...И ТОГДА ЧЕЛОВЕК СТАНОВИТСЯ СТРАШНЕЕ ЗВЕРЯ - Наука - zn.ua

...И ТОГДА ЧЕЛОВЕК СТАНОВИТСЯ СТРАШНЕЕ ЗВЕРЯ

21 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Исследование проблемы личности имеет долгую историю. Издавна ученых интересуют вопросы природы личности, ее внутреннего мира, факторов, предопределяющих поведение человека и его отдельные поступки...

Исследование проблемы личности имеет долгую историю. Издавна ученых интересуют вопросы природы личности, ее внутреннего мира, факторов, предопределяющих поведение человека и его отдельные поступки.

В последние десятилетия интенсивность научных поисков в этом направлении активизировалась в связи с ростом негативных тенденций в поведении человека, причем в глобальном масштабе. Мир сегодня растерзан на части политикой, идеологией, религией, ему угрожают не только природные, но и социальные катаклизмы, промышленное загрязнение, ядерная катастрофа. Огромное количество людей живет в абсолютной бездуховности, беззаконии и хаосе. У многих негативное влияние внешних раздражителей активизирует животное начало, как результат — жуткие в своей бессмысленности и жестокости преступления, просто не укладывающиеся в голове. Изувеченная человеческая плоть, отрезанные части тела, людоедство, вампиризм и прочие детали кровавых событий, которыми заполнены газетные страницы и экраны телевизоров, порождают у людей мистический ужас...

Криминальная петля на шее общества затягивается, как бы отчаянно ни пытались сотрудники правоохранительных органов остановить страшное нашествие. Их усилия бесплодны, т.к. неизвестно, с кем или с чем ведется борьба, неизвестно, какие силы, из каких скрытых глубин выбрасывают в таком количестве маньяков, вампиров, людоедов, некрофилов, педофилов и прочих выродков.

Настораживает и то, что в последние десятилетия все чаще наблюдается перенесение подсознательного опыта не только отдельной личности, но и нации или даже всего человечества в условия реалий настоящего времени. Из глубин подсознания всплывают, усиливаясь, деструктивные для современного общества инстинкты, превращая людей в заложников автоматических процессов подсознательного, направленных на выживание конкретного индивида или отдельных сообществ, без учета интересов других. И, как следствие, все новые и новые технические средства человек использует для совершенствования и производства оружия, создавая дополнительные условия для самоуничтожения. Приобретя печальный опыт использования атомной энергии, наука приблизилась к беспредельным энергетическим возможностям физического вакуума. Ужасающие последствия очевидны уже сегодня. Если учесть, что, несмотря на так называемый научно-технический прогресс, человечеству не удалось решить стоящие перед ним глобальные вопросы — об энергоносителях, питании, болезнях, преступности, экологическом положении, — естественно, возникает мнение, что техногенная цивилизация, на какой бы уровень она ни поднялась, не делает человека счастливее, а наоборот — заставляет его страдать еще больше.

Поэтому усиленное стремление познать самих себя можно понимать как попытку избежать глобального краха.

Между тем совершенно очевидно, что старые научные модели не в состоянии обеспечить удовлетворительное разрешение гуманитарных проблем, с которыми человечество столкнулось в индивидуальном, социальном и глобальном масштабе. Придерживаясь материалистического мировоззрения, мы не приблизились к действительной сущности человека. Не случайно среди теорий мотивации поведения наибольшее количество расхождений в объяснении аномальных, антиобщественных действий. Видимо, потому, что существуют преступления, патологические механизмы которых объяснить с позиции современной официальной науки невозможно. Сколько бы мы ни анализировали материалы уголовных дел, какие бы диагностические штампы ни применяли медики, убийцы типа Чикотило, Оноприенко и других останутся загадкой до тех пор, пока не признаем уже очевидный факт: личность обладает огромными энергетическими силами подсознания, которые нам пока трудно объяснить. Причем не только творческими, но и деструктивными, разрушительными с точки зрения современного эволюционного этапа. Уже не вызывает сомнений реальность существования в мотивации доли неосознанного. Вопрос в другом — при каких условиях и с какой силой они действуют?

Подсознание содержит элементы, способные вступать в конфронтацию с сознанием, ослаблять или даже блокировать его. Возможно, что эти механизмы сохранились от прежних эволюционных этапов человека и являются генетической схемой реакции на определенные жизненные ситуации, которые с точки зрения подсознания представляют опасность для личности. Подобная реакция, напоминая детскую, характеризуется непосредственностью и прямотой. Поведение при этом не обдумывается или обдумывается недостаточно, а механизм принятия решения срабатывает внезапно под давлением инстинктивных побуждений. Причем отдельные люди или даже группы или коллективы, став выразителями определенных инстинктов, нередко проявляют жестокость. И это можно объяснить — параметры психической энергии подсознания не определяются биоэлектрическими колебаниями мозга, особенностями воспитания в семье и другими привычными для нас факторами. Инстинкты, лежащие в основе указанных выше реакций, равнодушны к имеющимся в обществе ценностям, а это в определенной степени отражается и на личности, руководствующейся ими. Причем эта мера у каждого своя, и определить ее можно, только проанализировав весь комплекс обстоятельств, входящих в сферу мотивации.

В связи с изложенным можно сделать вывод, что процесс свободного и сознательного принятия решения на самом деле не является таким уж свободным — на него значительно влияет неосознанное. Предполагаем, что это утверждение будет болезненно воспринято представителями традиционной юридической и психиатрической наук, т.к. ориентирует на соответствующие коррективы не только в научных исследованиях, но и в законотворческой, правоохранительной и профессиональной деятельности. На этом пути нас ждут большие трудности, вызванные не только сложностью проблемы, но и неготовностью представителей современной науки пересмотреть собственные мировоззренческие и профессиональные концептуальные построения. Человеку трудно признать, что он не ангельское создание, непросто смириться с фактом существования в его душе непонятных, таинственных, а главное — не зависящих от разума сил.

Наша позиция не означает, что всех людей, сознание которых во время совершения преступления было угнетено или заблокировано деструктивными инстинктами, нужно признавать невменяемыми. Но это следует учитывать, ведь иначе усилия правоохранительных органов в борьбе с определенными видами преступлений будут напрасными, будет нарушаться принцип гуманности криминального права, не будет достигаться цель уголовного наказания.

В контексте сказанного можно считать прогрессивным шагом введение в новый Уголовный кодекс Украины статьи 20, предусматривающей уголовную ответственность лица, признанного ограниченно вменяемым, то есть таким, которое во время совершения преступления из-за имеющегося у него психического расстройства было не способно полностью осознавать собственные действия (бездеятельность) и (или) управлять ими (хотя формулировка этой нормы еще далеко не совершенна).

Прежде всего отмечу, что в основу практического решения вопроса лег традиционный теоретический подход, основывающийся на двух критериях: психиатрическом (или медицинском) и психологическом (юридическом). А это значит, что без внимания остались не связанные с психическим заболеванием аномалии личности, являющиеся следствием проявления деструктивных инстинктов, поскольку закон не выходит за пределы медицинского понимания проблемы. Речь идет о нарушениях поведения, связанных с расстройством потребностей и влечений — клептомании (патологические кражи), пиромании (патологические поджоги), драмомании (склонность к бродяжничеству), педофилии (сексуальное влечение к детям), геронтофилии (сексуальная ориентация на людей преклонного возраста), некрофилию (половое влечение к трупам) и т.п.

Проблема преступности людей с различными душевными аномалиями в рамках вменяемости существенно актуализировалась. Дело еще и в том, что судебно-психиатрическая экспертиза лиц, которые, руководствуясь извращенными потребностями, допускают общественно опасные действия, далеко не всегда признает их невменяемыми. Но ведь очевидно, что подобных преступников нельзя считать психически здоровыми, хотя их поведение и мотивация обусловлена прежде всего психологическими, а не психопатологическими особенностями. Не попадают они с формальной точки зрения и в категорию лиц, которые могут быть признаны ограниченно вменяемыми.

Как же быть в случаях, когда речь идет не о разрушении волевой сферы человека психической болезнью, а о ее блокировании центрами, находящимися в подсознании? К сожалению, ответа на этот вопрос ни теория криминального права, ни закон не дают. Максимум, на который способна современная психиатрическая наука, это поставить диагноз, но не объяснить причины, по которым возникают нарушения влечения и искажение потребностей. Складывается впечатление, что эта проблема выходит за пределы возможностей современной науки. И все же разрешить ее необходимо уже сегодня, придерживаясь основных принципов уголовного права, особенно принципа человечности. Нужно расширить критерии ограниченной вменяемости, предусмотренной ст.20 УК Украины, с учетом социальных и биологических факторов, не связанных с психическим заболеванием.

Глобальная значимость для современного общества исследования скрытых в подсознании программ и механизмов поведения человека очевидна. Поскольку, игнорируя эволюционные корни человечества, его «детство» и «юность», нельзя объяснить, а тем более изменить поведение индивида. Не об этом ли говорит и Библия: «попытка Творца очистить землю от зла не увенчалась успехом. С первых дней восстановления жизни на Земле сын праведного Ноя проявил свои порочные наклонности. И сказал Господь в сердце своем: не буду больше проклинать землю и человека потому, что ошибки сердца человеческого — это зло юности его». Слова Библии не только указывают путь к познанию человеческой сущности, но и предостерегают будущие поколения от поспешных попыток проникнуть в пласты подсознания.

Не случайно почти у всех народов общение с неосознанным всегда происходило под надежной защитой ритуала. Срабатывал инстинкт самосохранения, поскольку путь к неосознанному — это не только душистые рощи с райскими птицами, но и дремучие чащи с затаившимися в них монстрами, а в его глубинах не только хрустальные голубые озера, но и окруженные ядовитыми испарениями омуты.

Примеры из повседневной жизни постоянно напоминают об удивительных последствиях общения с неосознанным. Вот один из таких случаев, описанный в журнале «Вокруг света»: «Не успел Петер закончить фразу, как на краю поселения появился шаман. Он схватил бубен, висевший у него за спиной, и резко ударил в него несколько раз. Петер почувствовал, как тело тяжелеет, становится вялым и полностью попадает во власть неистового ритма. Разум начал затуманиваться, удивление, страх, тревога, чувство бессилия сливались воедино, и душу охватила паника. Колдовство? Гипноз? Магия!? — думал Петер. Можно назвать это как угодно, но оно существует...

«Колдовство» продолжалось долго. Костер начал угасать. Движения шамана становились все более стремительными, он начал исступленно вращать глазами, и создавалось впечатление, что они двигаются независимо друг от друга. Звуки бубна внезапно оборвались. Шаман подбежал к двум малазийцам, которых должен был излечить. Он пригнул их за шеи к земле и резким криком заставил упасть на колени. Как только мужчины коснулись лицами земли, послышалось свиное хрюканье. На четвереньках они начали движение вокруг костра. Ничего общего с человеческим поведением. Они грызли зубами землю, разрывая корни ближайших мангровых деревьев. Глаза их налились кровью, дыхание было хриплым, судороги искажали лица. Люди-«кабаны» были полностью под властью шамана».

В реальной жизни возможны еще менее приятные последствия столкновения с неосознанным. Особенно с коллективным, являющимся началом всего человечества, поэтому погружение в него позволяет автоматически считывать с эволюционных пластов подсознания закодированную информацию прошлого. Люди, особенно молодежь, оказавшись под влиянием коллективного неосознанного, нередко ведут себя как их далекие предки, наследуя оргии, хотя и без богов. Примером может быть поведение некоторых «болельщиков» на стадионах во время футбольных матчей, участников рок-концертов, дискотек.

Исследования, проведенные С.Грофом с помощью наркотического вещества ЛСД, подтверждают наличие в подсознании человека хранилищ или матриц, активизация которых позволяет повторно пережить не только биологическое рождение, но и эпизоды из жизни биологических предков. Более того, зафиксированы примеры, когда, находясь под воздействием ЛСД, индивиды принимали участие в сложных сексуальных ритуалах и церемониях разных культур, таких, как праздник урожая, обряды перехода, античная храмовая проституция, сцены культа фаллоса и тому подобных, которые действительно были распространены много веков назад, но о которых человек, участвовавший в эксперименте, ничего не знал.

Эти факты хотя и выходят за рамки традиционной психологии, психиатрии и криминологии, однако позволяют взглянуть на некоторые виды преступного поведения, особенно маниакального, под иным углом зрения и искать методы выявления и трансформирования потенциально опасных элементов структуры личности. Игнорируя это направление исследования личности преступника, невозможно рассчитывать на уменьшение преступных проявлений, особенно маниакальных. Пора анализировать личность в целом, а не ее усеченный образ. И не только для того, чтобы познать самого человека и механизмы его поведения, но чтобы защитить его психическое здоровье, предотвратить возможные злоупотребления или непрофессиональное вмешательство в его психику. Предостережение не абстрактное, тем более что научные сотрудники, пренебрегая мудрым призывом предков «не будить в человеке зверя», с помощью технологических разработок все чаще проникают в подсознание, фактически осуществляя психическое насилие. А это приводит к индивидуальной и коллективной эскалации напряженности.

В последние десятилетия ситуация заметно обострилась. Причина — развитие технологий, в частности радиоэлектроники, глобализация влияния не только на сознание, но и на подсознание электронных средств массовой информации. Практически круглосуточно из радиоприемников звучит одуряющая музыка, на экранах телевизоров льется кровь, рвется плоть, демонстрируются сцены жестоких убийств и отвратительных половых извращений. Данные российского Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.Сербского свидетельствуют: в течение одних лишь суток телезрители становятся свидетелями более ста сцен убийств и насилия на экране. А тексты песен стиля хард и хеви-метал на 50% состоят из образов убийств, 7% — суицида и 35% — сатанинских обрядов. В Украине ситуация не очень отличается от российской, тем более при наличии кабельного телевидения.

Как сообщалось, в Луганске большим успехом пользовалась санкт-петербургская выставка восковых фигур, посвященная истории наказания. Сделанные из воска, натуральных человеческих волос и разнообразных протезных материалов фигуры казались живыми, а сцены с их участием изображали различные способы смертной казни и пыток: здесь и гильотина, и смерть на колу, дыба, колодки... Неудивительно, что психика некоторых посетителей не выдерживала, многим становилось плохо.

Подобные зрелища нам ежедневно демонстрирует телевидение (а среди зрителей немало детей!). О негативных последствиях их просмотра можно только догадываться, учитывая увеличение количества психических заболеваний, суицидов, убийств, сексуальных перверсий, распространение наркомании. Есть люди, у которых подобные внешние раздражители мгновенно вызывают значительные отклонения, порождая патологические психические изменения.

Кстати, практически все теоретики проблемы личности признают, что структура личности может быть нарушена или даже разрушена вследствие физических или психических травм. Хотя способность противодействия психическим травмам у субъектов обычно разная и зависит от многих факторов.

Не только на экранах телевизоров, но и в реальной жизни началась эпидемия «маниакальных преступлений», хотя ни в уголовном праве, ни в криминологии не определено понятие «маньяк». В уголовной практике встречаются маньяки-убийцы, сексуальные маньяки, маньяки-педофилы, маньяки-пироманы, маньяки-хулиганы и т.п. Преимущественно речь идет о субъектах, неоднократно совершающих убийства или сексуальные преступления.

Психическая программа маньяков напоминает испорченную патефонную пластинку, когда все время повторяются одни и те же слова, одна и та же мелодия. У маньяков повторяются антиобщественные, преступные действия. Субъекты с «разрушенной программой» чувствуют неудержимую тягу снова и снова совершать изощренные преступления, в процессе которых они получают удовольствие от медленной смерти, агонии жертвы, разрезания тела, изнасилования беременных, запаха, вида, вкуса крови. Официальная наука не в состоянии объяснить причины этих извращений. Поэтому оценка психиатрами психического состояния маньяков противоречива, а предусмотренные законом меры наказания в подобных случаях оказываются неэффективными. Вот пример из уголовной практики, подтверждающий сказанное. Шестикратно судимый 42-летний С. в очередной раз освобожден досрочно, по амнистии. Безработный, после очередного запоя, он шатался по ночному городу. Около часу ночи, встретив на улице двадцатисемилетнюю сотрудницу частной фирмы, возвращавшуюся с работы, начал к ней приставать, навязывая знакомство. Женщина отказалась от предложенной шоколадки и циничных предложений. В ответ С. ударил ее ножом в спину. Когда жертва упала, преступник начал бить ее ногами и наносить раны ножом в разные части тела. Потом схватил деревянный кол и дважды проткнул им тело потерпевшей. Пятью ножевыми ударами у жертвы были пробиты легкие, разорвана брюшная полость, прямая кишка, порезана ягодица... Судебно-психиатрическая экспертиза пришла к выводу, что С. во время совершения преступления осознавал свои действия и был способен управлять ими. Преступление совершил в состоянии обычного алкогольного опьянения. Преступника осудили к 15 годам лишения свободы, с отбытием наказания в ИТК особого режима.

Каким бы ни был вывод судебно-психиатрической экспертизы, обычный человеческий разум отказывается признать С. нормальным человеком. И не случайно у психиатров и юристов раньше уже возникали сомнения по поводу душевного состояния осужденного. Его даже пытались лечить в психиатрической больнице. Хотя неизвестно от чего.

Определить душевное состояние преступника сложно еще и потому, что в психиатрии нет четкого определения понятия психического здоровья. Некоторые отклонения, которые врачи считают симптомами болезни, являются лишь вариациями коллективного неосознанного и в некоторых культурах на определенных этапах истории считались абсолютно нормальными и приемлемыми.

Посев под «урожай маньяков» произведен на ранних стадиях развития общества. «Заслуга» же современной цивилизации состоит в том, что побочным эффектом некоторых непродуманных технологий является концентрация «питательного раствора», в котором семена и прорастают. Если прежде это были единичные случаи, то в последние десятилетия деструктивное вырывается на поверхность в гигантских масштабах, легко преодолевая расстояния, религиозные табу, моральные и правовые преграды.

Учитывая специфику советского образа жизни, население СССР узнавало о фактах проявления маниакального преимущественно на примерах западных стран. Но подобные преступники начали появляться в Союзе уже в начале семидесятых годов. Были они и в России, и в Белоруссии, и в Украине (в шестидесятые годы казнен маньяк Соломенко, изнасиловавший в Киеве 113 малолетних девочек и убивший более 30 из них). Но эти проявления никогда не приобретали сегодняшних масштабов, что в значительной степени обусловлено нарушением душевного равновесия общества, в том числе, по нашему мнению, вследствие негативного влияния средств массовой информации, прежде всего электронных.

Особенно подвержены влиянию дети-телезрители. Если для взрослого человека с устойчивой психикой и сложившимся сознанием телевизор — это развлечение (хотя и не абсолютно безопасное для психического здоровья), то для детей, учитывая незрелость и нестабильность их психики, последствия могут быть катастрофическими. Примером может служить произошедшее в декабре 1977 года в Японии. В течение одного дня врачи зафиксировали чрезвычайно большое количество обращений по поводу припадков у детей, похожих на эпилептические. В целом зарегистрировали более семисот детей и многих взрослых с подобными симптомами. Было установлено, что припадки начались после просмотра невинного, на первый взгляд, мультсериала «Карманные монстры» (покемоны). Придя в себя, дети утверждали, что почувствовали себя плохо после того, как у одного из главных героев невыносимо засияли глаза.

События в Японии шокировали мировую общественность, а специалисты, исследующие неосознанное, поняли, что это очередной «звоночек», предупреждающий человечество об угрозе. Создатели мультсериала проникли в психику людей, вывели из строя центр, отвечающий за функционирование организма. По официальной версии частота колебания светового сигнала совпала с альфа-ритмом смотревших мультфильм людей, то есть с частотой колебания нейронов. В Японии из происшествия извлекли урок —каждое телезрелище перед демонстрацией обязательно проверяют с помощью специальных приборов. Но творцы мультсериала даже после этого трагического случая не отказались от его показа на телевидении. За четыре года они сумели заработать около пяти миллиардов долларов.

Есть и другая точка зрения. Немецкий психолог Хельга Вепп Ларуш провела исследование, результаты которого свидетельствуют, что «Покемон» повышает уровень детской агрессивности, воспитывает ненависть к окружающему миру. На вопрос: «Чем тебе нравится этот фильм? » — дети отвечали: «Он учит убивать».

А вот не менее трагический случай. В небольшом городе Кстов Нижегородской области один за другим добровольно ушли из жизни шестеро подростков 13—14 лет. У погибших была общая страсть — компьютерная игра «Последняя фантазия». Все они посещали один и тот же компьютерный салон. Суть этой японской игры, имеющей множество версий, — борьба добра со злом. Там есть персонаж по имени Монах, который после большого количества туров назначает герою дату его смерти. Такие даты были в записях всех самоубийц.

Негативно влияют на подсознание и некоторые программы радио. То есть на психику влияет не только увиденное, но и услышанное. Уже определены закономерности влияния звуков на людей в зависимости от возраста, профессии и даже пола. Почти каждый человек интуитивно чувствует, что есть приятная музыка, успокаивающая, лечащая, а есть, наоборот, удручающая или раздражающая, ухудшающая не только психическое, но и физическое состояние. Кстати, каждый звук порождает волновой импульс, выборочно влияющий на определенный ген. А если синхронно раздражать органы чувств человека не только звуковыми, но и световыми импульсами? Средства массовой информации могут не только спровоцировать пробуждение деструктивного инстинкта у многих здоровых людей, но и активизировать до опасного уровня так называемую свободно плавающую тревогу у психически больных лиц. В частности, возбудимые психопаты, отличаясь повышенной раздражительностью, очень бурно реагируют даже на незначительный внешний возбудитель. В таком состоянии они способны не только начать конфликтовать с окружающими, но и совершить преступление. В обществе, пребывающем в состоянии экономической и психической депрессии, непродуманная информация определенного толка способна ухудшить ситуацию. В связи с этим уместно вспомнить слова Фридриха Ницше, отметившего, что благоустроенное общество стремится усыпить страсти. А злые умы, наоборот, пытаются их разжечь.

Справедливости ради необходимо отметить: средства массовой информации — не единственная причина роста психической напряженности в обществе. Этому способствует и, например, отсутствие условий для достаточного удовлетворения в течение довольно продолжительного времени основных потребностей человека, прежде всего личной безопасности. Физическая и социально-правовая незащищенность, тревога за судьбу собственных детей, неуверенность в завтрашнем дне возвращают людей в далекие времена «кулачного права», провоцируют запуск деструктивных инстинктов, далеко не всегда действующих в пределах моральных и правовых норм общества.

Ситуация становится крайне опасной и требует немедленного принятия мер законодательного и организационного характера. Хорошо, что в последние годы много внимания уделяется защите окружающей среды. Однако в опасности также души людей. Если не принять экстренные меры, перспективы у человечества будут далеко не радужными.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно