животных формируются те же зародышевые листки, что и у позвоночных. Это положение в качестве доказательства единства происхождения всех групп животных легло в основу магистерской диссертации, которую Мечников защитил в Петербургском университете в 1867 году.

Впрочем, в его жизни были не только научные достижения. В 1873 году в Одессе от туберкулеза умерла первая жена Ильи Ильича. Отличавшийся болезненной впечатлительностью Мечников настолько тяжело переживал это событие, что даже пытался наложить на себя руки.

Свое наиболее известное открытие Илья Ильич сделал в Италии, в Мессине. Наблюдая под микроскопом за подвижными клетками — амебоцитами — личинки морской звезды, он предположил, что они не только участвуют в пищеварении, захватывая и переваривая органические частицы, но и выполняют в организме защитную функцию. Это ученый подтвердил редким по простоте, изяществу и убедительности экспериментом — ввел в тело прозрачной личинки шип розы, и через некоторое время увидел, что амебоциты скопились вокруг занозы. Клетки, которые либо поглощали, либо обволакивали попавшие в организм инородные тела, ученый назвал фагоцитами, а само явление — фагоцитозом.

В 1888 году по приглашению Л.Пастера Мечников переехал в Париж, организовал в его институте лабораторию и последующие четверть века своей жизни посвятил развитию фагоцитарной теории иммунитета на примере воспалительных процессов, инфекционных заболеваний и их возбудителей. Для ученого это был период напряженной и плодотворной работы, которая и была отмечена Нобелевской премией.

Любопытно, что Илья Ильич одним из первых пытался с позиций биолога создать теорию правильной, рациональной жизни, основанную на изучении человеческой природы. Он полагал, что старость, как всякую болезнь, можно лечить. И свято верил в науку, «которая одна может вывести человечество на истинную дорогу». Умер великий ученый, лауреат Нобелевской премии 2 (15) июля 1916 года в Париже. Урна с прахом Ильи Мечникова, согласно его воле, хранится в библиотеке Пастеровского института. В Харькове его имя носит переулок и научно-исследовательский институт микробиологии и иммунологии АМН Украины.

Закон Кузнеца

Семен Кузнец, вернее, Simon Kuznets, получил Нобелевскую премию в области экономики в 1971 году за эмпирически обоснованную трактовку экономического роста. Наработки ученого привели к новому, более глубокому пониманию как экономической и социальных структур современного мира, так и процесса его развития вообще.

Родился будущий лауреат 17 (30) апреля 1901 года в Харькове, в семье мелкого торговца мехами. По-видимому, дела Кузнеца-старшего шли не особенно успешно, поскольку он решился покинуть родину и искать счастья за океаном. Его сыну в то время было всего шесть лет. Не один год Кузнец-старший искал в Америке свое «место под солнцем», попутно сменив фамилию Кузнец на ее английский перевод Смит. За это время на оставленной родине разразилась Первая мировая война, произошла революция, запылала гражданская война, Семен успешно закончил гимназию, Харьковский университет и начал работать.

В 1922 году он эмигрировал в США — спустя 15 лет после отъезда Кузнеца-старшего семья все-таки воссоединилась. В Америке Семен в течение нескольких месяцев освоил английский язык и не то за год, не то за два блестяще закончил курс в Колумбийском университете (Нью-Йорк). Его преподаватель У.Митчелл, инициатор создания Национального бюро экономических исследований, вовлек в работу и своего талантливого ученика. Здесь Саймон Кузнец проработал более трех десятков лет и сформировался как крупнейший статистик своего времени, внесший огромный вклад в разработку методологии измерения валового национального продукта и его составляющих.

Его оценки включали измерения совокупного продукта и национального дохода по конечному продукту, по отраслевому происхождению и по типу доходов. Они позволяли определить величину накопления капитала и сбережений и распределение дохода между богатыми и бедными слоями населения. Эти разработки стали основой для создания официальной статистики динамики валового национального продукта и его компонентов. Предложенные Кузнецом методы оценки таких макроэкономических величин, как национальный доход, совокупное потребление, инвестиции и сбережения стали основой для построения первых эконометрических моделей экономической системы.

Ученый впервые использовал временные ряды показателей валового национального продукта отдельных стран и других макроэкономических данных для анализа проблемы их длительных, вековых колебаний. Так Кузнец выявил существование волн продолжительностью в 20—25 лет. Потом он не раз обращался к этой теме, расширяя сферу своего анализа на другие развитые страны и включая в нее все новые временные ряды, в том числе и демографического характера. Подобного рода колебания вошли в современную литературу под названием «циклов Кузнеца».

Впоследствии экономист приходит к выводу: экономический рост — междисциплинарная проблема, изучение которой должно опираться на другие социальные науки, в том числе антропологию, социологию, политологию, демографию. В целой серии фундаментальных работ он обосновывает теорию возникновения и развития новой стадии в экономической истории мира, которую назвал эпохой «современного экономического роста».

Условиями и главными признаками возникновения эпохи современного роста ученый считал ряд глобальных структурных сдвигов в экономике, в социальной структуре населения и в демографических смещениях. Во-первых, это ускорение накопления капитала. Во-вторых, перераспределение производительных сил — в добывающих отраслях и в сельском хозяйстве остается всего примерно пять процентов трудоспособного населения, треть уходит в промышленность и строительство, остальная часть поглощается сферой услуг. И в-третьих, концентрация людей в городах и пригородах.

В 1971 г. за работы по исследованию проблем экономического роста Simon Kuznets, уроженец Харькова, был удостоен Нобелевской премии. Но в Советском энциклопедическом словаре 1985 года даже не указано, что он является ее лауреатом. Кузнецу посвящено лишь несколько строк, в том числе: «…пытался статистически обосновать буржуазно-апологетическую теорию о революции в доходах, якобы происшедшую в США».

Умер Саймон Кузнец в 1985 году в Кембридже, штат Массачусетс, США. В Харькове сейчас нет ни памятной доски, ни института, названного его именем. Вообще ничего, что напоминало бы горожанам, что здесь родился, жил и учился их знаменитый на весь мир земляк…

Меня зовут Дау

Льву Давидовичу Ландау присудили Нобелевскую премию по физике «За пионерские исследования конденсированных сред, особенно жидкого гелия». Так сложилось, что саму работу по теоретическому обоснованию сверхтекучести он писал перед своим арестом органами НКВД в 1938 году, а премию получил после трагической автокатастрофы в 1962-м, превратившей его в инвалида.

Родился один из величайших физиков столетия 9 (22) января 1908 года в Баку, в интеллигентной семье. Яркие математические способности проявились уже в школе, которую Лев закончил в 13 лет. Поначалу он учился на двух факультетах Бакинского университета, потом перешел на физическое отделение Ленинградского университета и в 19 лет был принят аспирантом в Ленинградский физико-технический институт.

— Позднее он много раз говорил мне о том, как много занимался, когда был студентом, — вспоминал его друг и коллега Е.Лившиц. — Он работал так интенсивно, что по ночам ему начинали сниться формулы.

В 1932 году Лев Ландау переехал в Харьков и возглавил теоретический отдел Украинского физико-технического института. Продолжая исследовательскую работу, одновременно начал преподавать, стал заведующим кафедрой общей физики Харьковского университета. Именно в эти годы Дау, именно так он предпочитал себя называть, сформулировал и начал осуществлять свою жизненную программу — написать полный курс теоретической физики и окружить себя профессионалами: учениками, коллегами, соратниками. То, что у двадцатичетырехлетнего юноши были наполеоновские планы, — не редкость. Но то, что он их полностью осуществил, — редкость величайшая.

Первые несколько лет в УФТИ царила замечательная научная атмосфера. Криогенную лабораторию института, единственную в то время на территории Советского Союза, возглавил Лев Шубников, с которым Ландау связывала не только дружба, но и совместные научные интересы. Вокруг них собралась группа талантливых молодых людей, увлеченных наукой. В Харькове проводились международные физические конференции, посещавшиеся крупными западными учеными. Город стал центром теоретической физики СССР. Начала создаваться школа Ландау. Он составил программу того, что должен знать будущий молодой научный работник, если он хочет заниматься теоретической физикой, — знаменитый теорминимум. Счастливо сложилась и личная жизнь. Уроженка Харькова Кора Дробанцева в 1937 году стала его женой.

Однако с 1935 года обстановка в УФТИ трагически меняется. Сталинские репрессии не миновали институт, бывший в то время научным центром мирового уровня. Сфабрикованные «дела» завершились арестами и расстрелами целого ряда ведущих сотрудников УФТИ. Самого Дау поначалу не тронули, но угроза ареста была настолько реальна, что в 1937 году он просто сбежал из Харькова в Москву. С этого времени и до последнего дня своей жизни Ландау — сотрудник Института физических проблем, ныне им. П.Капицы. Правда, в 1938 году его все-таки арестовали, однако вследствие неустанных хлопот коллег — Петра Капицы и Нильса Бора — год спустя освободили из тюрьмы. Если бы не личное настойчивое заступничество Капицы, то, скорее всего, Ландау погиб бы в ГУЛАГе. И, естественно, не стал бы нобелевским лауреатом, поскольку эту премию присуждают только живым.

Внешняя сторона жизни Ландау после ареста стала вполне благополучной, не считая того, что он стал «невыездным ученым». Ученый активно работал и преподавал. 7 января 1962 года на шоссе из Москвы в Дубну легковая машина, в которой ехал Лев Давидович, столкнулась со встречным грузовиком. Никто, кроме Ландау, не пострадал. Несчастный случай всколыхнул тогда всю научную общественность. Медики и физики разных стран стремились внести свой вклад в спасение великого ученого. Жизнь Ландау была спасена, но к творческой деятельности он так и не вернулся, хотя прожил после аварии еще шесть лет.

Научные заслуги Льва Ландау были многократно отмечены как внутри страны, так и за ее пределами, а в 1962 году он получил и Нобелевскую премию. В год смерти ученого вышло собрание его работ в различных областях физики — магнетизм, сверхтекучесть и сверхпроводимость, физика твердого тела, атомного ядра и элементарных частиц, физика плазмы, квантовая электродинамика, астрофизика и других. Все труды великого ученого-физика — 98 статей — поместились в двух томах.

В Харькове памятника или памятной доски нобелевскому лауреату, проработавшему в УФТИ и местном университете несколько плодотворнейших лет своей жизни, нет. Как нет и института или улицы, названной именем Ландау.

Враг народа Лев Шубников

Лев Васильевич Шубников, один из пионеров физики низких температур, не был лауреатом Нобелевской премии, но вполне мог бы им стать. Например, в интервью газете «Известия» за 10 октября 2003 год нобелевский лауреат Виталий Гинзбург сказал: «Надо прямо сказать, что Абрикосов развил идеи замечательного физика Льва Шубникова, который в 30-е годы в Харькове поставил очень интересные опыты».

А почему же эти идеи не развил сам Шубников? Очень просто — в 1937 году, на взлете своей блестящей научной жизни, он был арестован как враг народа. По некоторым данным, спустя короткое время был расстрелян в застенках харьковского ГПУ. Правда, в выданном его вдове и сотруднице Ольге Трапезниковой свидетельстве о смерти приведена другая дата смерти — 1945 год. Место смерти и вовсе не указано. Льва Шубникова посмертно реабилитировали в 1957 году, однако первая публикация о его вкладе в науку появилась только в конце шестидесятых.

По мнению специалистов, вклад Шубникова в мировую науку еще далеко не до конца оценен физиками. Особенно удивляют масштабы его достижений, если учесть, что судьба отпустила ученому для работы всего 14 лет. Жизнь и научная деятельность Льва Васильевича будет темой отдельной статьи в «Зеркале недели». И хотя сейчас харьковчанам ничто не говорит о том, что в нашем городе жил этот ученый, надежда на восстановление памяти о нем все-таки есть. Северо-Восточный научный центр НАНУ и МОН Украины поддержали перед городскими властями ходатайство ННЦ «Харьковский физико-технический институт» об установлении на доме по улице Чайковского, 14, где жил Лев Шубников, мемориальной доски.

***

Сейчас ситуация с возможностью появления в Украине нобелевского лауреата если и изменилась, то только к худшему. В любом вузе Харькова вам могут назвать не одну фамилию талантливых выпускников, которые уехали, уплыли, улетели в другие страны, туда, где есть условия для работы и ценятся светлые головы. Не исключено, что среди них есть еще никому не известные будущие нобелевские лауреаты, которые через какое-то время получат эту престижнейшую награду, будучи сотрудниками зарубежных институтов и лабораторий.

Не нужно быть Нострадамусом, чтобы предсказать: если ничего не изменится, то сначала возможных нобелевских лауреатов с Украиной будет связывать вузовское образование. Потом школьное. Потом только голос крови, который с годами будет звучать все тише и тише...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно