«Эксплорейшн», или Новый взгляд на то, что нужно делать в Космосе

3 июня, 2005, 00:00 Распечатать

После избрания Президентом Виктора Ющенко украинским ученым, приезжающим в Москву, Вашингтон ил...

Фото центра Киева из космоса
 
Фото центра Киева из космоса

 

После избрания Президентом Виктора Ющенко украинским ученым, приезжающим в Москву, Вашингтон или Париж, иностранные коллеги задавали один и тот же тревожный вопрос: «Что будет теперь в Украине с космической отраслью?» За рубежом было распространено устойчивое мнение, что отрасль держалась только благодаря поддержке прежнего Президента, поскольку он сам вышел из ее недр… Кстати, представители самой отрасли такое мнение не разделяли и поэтому очень спокойно отвечали: «Не умерли при Кучме — проживем и при новой власти». Как и все представители хай-тэка, они устали от бесконечных, почти ритуальных заклинаний в недавнем прошлом в пользу инновационной политики, а на деле — отсутствия реальных шагов в этом направлении.

Новая власть с самого начала стала внимательно присматриваться к жемчужинам первой величины в народном хозяйстве Украины — авиационной и космической отраслям. Первые лица посещали заводы, встречались с инженерами, конструкторами, учеными. Новый министр Минпромполитики очень скоро продемонстрировал, что новая власть всерьез собирается найти подходы к развитию самых передовых отраслей в украинской экономике.

27 мая на совещании по вопросам космической отрасли Президент Украины Виктор Ющенко заявил, что рассматривает это направление как приоритетное для страны и поставил задачу — разработать программу возрождения отрасли, особым пунктом которой должно быть «возрождение здорового «эго» людей, для которых космос является профессией».

Активность украинского руководства на этом направлении не осталась без внимания за рубежом. К примеру, в российской прессе появилось немало статей, которые попросту хоронят украинские перспективы в хай-тэке. Так, солидный журнал «Экспорт вооружений» перечислил все направления, по которым космическая отрасль Украины добилась успеха, и приходит к мрачному выводу: «В настоящее время украинская космическая отрасль не имеет самостоятельного значения и, следовательно, по определению не может быть самостоятельной единицей ни на рынке средств выведения, ни тем более на рынке производства спутников. В этих условиях восприятие России как основного конкурента, которого Украина обязана и имеет возможность потеснить — иллюзия».

Дальше — больше. Проанализировав ситуацию, российский эксперт делает далеко идущие выводы. Фактически он предлагает рвать все наиболее важные нити, которые издавна связывают российских и украинских ученых, конструкторов, работающих в наиболее высокотехнологической отрасли современной экономики. Вот в какой форме преподносится эта рекомендация: «…необходимо:

— в максимальной степени ограничить участие и финансирование Украины во всех ведущихся совместных космических программах. При несогласии украинской стороны с российскими условиями эти программы (например, по созданию носителя «Циклон-2К») следует закрывать, активизируя взамен, при необходимости, альтернативные, но полностью российские программы;

— блокировать реализацию программ по созданию новых украинских носителей, в первую очередь носителя «Циклон-4» (это реализуемо, так как все эти программы невозможны без участия российских предприятий);

— в кратчайшие сроки решить вопрос о российском средстве выведения для корабля «Клипер» (или изменении его проектных характеристик), поскольку этот проект не только финансируется по Федеральной космической программе, но и авансируется как основа всей будущей российской пилотируемой космонавтики».

Обозреватель «ЗН» обратился к советнику Президента Украины академику НАНУ Владимиру ГОРБУЛИНУ и начальнику управления космических программ и научных исследований Национального космического агентства Украины, доктору физико-математических наук Олегу ФЕДОРОВУ с просьбой рассказать о нынешнем состоянии отрасли и ее перспективах.

Первый вопрос академику Владимиру Горбулину:

— Владимир Павлович, вы наверняка читали многочисленные прогнозы о развале, который ожидает украинскую космическую отрасль в ближайшем будущем. Как вы можете прокомментировать эти выводы российских экспертов?

— Откровенно говоря, мне очень больно и даже неприятно комментировать такие «выводы». Хотел бы я посмотреть, что будет, если Россия вдруг откажется от всех заказов на украинских космических предприятиях! На мой взгляд, украинская и российская космическая отрасли настолько тесно взаимосвязаны, что обойтись друг без друга попросту не могут, как бы этого кому-то ни хотелось.

Между прочим основу «стратегического щита» России составляют ракетные комплексы СС-18. Они до сих пор являются непревзойденными в мире. И все говорит о том, что таковыми будут оставаться еще лет 10—15. Вспомним, что некоторые блоки для них изготавливались в России, но в основном комплексы были созданы и разработаны в Днепропетровске. И до сих пор авторский надзор за ними в России осуществляют авторы — днепропетровские специалисты.

Следует вспомнить и о том, что этот непревзойденный комплекс удалось создать только потому, что главному конструктору Михаилу Кузьмичу Янгелю — большому ученому и выдающемуся организатору науки — в начале пути удалось объединить различные научные школы Днепропетровска, Харькова, Москвы, Ленинграда, Казани для работы над общей целью. Мне кажется, что эти светлые моменты совместной истории нашей науки мы должны помнить и на них нужно для пользы дела делать акценты. И я не совсем уверен, что кому-то удастся повторить нечто подобное, если ученые и инженеры будут работать, опираясь только на силы ограниченного творческого коллектива одной страны.

Удивительные результаты нашего сотрудничества можно найти и в настоящем. К примеру, проект «Морской старт», большим международным коллективом при участии Украины и России. Это перспектива, будущее, к которому следует стремиться. Тем более что у нас есть немало и других совместных проектов. К сотрудничеству нас подталкивает сама жизнь.

Поэтому когда читаю такие иезуитские строчки, каждый раз спрашиваю я себя: ну зачем поднимать подобные вопросы, когда сегодня во всем мире международная кооперация выходит на первый план, когда та же Россия прекрасно сотрудничает со своими бывшими противниками. Кому нужно делать акценты на том, что разъединяет нас? Что это может дать в перспективе?

Кстати, горячим головам хочу посоветовать: пусть подсчитают, во что эта затея обойдется нашим государствам и насколько больно отказ от сотрудничества ударит по научному потенциалу двух стран. Ни в коем случае нельзя поддаваться на такие провокационные предложения. Не мешает вспомнить, что по инициативе президента НАНУ академика Б.Патона страны СНГ более десяти лет назад подписали документ о сотрудничестве в изучении космического пространства.

Новая власть ответила на вопрос: что будет с космической отраслью в Украине. Наша страна начинает более интенсивно искать свое место в мировом разделении труда. Уверен, что достижения по широкому спектру работ будут значительно превосходить те средства, которые может сегодня выделить на эти цели наше государство.

Олег Федоров
 
Олег Федоров

На вопросы обозревателя «ЗН» отвечает доктор физико-математических наук Олег ФЕДОРОВ.

— Олег Павлович, Президент поставил перед работниками космической отрасли Украины задачу — создать программу возрождения отрасли. Назовите основные направления этой программы?

— Внимание высшего руководства страны к этой отрасли не случайно. С каждым годом увеличивается количество активных участников космической гонки. Стоит упомянуть лишь об амбициозных программах Китая, Индии, Японии, Южной Кореи, Малайзии, Бразилии, Аргентины… Совсем недавно космическое агентство создано в Нигерии, все шире развертывается космическая программа в Египте.

Было бы странно, если б Украина, относящаяся к семи—восьми государствам, которые в настоящее время обладают полным циклом разработки и производства ракетно-космической техники, не воспользовалась таким гигантским преимуществом. В советские времена украинские космические предприятия были ориентированы в основном на военные ракеты. Тогда Южмаш выпускал до 100 боевых ракет в год. Ныне Украина отказалась от ракет стратегического назначения, несущих ядерное оружие. Это потребовало изменения организации космической деятельности. Наши приоритеты на ближайшее время — закрепление на рынках космических услуг, прежде всего пусковых, а также осуществление проектов в интересах широкого круга потребителей; речь идет прежде всего о наблюдении Земли из космоса, космических телекоммуникациях, научных исследованиях. Другими словами, Украина должна развивать то, что хорошо умеет делать, подчинив приоритеты космической политики насущным общегосударственным потребностям.

Понятно, что сохранить наш гигантский потенциал, переориентировать его в новых условиях — далеко не простая работа.

— Некоторые отрасли, когда-то достаточно развитые, просто свернули производство. Перед космической не стоял такой вариант?

— Конечно, был и такой «выход». К счастью, понимание того, что космическая отрасль — национальное достояние, которое нужно сберечь и развивать, легло в основу первых государственных космических программ. Именно поэтому большинство наших предприятий и КБ сейчас работают рентабельно. Да, снизилась доля космической тематики. Но мы соблюдаем правило: заводы должны сохранить стратегически важные производства. И это одно их наших главных достижений.

— И, тем не менее, не так давно в «ЗН» академик Владимир Присняков жаловался на то, что мы фактически потеряли передовые позиции в этой отрасли и у нас нет перспективы…

— С этим трудно согласиться, особенно с отсутствием перспективы. Я уже сказал, что первая космическая программа (1993—97 гг.) — это программа поддержки. Но отнюдь не поддержки музейных экспонатов. Она позволила сохранить способность создавать ракеты и космические аппараты. Мы стали участниками одного из самых ярких коммерческих проектов современности — «Морской старт». Первый отечественный аппарат исследования Земли «СІЧ» запущен в 1995 году. Да, это старая наработка, но мы его не только вывели на орбиту, но и одновременно научились управлять из одного пункта, чего не было в Советском Союзе. Последующими запусками «Океана» и «СІЧ-1М» заложена основа для создания отечественной группировки наблюдения Земли. Сейчас у нас есть необходимая наземная инфрастуктура. Мы уже умеем не только управлять космическим аппаратом, но и получать информацию, решать важные прикладные и фундаментальные задачи. Хотя количество работников в отрасли уменьшилось, были сохранены основные предприятия космической отрасли, конструкторские бюро, на достойном уровне и космическая наука. Сейчас готовим несколько научных проектов, которые будут реализовываться с участием зарубежных коллег.

— Сегодняшние украинские ракеты были разработаны десятки лет назад. Можно ли с таким багажом идти в будущее?

— Мы изготавливаем пять ракетных комплексов: «Зенит-2», «Зенит-3SL», «Циклон-2», «Циклон-3» и конверсионную ракету «Днепр». У нас множество космических технологий, которых нет у других стран.

Теперь относительно того, насколько у нас современные разработки. Космические ракеты-носители имеют длительный цикл использования. Так, РН «Союз» — это модернизированная королевская Р-7. С этой точки зрения наш «Зенит» еще молод, недавно отметили его 20-летие. В своем классе — это лучшая ракета в мире.

Самая надежная ракета — «Циклон», запускавшаяся более двухсот раз, причем процент успешных запусков — самый высокий в мире. Сейчас создается новый носитель среднего класса «Циклон-4». Все преимущества предыдущих «Циклонов» будут сохранены, плюс экологическая безопасность.

Стоит упомянуть и прекрасные наземные средства — Евпаторийский центр с уникальным антенным комплексом. Таких антенн, как наша РТ-70, в мире всего шесть. Она уже сопровождала дальние космические миссии. Мы получили сигнал от европейского «Марс-Экспресса» и готовим соглашение с ЕКА для возможности управления будущими космическими миссиями. Сейчас модернизируем приемную аппаратуру. Вместе с европейцами готовим программу применения этих средств для астрофизических исследований.

— Насколько велика украинская доля участия в изготовлении этих ракет?

— «Зенит» на 50 процентов производится в Украине. А в «Циклоне» наш вклад составляет до 80 процентов.

— Можно слышать упреки по поводу того, что многие производства, например, знаменитый «Хартрон», основаны на старых открытиях и технологиях, а техника будущего создается совсем на других принципах…

— Жалобы такие основаны на уменьшении заказов от российских предприятий. «Хартрон» — разработчик систем управления для некоторых российских РН. Ныне заказы на новые системы они размещают на своих предприятиях. Россию трудно в этом обвинять. В этом заключается одна из проблем наших высокотехнологических предприятий

Для того чтобы изменить стратегические перспективы и получить отдачу, сейчас нужно вложить средства в науку, разработку новых технологий. Надеемся, что с приходом нового правительства эта проблема станет предметом серьезной дискуссии и важных решений. Это неестественно, когда сумма денег, выделяемых на космические исследования, меньше, чем налог, отчисляемый космической отраслью в бюджет. Ну какое при этом будет развитие технологий?

Американцы называют космические исследования инвестициями в будущее и считают, что космические технологии стимулируют развитие всей промышленности США. А если говорить о непосредственной отдаче, то прибыли от применения разработок (всем известны штрих-код или кроссовки), созданных в рамках Лунной программы, перекрывают те миллиарды, которые идут на космическую программу!

— Какова сумма бюджетных ассигнований, позволяющая вам поддерживать все это хозяйство?

— Десять миллионов долларов — это то, что мы имеем реально из госбюджета. Из этих денег финансируется космическая программа: создание системы наблюдения Земли из космоса «СIЧ», наземная инфраструктура, создание системы геоинформационного обеспечения и научно-исследовательские работы. Эта сумма в пять раз меньше той, которая предусмотрена в Законе Украины о космической программе. Понятно, что в такой ситуации мы вынуждены приостанавливать некоторые важные проекты, а самое главное — не обеспечиваем опережающую разработку перспективных технологий.

— А как же создавать и запускать спутники?

— Один спутник с запуском стоит (приблизительно) 50 млн. долларов. То есть, если мы ничего больше не будем делать, то раз в пять лет сможем запускать один космический аппарат среднего качества. Таким образом, непрерывные космические наблюдения мы попросту не сможем обеспечить. Это не говоря уже о научно-техническом заделе. Поэтому переход к новому принципу финансирования космических программ — одна из самых актуальных задач.

— В чем сейчас интерес Украины в космической деятельности?

— Продавать на международном рынке услуги и технологии, а также выполнять те программы, без которых немыслимо устойчивое развитие (имеется в виду космический мониторинг). Важный приоритет — осуществление научных проектов. Без них говорить о развитии научно-технического потенциала страны невозможно. Космическое агентство плодотворно сотрудничает с советом по космическим исследованиям НАНУ, возглавляемым академиком Б.Патон. Есть интересные и многообещающие проекты, но их реализация существенно затруднена из-за отсутствия финансирования.

— Сейчас в мире повальная мода на космос. Чем это можно объяснить?

— Жизненной необходимостью. Положение о том, что космонавтика обуславливает экономический и социальный прогресс — теперь хорошо усвоено политиками. Сегодня эта отрасль становится очень прагматичной и в ряде направлений превращается в высокодоходный бизнес. В последние два года здесь произошли знаковые перемены. Я бы остановился только на двух моментах.

Во-первых, появился системный взгляд на то, что предстоит сделать человечеству в космосе. В концентрированном виде он выражен в инициативе президента США Буша и получил название «Освоение космоса — новое видение» (Эксплорейшн). Американцы сейчас заняты разработкой «дорожной карты», состоящей из тринадцати частей. Среди них: освоение Луны, путешествие на Марс, изучение фундаментальных принципов развития Вселенной и поиск ответа на вечный вопрос: откуда взялась жизнь…

Американцы прямо говорят о том, что из этой программы они сами смогут реализовать не более 50 процентов. Мировое сообщество может включить собственные программы в этот пул и построить общее здание. Уже идет процесс составления общего плана действий на ближайшие 20 лет. Он должен быть готов к концу текущего года. Американцы предлагают коллегам из других стран не дублировать друг друга. К примеру, разрабатывается несколько марсианских миссий — европейская, американская, японская. Разработано большое количество лунных программ. Такое впечатление, что там обнаружены залежи крупных алмазов, и все срочно готовятся туда лететь. А почему бы не организовать совместную систему проектов? Это новая философия, объединяющая людей. Она мне очень нравится…

Американцы дали сигнал отправлению поезда. Очень важно занять места в вагонах. Украине нужно не только знать, куда он поедет, но и принять участие в путешествии.

Другая инициатива, которая также важна для Украины, — наблюдение Земли из космоса. После прошлогоднего цунами необходимость этой космической технологии ощутили все. Поэтому и в этой сфере наблюдается принципиально новое объединение усилий.

Создан Всемирный комитет GEO, выработавший десятилетний план построения «системы систем» для наблюдения Земли из космоса. Ее главная задача — поднять уровень прогнозирования тех изменений, которые происходят вокруг нас. Украина также должна принять участие в этом процессе, поскольку задачи экологического мониторинга, природный ресурсов — для нас чрезвычайно актуальны. Мы должны стать частью современной системы обмена данными и принятия решений. Уже реализуется несколько пилотных проектов в этом направлении вместе с европейскими и российскими специалистами. Думаю, что в ближайшее время мы определимся с концепцией нашего вхождения в Европейскую систему мониторинга в интересах безопасности и охраны окружающей среды (GMES).

— Пока главные игроки в космическом соревновании — США и Евросоюз. Ну и, конечно, Россия, Китай. Как Украина чувствует себя рядом с этими гигантами?

— Значимость космических технологий можно проиллюстрировать положением из «Белой книги» европейской космической политики: Европа устоит в соревновании с Соединенными Штатами только при опережающем развитии космических технологий. И еще одна ключевая мысль, теперь из резолюции саммита по устойчивому развитию, который состоялся в Йоханнесбурге в 2002 году: устойчивое развитие невозможно без адекватной информации о Земле и ее ближайшем окружении. Суммируем: без развития космонавтики реальное развитие страны в условиях глобализации невозможно. Поэтому каждая страна обречена развивать и использовать космические технологии. А наше «самочувствие» в окружении космических гигантов будет определяться уровнем нашего космического потенциала. Надеюсь, что карликами мы не были и не станем.

— Каковы дальнейшие перспективы Украины на космическом рынке?

— Наша страна может стать региональным лидером, способным осуществлять космические программы в интересах стран Балтийско-Черноморского региона. Развитие коммерческих проектов типа «Морской старт» и «Циклон-4» (с Бразилией) позволит нам занять достойное место в первую очередь на рынках космических услуг. Это реальная перспектива, хотя и требующая огромных усилий.

— Почему наши отношения с Европой складывались не лучшим образом?

— Наверное, были разные причины, в том числе и политического характера. Украинские носители объективно являются конкурентами европейским, поэтому наши предложения о совместной деятельности наталкивались на непонимание. Сейчас для легкой европейской ракеты «Вега» в КБ «Южное» создают двигатель верхней ступени. Это уже позитив. Важным является существенное изменение отношений в этой сфере. Действует совместная группа по космосу на уровне Украина—ЕС, разработан план совместных действий, готовится к парафированию соглашение об участии Украины в навигационном проекте «Галилео», осуществляется ряд исследовательских проектов. Мы инициировали вхождение Украины в Европейское космическое агентство в качестве ассоциированного члена. Все это говорит о том, что космонавтика имеет шансы стать одним из самых активных направлений сотрудничества с объединенной Европой.

— А на другие рынки пробовали выходить?

— Наибольшим рынком космической продукции, который мы, естественно, не хотим терять, остается Россия. После успешного международного коммерческого проекта «Морской старт» большие надежды возлагаем на запуски с бразильского космодрома Алькантара новым РН «Циклон-4». Необходимо назвать и создание в КБ «Южное» аппарата «Египтсат». Существенную роль играет и наше сотрудничество с Китаем. И хотя сейчас наблюдается спад на мировом рынке космических услуг — ежегодное количество запусков за последние годы упало с 90 до 60 — тем не менее в прошлом году почти 13 процентов мировых запусков было осуществлено ракетами-носителями украинского производства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно