ЧТО ТАМ, ЗА РОКОВОЙ ЧЕРТОЙ

1 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 1 ноября-8 ноября

Путешествие за границу жизни и смерти «Я чувствую, как выхожу из собственного тела. Я вижу всю комнату - предметы, стены, аппаратуру, экраны...

Путешествие за границу жизни и смерти

«Я чувствую, как выхожу из собственного тела. Я вижу всю комнату - предметы, стены, аппаратуру, экраны. Вижу самого себя на кровати... Это длится недолго. Мои тело и душа втягиваются в какое-то отверстие, за которым - туннель. Кажется, он понемногу поднимается. Становится все светлее. Я ничего, кроме этого, не вижу: один свет. Он приносит ощущение покоя, какого я не знал с момента рождения... Я испытываю лишь успокаивающее чувство мира и еще большей любви. Эту любовь невозможно описать. Я хотел бы отдавать ее тем, кто вокруг меня. Я продвигаюсь сквозь потоки сочувствия, нежности, понимания...»

Так Филипп Лабро описывает тот период, когда его жизнь висела на волоске, а он находился в реанимационной палате больницы Кошен. Его рассказ напечатан в книге «Переход», вышедшей в издательстве «Галлимар». Великолепный репортаж с границы реальности, на пределе сознания, у последней черты жизни. За пределами смерти? Нет, конечно, из того путешествия никто никогда не возвращается, чтобы рассказать о нем. И Лабро лишь «пофлиртовал» со смертью, а затем вспомнил сцены и образы, которые видел, пережил и которые сделали его другим.

Вначале это была тяжелая сцена: большая группа мужчин и женщин, умерших и дорогих для Лабро, как бы организовала ему почетную встречу, подбадривая его и нежно повторяя: «Приди, приди же». Лабро их любит, но ему не нравится их настойчивость и еще меньше - идея присоединиться к ним. И вот он оказывается на краю черной пропасти. Вторая сцена пронизана светом, это состояние изначальной и всеобщей любви, нечто вроде рая.

Обычные галлюцинации? Или вторжение в неведомую сферу, где тело колеблется, отдать ли Богу душу, а сама душа, или дух, или мозг еще живет своей жизнью и, возможно, впадает в некую экзальтацию, смотрит некий «фильм» на черном экране подсознания? Эпизод прерванного процесса умирания? Ворота в потусторонний мир?

В Соединенных Штатах это явление называют «опытом близкой смерти» (ОБС). С

60-х годов его изучает медик швейцарского происхождения Элизабет Кюблер-Росс. В американских больницах она присутствует при агонии больных и собирает их странные воспоминания, когда они возвращаются к жизни. Другому американцу, психиатру доктору Реймонду Муди принадлежит первая публикация об ОБС. В 1975 году в знаменитой книге «Жизнь после жизни» он изложил 150 рассказов об этом явлении, должным образом проанализированных.

За исключением некоторых деталей, все они повествуют об одной и той же странной истории: и мужчины, и женщины почти всегда в состоянии перехода от жизни к смерти слышат вначале свой смертный приговор от врачей, затем ощущают некий шум, покидают свое тело, оказываются вне пространства и времени, проникают в туннель, видят свет, встречают дорогих себе существ, чаще всего уже умерших, просматривают как на экране всю свою прошлую жизнь. Их охватывает любовь, и вдруг - стоп! - они возвращаются к жизни. Чаще всего к своему сожалению.

Триумф книги, триумф явления. Образуется Международная ассоциация изучения состояний, близких к смерти, ее члены появляются и в Европе. Статистика показывает, что 40 процентов людей, которые коснулись смерти, припоминают о своем ОБС. Недостатка в рассказах нет, из них составляются целые книги. Так, Бетти Иди в книге «В объятиях света» рассказывает о своем пребывании в потустороннем мире, о встречах с ангелом-хранителем, с Христом. Она рассказывает о своем сожалении в связи с необходимостью вернуться на Землю и даже о том, что все же это было не зря, так как она осталась в выигрыше, приобретя шестое чувство, которое позволяет ей видеть насквозь жизнь собеседников...

Известный психиатр Патрик Деварен, посвятивший диссертацию проблеме ОБС, провел опросы в крупных реанимационных центрах. Трое пациентов рассказали ему о своем «опыте близкой смерти». Мужчина, у которого остановилось сердце, был в ярости оттого, что его вернули к жизни: «Я оказался в раю, это было прекрасно. А теперь у меня остались лишь перепиленные два ребра!» Преподаватель живописи в Школе изобразительных искусств в Париже видел себя отправляющимся в смерть в виде шара света, движущегося в черное пространство. Полицейский офицер, находившийся в полукоматозном состоянии во время приступа менингита, видел огромную область света над постелью. Глубоко верующий человек, он объяснял: «У меня создалось впечатление, что это был Христос, который мне помогал».

Итак, ОБС существует. Но какова его истинная природа? Какова в нем доля галлюцинаций? Вот попытка объяснений, которые, может быть, столь же темны, как и момент ухода человека из жизни.

Возникновение ОБС. Эти случаи не происходят ни при общей анестезии (анестезирующие вещества способствуют полной амнезии), ни при глубокой коме. Они возникают в пограничных состояниях, когда имеется определенное осознавание происходящего, когда пациент находится на грани пробуждения, когда риск смерти не самый максимальный. ОБС, кстати, может появиться у людей с великолепным здоровьем, которые сочли себя умирающими (например, случай с альпинистом, упавшим с высоты 100 метров).

Видение близких родственников. Видят ли пациенты только умерших? Нет. Одна девушка видела умершую мать и живого отца. Юноша, который по ошибке выстрелил себе из ружья в грудь, видел свою вполне здравствовавшую кузину. Присутствие в большинстве случаев ОБС умерших родственников не вызывает удивления. По отношению к ним у нас всегда существует особое чувство их отсутствия.

Видения рая, которые вспоминают многие, могут быть отнесены к уровню культуры. Вообще говоря, в человеческом сознании имеется не более четырех или пяти представлений о рае. Для одних это чистый свет. Для других это могут быть кущи, остров лилий или небесный град Иерусалим...

Погружение в темный туннель и появление сияющего света. Это означает переход от крайней потери чувствительности к крайнему ее возвращению. Тьма и свет - это первый фундаментальный опыт грудного ребенка. У него нет более контакта со своей матерью, и он переживает отделение от нее. Когда свет возникает, он вновь находит мать и переживает ощущение узнавания. «В ситуации стресса на грани смерти, - говорит Деварен, -люди испытывают эти первоначальные ощущения: крайнюю тоску, которая превращается в крайнее утешение».

Чувство экстаза и любви. В критических ситуациях - острый стресс, остановка сердца - мозг в больших количествах вырабатывает бета-эндорфины, гормоны, которые устраняют ощущение боли и могут вызвать нечто вроде экстаза. «Эти вещества лежат в основе ощущения счастья, о котором сообщают пациенты», - объясняет невропатолог Шанталь Оссер-Оу. Экстаз, кстати, лежит в основе всех религий - в озарениях Будды или Мухаммеда, в экстазе Святого Павла по дороге в Дамаск.

Тайна отделения от тела - один из наиболее впечатляющих эпизодов ОБС, когда человек как бы раздваивается, взлетает. На самом деле отделение от тела может произойти в двух противоположных ситуациях: в состоянии весьма слабого бодрствования или, напротив, в состоянии повышенного бодрствования. В первом случае в результате глубокого расслабления (или начального пробуждения) информации, которая передается от тела к мозгу, очень мало. В определенный момент это может привести к ощущению, что вы не чувствуете собственного тела и вы можете - разумеется, лишь в воображении - упасть или взлететь.

Во втором случае можно потерять контакт со своим телом потому, что в состоянии интенсивного стресса или смертельной опасности возникает чрезвычайное ускорение мыслительного процесса и крайняя проницательность. Все банальные ощущения относительно положения нашего тела вытесняются потоком других ощущений. Может возникнуть чувство взлета или падения. Люди видят себя над своим телом и воспроизводят приблизительное окружение, в котором они находятся.

Английская исследовательница Сьюзен Блэкмор изучила 300 случаев воспарения над телом. Она также попросила «нормальных» людей описать комнату, где они спят. Последние совершили 20 процентов ошибок. Примерно столько же ошибок можно обнаружить в свидетельствах об отделении от тела. «Мы постоянно живем с нашими представлениями о непосредственно окружающем нас пространстве, - объясняет доктор Деварен. - Если мы теряем контакт с нашим телом, то используем эту «познавательную карту», чтобы воспроизвести физическое окружение и закрепиться в пространстве».

В целом в эти стратегические моменты все происходит, как если бы на короткое время приоткрылась скорлупа, в которую мы заключены. Здесь все - и маленький химический завод (эндорфины), и небольшая кучка личных воспоминаний (близкие люди, видения прошлой жизни), и фундаментальные механизмы (культурные представления, первоначальный жизненный опыт)...

Остается последнее, не менее интригующее: никто из тех, кто прошел через испытание, кто познал абсолютную любовь, не вернулся неизмененным. У большинства уже нет более страха смерти. Некоторые плохо переносят «возвращение» и становятся фанатиками любви, истериками, которые могут обратиться к мистике. Другие присоединяют этот опыт к своему жизненному опыту и выигрывают, приобретая дополнительное человеческое измерение. «Я не исключаю, что все мы так или иначе переживем нечто подобное в момент нашей смерти», - осторожно замечает Деварен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно