ГЕДЕЛЮ БЫ НЕ ПОЗДОРОВИЛОСЬ

19 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

Опубликованная в «Бюллетенях ВАК Украины» №2 и №3 за 1997 г. новая редакция нормативных документов В...

Опубликованная в «Бюллетенях ВАК Украины» №2 и №3 за 1997 г. новая редакция нормативных документов ВАК, касающихся основных требований к диссертациям и авторефератам диссертаций, а также порядка присуждения ученых степеней и присвоения ученых званий, и изменения, внесенные в эти документы постановлением Кабмина Украины №1336 от 26 июля 1999 г., свидетельствуют о стремлении руководства ВАК совершенствовать существующую в Украине систему аттестации научных кадров. Положительной оценки в этом плане заслуживает, на взгляд автора, введение в п.12 «Порядка» новой версии признаков докторской диссертации (требований к ней): в отличие от старых редакций таких признаков новая версия представляется логически выдержанной и обусловленной самими понятиями науки и научной проблемы.

В самом деле, под наукой, как известно, понимается сфера человеческой деятельности, направленной на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. В то же время, под проблемой принято понимать невозможность разрешения трудностей и противоречий, возникших в данной ситуации, средствами наличных знаний и опыта. Если отнести эту формулировку к науке, то следует заключить, что для решения проблемы необходимо выработать новые для науки знания, что, естественно, отвечает приведенному понятию науки. Поскольку выработка знаний невозможна без соответствующего инструмента, в роли которого выступает методология науки, требование п.3.5 относительно использованной в диссертации методологии (методов решения задач, общей методики проведения диссертационных исследований, методов расчетов) представляется логически оправданным.

Не все, однако, так удачно получилось в новой редакции документов, о которых идет речь: по мнению автора, вторая часть того же п.12, касающаяся требований к объему диссертаций и ограничений по количеству научных специальностей, по которым диссертация представлена к защите, свидетельствует о том, что наша система аттестации научных кадров находится не в ладах с развитием науки и изменениями, происшедшими в последние десятилетия в ее философской и методологической базе. Существо дела, каким оно представляется автору, состоит в следующем.

Ф илософские и мето-

дологические устои

науки, заложенные еще древними греками, за две с половиной тысячи лет не претерпели сколько-нибудь существенных изменений. Но во второй трети XX в. появились работы венского логика Геделя и венского же биолога Берталанфи. Обе они в значительной мере изменили эти устои. Существо изменений можно представить здесь так, что они направлены на создание непротиворечивой и целостной научной картины мира путем проведения междисциплинарных исследований. Но наша система аттестации научных кадров на эту ситуацию практически никак не среагировала. В чем это выразилось?

Гедель, окажись он в роли соискателя степени доктора наук в нашей стране, свою диссертацию защитить не смог бы по банальной причине: полученный им результат (в действительности их два) вместе с описанием совершенно оригинального метода доказательства теоремы, известной как теорема о неполноте, был изложен на 18(!) страницах журнальной статьи, в то время как упомянутый п.12 требует, чтобы объем диссертации на соискание степени доктора наук находился в пределах 250-300 машинописных страниц (в упомянутых изменениях 11-13 авторских листов), а для общественных и гуманитарных наук и того больше (350-400 страниц или соответственно 15-17 авторских листов). Автор предвидит возражения: речь-то идет о великом (как сейчас величают Геделя) логике. Но великим он не родился, а стал после того, как доказал свою теорему.

Использование общенаучной теоретической и методологической базы, порожденной упомянутыми работами, принципиально приводит к ситуации, подобной той, в которой оказался и Гедель. Дело в том, что при проведении междисциплинарных исследований наиболее выразительно действует принцип, известный человечеству еще с позднего палеолита и состоящий в том, что ради сокращения основного процесса на подготовительные операции затрачивается основная часть работы, благодаря чему синтез знаний, выработанных отдельными научными дисциплинами, становится простой операцией и требует для своего описания относительно небольшого объема печатного материала. Автор данной статьи испытал это на себе, выполнив научные исследования в междисциплинарной области на упомянутой теоретической и методологической базе. На подготовительную работу у него ушло примерно 18 лет, а на основную часть работы - примерно один год. Но при этом были получены результаты, абсолютно новые для науки, поскольку они «располагались» в междисциплинарной области, философски и методологически недоступной науке в условиях господства в ней философии редукционизма. Однако, если бы у автора была нужда защитить выработанные им знания в форме докторской диссертации, нормативные документы украинской ВАК сделать бы ему это не позволили по нескольким причинам. Во-первых, потому, что все полученные результаты (включая материалы по анализу ситуации, актуальности проблемы и постановке задачи, описание использованной методологии, процесс выработки знаний и изложение самих знаний) заняли объем примерно 100-120 страниц текста, написанного естественным языком без использования формализмов, а это примерно вдвое меньше того, что неукоснительно требует соблюдать украинская ВАК.

С кажут: что же это за

«бесценные» знания,

если они для своего изложения потребовали аж 100 журнальных страниц! О ценности судить здесь не будем, но речь идет сразу о четырех, прямо надо сказать, неожиданных результатах: во-первых, установлено, что экономическая система в действительности является объектом естествознания; во-вторых, выработаны знания о естественных законах, по которым организована и действует экономическая система; в-третьих, решена проблема противоречивости экономической теории, о наличии которой сама теория и не «подозревала»; в-четвертых, установлено, что вычислительная техника по своей форме является «родной сестрой» экономической системе и сама является объектом естествознания. Более того, установлено, что их родительской формой является форма специфически человеческой части коры головного мозга (СЧЧКГМ). Одного лишь этого достаточно, по мнению автора, для того, чтобы считать полученные знания заслуживающими внимания.

Создается ситуация, явно лишенная логики: чтобы защитить диссертацию, нужно, говоря образно и перефразируя известное изречение, грамм радия, добытый из тонн руды, погрузить в пустую породу слов ради того только, чтобы создать «объем» и удовлетворить требования ВАК. Это не только никчемная и потому зряшная работа, но и искусственно создающая трудности для оценки результата оппонентами и членами специализированных советов, ибо из «пустой породы» им предстоит вновь извлекать тот самый грамм! Не лучше ли в той части п.12, которая касается объема диссертации, написать, что эти цифры являются ориентировочными или что они являются ограничивающими объем диссертации только сверху?

Вторая причина, по которой автору и мечтать даже не следует защитить в форме диссертации полученные им знания, состоит в следующем: чтобы прийти к результатам, о которых сказано выше, ему потребовалось вовлечь в междисциплинарные исследования не один десяток научных дисциплин. Но эти результаты не могут быть признаны нашей ВАК потому, что количество вовлеченных в исследования научных дисциплин составляет величину, которая, будучи переложенная в количество номенклатурных специальностей ВАК, намного превышает допустимую, равную всего только двум. Выходит, что за двумя специальностями по ВАК науки уже нет! Между тем, междисциплинарная область знаний в течение двух с половиной тысячелетий философски и методологически оставалась для науки практически недоступной и потому хранящей колоссальные информационные ресурсы. Еще и сейчас исследования в этой области не стали для науки нормой, благодаря чему не могут быть выработаны знания, так необходимые для жизни людей. И в такой ситуации требование ВАК не выходить за пределы двух специальностей выступает на самом деле преградой для «проникновения» науки в информационные кладовые междисциплинарной области. По мнению автора, было бы логичным снять это ограничение совсем.

Третья причина, по которой автор не смог бы защитить свою диссертацию, состоит в условии, оговариваемом тем же п.12 «Порядка» и состоящем в том, что при защите диссертации по двум специальностям должны быть решены соответствующие проблемы по каждой из специальностей. Это очень спорное требование. Если и существуют примеры того, как в одной диссертации, представленной по двум специальностям, решается проблема, относящаяся к одной из них, и одновременно проблема, относящаяся ко второй специальности, то есть примеры и другого рода. Для решения, например, проблемы устранения противоречивости данной теории, основываясь на результатах Геделя, неизбежно приходится обращаться к другой теории, поскольку данная теория соответствующими средствами не располагает вовсе. Но в таком случае теория, располагающая упомянутыми средствами, остается «равнодушной» к тому, что ее средствами решается какая-то проблема. Если есть хотя бы один пример подобного рода, можно думать, что ограничение, о котором идет речь, неправомерно. Почему бы в таком случае не снять его?

А теперь давайте рас-

смотрим, каковы фун-

кции ВАК и как они ею выполняются. По форме эти функции аудиторские, никак не подменяющие функции специализированных советов. Выполняются они на основе аудита эксперта (или экспертов) экспертного совета ВАК. И именно здесь вновь проявляется нелогичность. В самом деле, специализированные ученые советы состоят из авторитетных в данной области знаний ученых. Официальными оппонентами также назначаются высокоавторитетные специалисты. Спрашивается: этих ученых достаточно для того, чтобы положительное или отрицательное заключение специализированного совета по данной диссертации считать правильным? По логике дела ответ на этот вопрос должен быть положительным. Ан нет. Поскольку докторская диссертация направляется на аудиторскую проверку, от мнения аудитора зависит, быть или не быть соискателю доктором наук. Вопрос: что члены экспертного совета ВАК и его эксперты более квалифицированные специалисты, чем члены специализированного совета и официальные оппоненты, и ни при каких обстоятельствах не могут ошибаться? Нет, это не так, поскольку и те, и другие принадлежат одному и тому же докторскому корпусу страны и, естественно, остаются людьми, которым свойственно ошибаться. В итоге от возможного ошибочного мнения эксперта (или экспертов) экспертного совета страдают наука, не говоря уже о соискателе, на свою беду решившим стать ученым высшей квалификации.

Вопрос об эксперте экспертного совета ВАК не нов: он обсуждался еще во времена Советского Союза. Но от этого он не стал менее злободневным и не затронуть его здесь просто нельзя. Но нужно сразу сказать, что, по мнению автора данной статьи, сейчас есть пока несколько причин, по которым аудиторская проверка докторской диссертации со стороны ВАК необходима. Следовательно, необходим и аудитор в лице эксперта экспертного совета ВАК. Это предполагает принятие экспертным советом мер, обеспечивающих, как это делается и сейчас, инкогнито аудитора, чтобы избежать всяческого рода давления на эксперта извне. Однако инкогнито имеет одну отрицательную сторону: оно открывает простор для произвола, ибо анонимность всегда сопровождается сознанием безнаказанности того, кто вершит неправедное. Чтобы устранить этот негатив из надзорных функций ВАК, целесообразно, думается, ввести правило, по которому инкогнито эксперта сохраняется лишь до того момента, когда вынесенное экспертом отрицательное заключение по диссертации поступает на широкое обсуждение на заседании экспертного совета. Автор не оговорился, назвав обсуждение широким. Ибо он считает, что было бы в таком случае логичным обсудить негативное заключение эксперта на совете с приглашением если не всех членов специализированного совета, представляющих в нем специальность, по которой защищалась диссертация, то хотя бы официальных оппонентов, самого, естественно, соискателя, других ученых по усмотрению экспертного совета с тем, чтобы выяснить истину и не дать пострадать, прежде всего, науке. В таких условиях и аудитор будет чувствовать свою высокую ответственность за оценку диссертации, поскольку он будет знать, что ему предстоит отстаивать свое негативное заключение перед специалистами.

О том, что от определенного произвола эксперта экспертного совета сейчас пока страдает именно наука, автор убедился на примере отвергнутой ВАК диссертации В.Ященко. Чтобы пояснить, в чем существо этой диссертации, автор приведет один из полученных им самим научных результатов.

В психологии известно положение, по которому каждый индивидуум обладает первичными (врожденными) автоматизмами и автоматизмами вторичными (приобретаемыми прижизненно). Именно вторичные автоматизмы воплощаются в вычислительную технику, становясь в ней автоматизмами для нее врожденными (первичными). Это общий для всех антропогенных объектов принцип: в них воплощаются только вторичные автоматизмы человека, которые для объектов становятся лишь первичными. Практически до последнего времени существовала научная проблема образования вторичных автоматизмов вычислительной техники самой вычислительной техникой. В случае решения этой проблемы в вычислительной технике могла бы быть воплощена та форма, которая присуща СЧЧКГМ, и мы вплотную приблизились бы к решению другой проблемы: создания искусственного интеллекта. В процессе выполнения своей работы автор установил существование проблемы образования вторичных автоматизмов самой вычислительной техникой и нашел ее решение в рамках фундаментальных исследований (соответствующие материалы сейчас публикуются). Но, оказавшись на семинаре, где докладывались материалы диссертации Ященко, автор убедился, что в ней был получен результат, который, если его поставить в связь с работой автора данной статьи, находится в положении, позволяющем говорить о решении в диссертации прикладной проблемы. Все это автор, не будучи членом совета и официальным оппонентом, изложил в своем выступлении на защите (которое зафиксировано в стенограмме) и был убежден, что решение проблемы, содержавшееся в диссертации, не останется без внимания экспертного совета ВАК. И в самом деле, что может быть в науке значимее того, что свидетельствует о действии в данной отрасли естественных законов Природы? Однако все, к удивлению автора, оказалось не так: один из экспертов экспертного совета не нашел в диссертации соответствия п.12 в отношении объема диссертации, а также обнаружил разного рода погрешности (главным образом стилистического и оформительского плана). В итоге эксперт дал отрицательное заключение, на основе которого, несмотря на то, что заключение второго эксперта было положительным, отрицательным было и решение экспертного совета ВАК.

Почему бы в подобных случаях не выяснить истину на экспертном совете в кругу специально приглашенных для этого ученых из состава того специализированного совета, где защищалась диссертация, других специалистов, которые в состоянии высказать свое мнение по проблеме, решаемой в диссертации? Возможны и другие решения. Важно лишь, чтобы все они были направлены на соблюдение интересов, прежде всего, науки.

К огда статья уже была

практически готова к

публикации, автору стало известно, что ВАК изменила свое решение относительно дальнейшей судьбы специализированного совета, где защищалась диссертация Ященко, и отменила санкции против официальных оппонентов. И в этом акте вновь проявилась нелогичность действий ВАК: во-первых, подобное решение должно в таком случае распространяться на все специализированные советы, закрытые в связи с тем, что экспертными советами были отклонены принятые докторские диссертации, но пока неизвестно, чтобы ВАК пришла к такому решению; во-вторых, возрождение специализированного совета, о котором идет речь, фактически означает признание отсутствия вины самого совета и официальных оппонентов в принятии диссертации Ященко и, следовательно, фактическое признание того, что диссертация экспертным советом была отклонена ошибочно. Поэтому было бы логичным ожидать, что вместе с отменой санкций, о которых идет речь, было бы изменено и решение экспертного совета относительно самой диссертации. К сожалению, ничего подобного не случилось.

Здесь нельзя не сказать и о следующем. В соответствии с п.12 «Порядка» диссертация должна быть посвящена решению научной или прикладной проблемы. При этом, по-видимому, считается, что каждый соискатель докторской степени отлично разбирается в том, что такое проблема. И в самом деле, как может быть иначе, если соискатель утверждает, что именно ее в своей диссертации он и решает. К сожалению, это не всегда так. В ряде случаев - это просто этикетка по образу и подобию высказывания Козьмы Пруткова: не верь глазам своим: се лев, а не собака. Да и как этикетке не быть, если в науке нет общепринятого понятия проблемы? Чтобы убедиться в этом, обратимся к следующему обстоятельству.

Приведенная выше формулировка понятия проблемы заимствована автором из психологии. Поскольку психология изучает психику человека, содержательный смысл формулировки следует считать естественным для деятельности людей, в том числе для такой специфической деятельности, какой является наука. Об этом свидетельствует среди прочего, и такой факт. В 1900 г. на Втором математическом конгрессе в Париже Д.Гильберт сформулировал свои знаменитые 23 проблемы, из которых можно сделать вывод, что Гильберт полагал их таковыми постольку, поскольку средствами наличных в математике на конец XIX знаний нельзя было ни устранить трудности в доказательстве 22 из 23 предложений, ни доказать непротиворечивость арифметики (а с ней и математики в целом). Конгресс и последующие поколения математиков приняли проблемы Гильберта именно в таком понимании термина «проблема». Следует поэтому думать, что то понятие проблемы, которое было вложено в этот термин психологами и Гильбертом, существовало и прежде, но в некоторых областях знаний почему-то позабытого. Как иначе можно объяснить, что «Советский энциклопедический словарь», «Словарь русского языка» Ожегова, другие справочного характера издания содержат иные определения понятия проблема. Они представляются автору не очень удачными, поскольку практически отождествляют два понятия: проблемы и задачи. Подобное расхождение формулировок дает повод предвидеть вполне возможную неоднозначность отношения к признакам докторской диссертации со стороны тех, кто так или иначе причастен (или будет причастен) к оценке работ, представленных на соискание докторской степени.

По мнению автора, следовало бы принять именно приведенную здесь формулировку понятия проблемы как вполне отвечающую назначению и цели науки, обладающую, по мнению автора, ясностью и однозначностью толкования и позволяющую упростить составление аудита: экспертиза диссертации должна начинаться с ответа на вопрос - в чем состоит проблема, решаемая в диссертации, какие новые знания, на какой фактологической базе и с помощью какой методологии (или метода) они выработаны в диссертации, и как выработанные знания решают проблему.

Тем не менее, возможны и другие предложения. Важно лишь, чтобы формулировка выступала в качестве единой для всех защищаемых докторских диссертаций, потому что должна быть единая для всех нормативная база оценки диссертации и официальными оппонентами, и членами специализированных советов, и экспертами экспертных советов ВАК.

* * *

Спору нет: совершенствование системы аттестации научных кадров в Украине необходимо в такой же степени, в какой необходимо повышение темпов эволюции научных знаний, объективно вызываемое экономической и геополитической ситуацией, в которой находится страна. Автор попытался высказать свое суждение по вопросам, затронутым в публикациях в «ЗН», и сознает, что по тем же вопросам могут быть и другие мнения. Именно это обстоятельство является ценным: чем больше мнений по ним, тем ближе мы к истине и тем более совершенной будет наша система аттестации научных кадров и тем более быстрыми темпами будет развиваться наша наука.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно