ГЕНИАЛЬНОСТЬ ПО ЗАКАЗУ,

30 декабря, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №52, 30 декабря-14 января

Новое тысячелетие располагает к пророчествам. Политики с экономистами спорят о сиюминутных проблемах, которые, на их взгляд, определят судьбы мира...

Новое тысячелетие располагает к пророчествам. Политики с экономистами спорят о сиюминутных проблемах, которые, на их взгляд, определят судьбы мира. Им невдомек, что человечество уже вступило в фазу, в которой нынешние проблемы выглядят просто лепетом младенца по сравнению с тем, что на нас надвигается. Причем не в какой-то отдаленной перспективе, а буквально в ближайшие десятилетия. Люди, перепуганные «прелестями» уходящего века, встрепенутся: «Неужели новая война?» К чему она - сражения уже идут на других, интеллектуальных фронтах, а победитель получит приз повесомее, чем пядь земли или клиппер с колониальным товаром…

Притча о том,

как физики проиграли лирикам

Еще несколько десятков лет назад любой уважающий себя футуролог, как это делал многократно Артур Кларк, начал бы свое прорицание с перспектив, открываемых физикой. В то время ядерщики обещали радикально решить проблему энергетики. Но колоссальные средства, выброшенные безоглядно на поиски магнитогидродинамического способа преобразования энергии и освоения термояда, поставили под сомнение безупречную репутацию ученых. В некоторых странах решили повнимательнее присмотреться, как получают «удовольствие за государственный счет» ученые мужи в своих лабораториях. В итоге американцы, которые были впереди планеты всей в области ядерной физики и даже строили самый большой в мире ускоритель в Батави под Чикаго, настолько разочаровались, что наполовину выстроенный ускоритель законсервировали. Уж очень хотелось насолить ядерщикам! Злые языки говорят: на то, чтобы законсервировать строительство, американцам пришлось потратить денег больше, чем на то, чтобы достроить…

После этого в списке научных фаворитов, которые должны круто изменить нашу жизнь в будущем веке, о физике почти перестали вспоминать. Да и до ее ли достижений, когда такие захватывающие события разворачиваются в информатике и биотехнологиях.

Как генетика стала самой любимой наукой

Вы не представляете, какие усилия прилагают американцы, - доверительно сообщил член-корр. НАН Украины Виталий Кордюм, - чтобы расшифровать геном человека. Проект интенсивно обсуждался в середине прошлого десятилетия. Французы хотели принять международную программу «геном кишечной палочки», чтобы расшифровать ее полную структуру. Но ее отвергли как совершенно фантастическую, нереальную и умопомрачительно дорогую. Когда отклонили, группа нобелевских лауреатов предложила программу «Геном человека», которая более чем в 2 тысячи раз сложнее и непропорционально дороже. Мгновенно она… была принята. Еще до утверждения ее начали финансировать. В США поняли: как только будет расшифрован генетический аппарат человека, управление каждой личностью, начиная от здоровья, болезней, психики и всего остального, будет только делом времени...

Большинство генов из набора уже расшифрованы. Их функции пока еще не известны. Но к 2002 году их установят. Может, на полгода затянут, но срок приближается неотвратимо…

Параллельно с теоретическими исследованиями дали знать о себе и применения. Наибольшие успехи сразу же были зафиксированы у биотехнологии на медицинском направлении. Здесь оборот исчисляется многими миллиардами долларов для одного медицинского продукта. Все пошло, как снежная лавина. И это только начало.

Почему такой стремительный разворот в медицине? Логика примитивная, как каменный топор - за свою жизнь человек заплатит столько, сколько у него есть, потому что в гробу карманов нет и на тот свет ничего не возьмешь. Некоторые расширяют ареал работы этой логики - человек заплатит не только за свою жизнь, но и за жизнь своих близких…

Представьте ситуацию: врачи обещают, что человек проживет еще год-два. Но вдруг на горизонте появляется технология, которая дает надежду продлить его жизнь на 10 лет. Любой, у кого есть 20 миллиардов, заплатит тут же 19 за доработку этого лекарства. В очередь станет, чтобы заплатить. Вот почему такие колоссальные деньги брошены в США на изучение генома человека.

С первых шагов ученым было понятно, что клонирование людей - идея, за реализацию которой может взяться только какой-то псих. Это в принципе никому не нужно. А вот клонирование запчастей для человека - совсем другое дело. Из клетки будут выращивать какие-то фрагменты.

Долго решению проблемы мешало отторжение органов - это в организме обеспечивают определенные белки, которые, как антенны, торчат на поверхности клеток. От рождения так устроено, что все чужеродные наборы беспощадно убиваются. А если взять эти антенны-белки, отвечающие, к примеру, у свиньи за совместимость, и заменить на человеческие?..

Сейчас трансгенная техника достаточна развита. Свиньи размножаются быстро. Ввели один-два гена, получили поголовье, ввели следующие гены… Два года назад была произведена пересадка такого сердца человеку. По слухам, сердце работает не хуже, чем человеческое. Уже стада свиней готовят к тому, чтобы печень пересаживать. Трансплантология через трансгенных животных - очень быстро развивается…

Дальше я вам задаю вопрос: если свинье можно пересадить гены, чтобы избежать несовместимости, то определите границы, где кончается свинья и начинается человек? И сколько нужно перенести свинье генов, чтобы считать, что мы получили гибрид человека и свиньи? То есть мы начинаем стирать грани. В совершенно гуманных целях…

И это не самый противоречивый парадокс, который ставит перед нами генная инженерия.

Вот плод человека: известно, что должен родиться больной ребенок. Что гуманнее: сделать аборт (то есть убить ребенка), оставить все как есть (пусть рождается ненормальным и всю жизнь страдает) или вылечить его в утробе, но нужно при этом вмешаться в божественный замысел?..

Со следующим парадоксом столкнемся, когда познакомимся с проблемами семейной пары, которая не может иметь своих детей, так как оба несут дефектные гены и при любых сочетаниях будет больной ребенок. Но можно взять зародышевую клетку, «починить» ее и проблема снята. Здесь нужно добиться прецизионной технологии. Работы ведутся весьма интенсивно. Но вот что удивительно - уже кажется этично взять больной ген и заменить его, чтобы появился нормальный ребенок, который впоследствии будет давать нормальное потомство. Этично? Кто ж скажет, что это не этично!..

От этой генетической операции всего один шаг к другой. Предположим, что операция по переделке еще не рожденного человека понравилась людям с не очень твердыми моральными принципами. Что наплодят такие генетические конструкторы? Дальше возникает вопрос: допустим, мы всемогущи. Что будем делать со своим могуществом?

Мы не подготовлены

к ответу…

Интересно, что подобный вопрос не раз задавал другой известный киевский ученый Олег Крышталь и так же не мог найти на него приемлемого ответа:

«Дела разворачиваются так, что, зная геном человека, мы создадим толстый том, где будут расшифрованы все гены человека. Казалось бы, конструируй с таким инструментарием, что хочешь. Однако эта возможность совсем не будет означать, что мы как-то приблизились к пониманию Божьего промысла. Хотя бы потому, что оприходовав все эти гены, как чисто материально ответственные на складе, мы еще долго будем далеки от понимания «игры оркестра». Получив все гены, мы только узнаем, из какого материала сделана скрипка. Но при этом будем далеки и от разгадки конструкции скрипки, и от состава оркестра, и от замысла композитора. И уж где нам знать, кто всем дирижирует...

И не зная фактически ничего, мы получим возможность во все вмешиваться и «исправлять природу»...

В этом вся жуть перспективы. Одна надежда, что набор правил в нашей «божественной игре» тоже входит в Высший замысел».

Гениальность

что-то сильно девальвировала…

«Через какое-то время появится новая порода гадалок, - считает Олег Крышталь. - Они будут вооружены мощными компьютерами. К ним будут приходить люди со своим геномом, геномом своих детей или даже геномом своих эмбрионов, и те будут гадать им. Вы сможете узнать, какие свои возможности вы не реализовали, какие потенции у ваших детей и что им, в первую очередь, следует развить.

Впрочем, несмотря на комбинацию сверхсовременного компьютера и генетики, это все равно будет гадание, потому что, когда речь идет об очень сложных системах, лишь в очень определенных - точечных случаях, как, например, при выявлении предрасположенности к некоторым видам рака, может быть почти 100-процентная вероятность. В остальных случаях там, где очень сложная система, вероятность определения поменьше. Но ученые будут находить все больше взаимосвязей между генами. Все это, в конечном итоге, переведет нас на какой-то другой уровень самопонимания. Хотя и на этом уровне неопределенности просто переместятся в другую сферу.

В какую? Ответ на этот вопрос дать не берусь, потому что это уже будет гадание... То есть простор для Божьей игры останется, несмотря на все достижения ученых. Более того - его не станет меньше. В Древнем Риме к Богу обращались, колдуя на внутренностях жертвенных животных, чтобы выпросить силу и неуязвимость в бою, а наши дети будут играть на генных картах, уже в расчете на другой результат - на получение более высоких интеллектуальных возможностей. Впрочем, проблема гениальности не будет предметом особой тревоги людей будущего - при необходимости можно будет поставить производство гениев «на поток».

Гениальность не является для нас чем-то редким и экзотическим. Ученые сегодня - солдаты армии исследователей, а не одиночки, выделяющиеся из толпы. И вот эта армия исследователей докопалась до божественной тайны, которая позволяет переделать человека. Но это вовсе не говорит о том, что мы также много понимаем. Здесь образовался некий демпинг, когда люди, освоив основные принципы молекулярной биологии, получили возможность применить простую логистику и перебирать некоторые кирпичики нашего генетического устройства в то время как сам принцип нашего построения остается глубоко неясным. То есть мы сможем перекраивать наш генотип гораздо раньше, чем для этой работы соответствующим образом поумнеем. Это очень опасно. Нельзя вдруг решить, что мы все знаем и поэтому давайте, ребята, возьмемся перекраивать и конструировать будущего человека по своему желанию в соответствии с нашими нынешними идеалами. Поэтому так важно законодательно ограничить подобные проекты в генной инженерии. Есть великая мудрость в том, чтобы не все изменялось сразу».

Несколько острых сюжетов на любой вкус

Их предложил Виталий Кордюм: «На Западе есть достаточно большое количество фирм, которые специализируются на продлении жизни человека. Они имеют неограниченное финансирование. Потому что все понимают - через 5-7-10 лет здесь будут реальные результаты. В богатстве-бедности появляется совсем иной социальный смысл: если ты богат - то ты красив, молод, живешь сколько угодно, если беден - извините…

Или такой сюжет: если можно сделать кристалл из кремния, который будет обрабатывать информацию, его можно будет сделать и из белка, из аминокислот и так далее. Это не безумная идея. Через десять лет это будут делать в любом биологическом кружке. И возникнет еще одна альтернатива - появляется возможность приделать к себе «кусочек», который будет думать, как целая голова. Попробуйте теперь сказать ему, что он «дурак»…

Любой бред шизофренический, который можно сегодня представить, становится практически выполнимым. Мы стали всемогущими. Хотя еще не знаем, что с этим делать. Но это уже делается. И это приведет к подвижкам, которые абсолютно непредсказуемы. Вот угрозы, которые начались с созданием Ноосферы. Это нечто качественно новое и оно настолько быстро будет накапливаться, что мы не будем успевать за изменениями. Они быстрее появляются, чем человечество создает моральные и нравственные нормы. И еще страшнее то, что оно накатывается быстрее, чем человечество успевает осознать, что оно уже накатилось…

Спросите кого угодно: когда будет реализована Ноосфера. Он наверняка ответит, что это будет не при нашей жизни. Поймите, я не хочу, чтобы она состоялась, но она уже есть… И все эти варианты изменения человечества невероятно быстро развиваются. Все страны стремительно снимают ограничения. Америка контролирует весь мир, потому что она более экономически развита, а экономически она более развита, потому что законы там всегда допускали большую свободу развития. Те же страны, где были более жесткие ограничения, отставали. Поэтому Америка очень дорожит свободой. Там и по генной инженерии законодательство гораздо более свободное, чем в Европе. Они никогда не навесят на себя дополнительные вериги, потому что знают - их обгонят конкуренты. Сейчас и в Японии, и в Европе понимают это и начинают снимать всякие ограничения. Уже очевидно - остановить нельзя, можно только затормозить…»

Я задал один вопрос разным ученым:

- Какая перспектива нас ожидает в обозримом будущем?

Виталий Кордюм:

От того, как мы будем работать, зависит наше будущее: мы будем изменять или нас будут изменять. В 2002 году закончится программа «Геном человека». Это интересная программа, но геном кого?..

После этого срока начнется изучение геномов европейца, китайца… А дальше геном Смита, геном Якамуры…

По моим оценкам, у нас есть пять лет. После 2005 года процесс станет необратимым. Кто к этому сроку не прорвется, вечно будет в яме. Кто прорвется, у того и дальше будет возможность развиваться.

Олег Крышталь:

- Мы стоим на грани некой духовной трансформации. Это связано с тем, что человеку рано или поздно придется взвалить на себя задачу переделки природы - всю экосистему, включая и человека. Вполне вероятно, хотя и не я это придумал, что именно в этом цель Разума. Собственно, Разум для того и введен в обиход экосистемы, чтобы сделать ее более стабильной.

Юрий Глеба:

- К счастью, в обществе, несмотря ни на какие обстоятельства, есть люди, которым хочется понять загадки природы. У нас этих молодых людей не меньше, чем было 10 или 20 лет назад, и не меньше, чем у любого другого народа. На них вся надежда. Мы достаточно образованный народ с сильными представителями науки. Думаю, что ничем не хуже смотримся, чем Польша, Россия или Болгария и даже другие развитые страны. Если посмотреть на немецкие биотехнологические силы, они, конечно, мощнее наших. Но это результат финансирования. Они тратят денег на подобные исследования в сотни раз больше, чем мы. Однако наши исследователи в хороших лабораториях работают на равных. И такой уровень демонстрируют многие наши сотрудники, работающие за рубежом. Так что оснований для безудержного пессимизма я не вижу. Мне даже кажется, что в последнее время положение ощутимо улучшается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно