Гулливеры живут в Антарктике

29 декабря, 2004, 00:00 Распечатать

Что такое Антарктика в представлении обычного человека? Мороз и ветер, льды и снега, метели и айсберги… Короче говоря, край вечной мерзлоты, жуткое место, где выживают разве что пингвины и тюлени...

Морской леопард
Морской леопард

Что такое Антарктика в представлении обычного человека? Мороз и ветер, льды и снега, метели и айсберги… Короче говоря, край вечной мерзлоты, жуткое место, где выживают разве что пингвины и тюлени.
Эту сложившуюся в сознании обывателя картину разрушают результаты работы Андрея Утевского — участника VIII Украинской антарктической экспедиции биолога-зимовщика. В течение года — с февраля 2003-го по март 2004 г. — доцент Харьковского национального университета работал на украинской антарктической станции «Академик Вернадский», расположенной на одном из Аргентинских островов. Совершая исследовательские погружения в воды шельфа, ученый обнаружил, что, несмотря на отрицательную температуру воды, жизнь здесь буквально кипит.

Андрей Утевский перед погружением
Андрей Утевский перед погружением


Рыбы, морские звезды, раки, морские пауки, голотурии, черви, асцидии, моллюски, пиявки —  эти и другие морские животные стали героями уникального исследовательского фильма, снятого Андреем Утевским во время погружений под воду. А сделанные им фотографии заняли призовое место на проходившем в Киеве Международном фестивале подводного изображения «Серебряная акула».
Здесь водятся пиявки и людоеды
— Андрей, как выглядят поселения морских животных в Антарктике?
— Они расположены здесь ярусами. На глубинах до 20 метров — это так называемая абразивная зона, которая подвержена воздействию подводной части айсбергов, — живут в основном различные нитчатые водоросли. Самое интересное начинается после 20 метров — здесь обитают звезды, голотурии, губки, черви, кораллы. А ниже 40 метров — гигантские формы. Здесь водятся морские пауки, размер конечностей которых достигает 15 сантиметров, а размеры сложных асцидий превышают четыре метра. Поражают воображение и гигантские кольчатые черви, окруженные желеобразной защитной оболочкой. Губка-вулкан — огромный белый шар, который можно принять за кварцевое образование на базальтовой основе. Морские ежи так плотно располагаются друг возле друга, что на некоторых участках дна с одного квадратного метра можно собрать «урожай» весом в несколько килограммов. Огромные скопления в виде сплошного ковра образовывают здесь и морские звезды. 


Интересно было наблюдать за морской лилией — это полусидячее животное, родственное морской звезде. Если к нему прикоснуться, оно пугается, поднимает свои лучи и, плавно ими размахивая, уплывает. В одно из погружений я обнаружил двух необычных морских червей приапулид — они сидят в грунте вертикально, наружу высовывается только покрытый хитиновыми зубцами хобот. Червь его то втягивает, то вытягивает, питаясь таким образом донными отложениями.


— А что представляют собой морские пиявки?
— Они похожи на своих собратьев из пресных водоемов — такое же червеобразное тело и две присоски. Это очень распространенные паразиты, живущие на рыбах, ракообразных, морских пауках. Когда они напиваются крови, то покидают «хозяина» и откладывают на камни и водоросли маленькие коконы. В каждом из них сидит малюсенькая пиявочка. Правда, вырасти до взрослого состояния у нее мало шансов — до 90% этих животных становится добычей хищников. У меня собралась, наверно, самая крупная в мире коллекция антарктических пиявок — несколько сотен экземпляров 25 видов. Причем к четырем ранее описанным новым видам добавилось еще четыре новых. 
— Вы наблюдали и надводных животных?
— Да. Я вел наблюдения за разными видами тюленей, в том числе морскими леопардами, которые живут только в Антарктике, изредка подходя к Новой Зеландии и Австралии. Это основные хищники региона, которые едят все, что меньше и слабее их самих, также проявляют интерес и к человеку.
Самец морского леопарда при длине более трех метров весит до полутонны — он похож на мощную живую торпеду с головой динозавра и жуткими зубами. В прошлом году на британской станции «РОЗЕРА» — примерно в 300 километрах от нашей антарктической станции — погибла молодая женщина-биолог, обследовавшая с напарником прибрежную зону с маской и трубкой. На нее неожиданно напал самец тюленя-леопарда, схватил за ноги и утащил под воду. Из-за этого животного мне несколько раз приходилось спешно покидать место погружения.
Водятся в этом регионе и ближайшие родственники тюленя-леопарда — тюлени-крабоеды, которые не столь опасны, и все же лучше их не трогать. А вот тюлени Уэддэлла, хотя тоже весят до полутоны, вполне безобидны — к ним можно подойти и даже коснуться рукой. Агрессивны только самки в период кормления детеныша.
В рамках своей программы я также вел учет пингвинов — отдельно взрослых особей и пингвинят, а также количество их гнезд и яиц. При знакомстве с внешне такими симпатичными и дружелюбными пингвинами есть только одна проблема — запах. При подходе к острову Петерман, что в 12 километрах от станции, где находится большая колония пингвинов Дженту, уже за полкилометра чувствуется удушающий запах их экскрементов. Но дело есть дело. Этот остров — мониторинговая зона, где каждый год нужно проводить учет животных и фенологические наблюдения.
Морской блокбастер или информационная база?
Во время своих погружений Андрей Утевский снял несколько удивительных фильмов о подводном мире шестого континента и сделал множество фотоснимков. Ради этого он совершил 104 исследовательских спуска под воду на глубину до 57 метров в разные сезоны года — это мировой рекорд погружений в антарктические воды для одного человека в том типе снаряжения, которое использовалось.
Фильмы пользуются большим успехом даже у непрофессионалов, что и неудивительно, поскольку биологу удалось передать и красоту, и волнующее своеобразие подводного мира Антарктики. Но основная цель съемок была другой — разработать исследовательскую фото- и видеоинформационную базу. Андрей собрал богатый видеоматериал на 35 часов показа плюс около 600 фотокадров, где запечатлено 27 видов морских звезд, 38 видов моллюсков, 32 вида губок, 23 вида червей и так далее. 
Наиболее интересные экземпляры своих «кинозвезд» и «фотомоделей» — от пиявок и червей до ракообразных — Андрей привез в Харьков для дальнейшей работы — идентификации, анализа, публикации каталога с изображением и описанием. Специалисты впервые смогут изучать эти организмы в комплексе — в пробирке, на видео и фото, а также на снимках, которые запечатлели извлеченное из воды животное. Самое главное в этой работе — ученый наблюдал и заснял жизнь животных непосредственно в среде их обитания. Это чрезвычайно важно для специалистов. 
До сих пор такого рода съемки в этом регионе Аргентинских островов не проводились. Да и вообще из-за температурных условий работы подводные съемки для Антарктики — редкость. Во время показа фильмов удивлялись даже люди, бывавшие на ледовом континенте. Немногие из них представляли, что под поверхностью ледяной воды, которая на всех наводит ужас, таится такое богатство жизни. Даже летом температура воды на поверхности была около нуля. А начиная с 10-метровой глубины — от минус 1,7° и до минус 1,9° по Цельсию.
Экстрим ради науки
— Андрей, банальный вопрос: вам было холодно под водой?
— Холодно пловцу или тепло — это во многом зависит от физиологии. Бывало, что в таком костюме, как у меня, ныряльщики замерзали и при погружении в воду с температурой плюс 10. А я не мерз и в антарктических водах, хотя погружения занимали от 30 до 50 минут, а общее время пребывания в воде — до двух часов.
Нужно заметить, что благодаря стерильным условиям среды у человека в Антарктиде изменяется состояние организма. Здесь, в Харькове, стоит переохладиться — и простуда обеспечена. Там произошел следующий случай: я поднырнул под ледяное поле, чтобы пройти к айсбергу и, надо же, именно в этот момент, прямо под водой, на костюме расстегнулась молния. В перчатках трудно захватить ползунок, да и вообще его можно нечаянно сломать. Поэтому я так и плавал — расстегнутым. А когда вернулся на станцию, выпил горячего кофе, постоял под горячим душем, и все в порядке.
— Какое оборудование вы брали под воду?
— Как правило, я погружался один, поэтому приходилось одновременно брать с собой видеокамеру с прожекторами, цифровой фотоаппарат «Олимпус» и сетку для образцов. Чтобы увидеть и заснять на фото- и видеопленку подводный мир Антарктики, нужно затратить немалые усилия, в том числе и физические. Это не теплые моря!
Кстати, человеку, который обеспечивал спуск, было несладко — пока я активно плавал под водой, он должен был неподвижно сидеть наверху при пронизывающем ветре и морозе. Из-за погоды некоторые спуски приходилось даже отменять — при температуре минус 10 и ветре 30 узлов мой напарник превратился бы в сосульку.
— Какие ощущения вы испытывали под водой?
— Самое главное — ощущение полета. 104 погружения — это, в сущности, только первое прикосновение к этому миру. Я бы очень хотел еще раз поехать в Антарктиду! Но уже с профессиональной фотоаппаратурой, поскольку вода там хоть и чистая, но темно — черные водоросли, черный ил. К тому же в воде плавают микроскопические льдинки и водоросли с кремниевым скелетом, которые рассеивают лучи прожектора и мешают сделать качественный снимок. Еще одна проблема — это мягкий ил, лежащий на базальтовом дне, который «взлетает» при малейшем движении.
— До какой глубины вы дошли?
— 57 метров. Это предельная глубина для того оборудования, с которым я работал. Но еще не дно, а крутой склон, уходящий далеко вниз. Никто не знает, что там, на глубине. Подводный мир этого региона очень богатый, но настолько малоизученный, что до сих пор можно открывать новые виды животных.
Характерно, что в последние годы Антарктидой заинтересовались ученые разных специальностей, в том числе биохимики и фармацевты. Например, на находящейся в 50 километрах от нас американской антарктической станции «ПАЛМЕР» доминирующее направление исследований — биологически активные вещества, содержащиеся в морских животных, например, в губках. Здесь оборудованы лаборатории, в которых выделяют и изучают вещества, обладающие противораковой активностью. Возможно, потенциальной ценностью обладают и морские пиявки.
Сейчас в Антарктике регулярные зоологические подводные исследования проводят всего пять станций. Украина вошла в их число. Я уверен, что отечественных ученых ждут новые открытия, которые станут важным вкладом в исследование Антарктики.
…В конце беседы герой этой статьи выразил благодарность всем участникам экспедиции — ее начальнику Владимиру Бахмутову, директору Украинского антарктического центра Валерию Литвинову и заместителю директора УАЦ по науке Геннадию Милиневскому за поддержку и понимание. «Без их помощи, — сказал Андрей Утевский, — выполнение таких сложных работ в экстремальных условиях Антарктики было бы просто невозможно».
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно