АНТАРКТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИЛИ ПЕРЕСАДКА В ПАРИЖЕ - Наука - zn.ua

АНТАРКТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИЛИ ПЕРЕСАДКА В ПАРИЖЕ

19 октября, 2001, 00:00 Распечатать

Антарктида — суровый и далекий от «старушки Европы» край. Первые шаги по его познанию были, по сут...

Участники торжественного подписания Меморандума о передаче Украине британской антарктической станции «Фарадей» в Министерстве иностранных дел Великобритании (Лондон, 20 июля 1995 г.). 
 Слева направо: В.Старостенко, С.Комисаренко, В.Кремень, Р.Франко, П.Гожик, Барри Хэйвуд, П.Вялов, Ю.Оскрет, В.Городецкий, Фрэнк Карри.
Участники торжественного подписания Меморандума о передаче Украине британской антарктической станции «Фарадей» в Министерстве иностранных дел Великобритании (Лондон, 20 июля 1995 г.). Слева направо: В.Старостенко, С.Комисаренко, В.Кремень, Р.Франко, П.Гожик, Барри Хэйвуд, П.Вялов, Ю.Оскрет, В.Городецкий, Фрэнк Карри.

Антарктида — суровый и далекий от «старушки Европы» край. Первые шаги по его познанию были, по сути, сделаны только на рубеже XIX и XX веков, а широкомасштабные и долговременные научные исследования этого уникального и богатейшего региона планеты практически начались только во второй половине XX столетия. Участие в исследованиях Антарктики и сегодня, в XXI веке, является знаковым для всех стран. Оно свидетельствует об определенно высоком научно-техническом потенциале страны-исследователя.

Вклад Украины в освоение Антарктики и собственно Антарктиды велик и разнообразен.

Антон Омельченко — первый украинец, познавший, что такое антарктическая зимовка. Скромный, трудолюбивый, всегда готовый прийти на помощь, «милый, добрый Антон», как называл его Роберт Ф.Скотт, он участник экспедиции Великого британского первопроходца к Южному полюсу. Иван Хмара, мужественно бросившийся спасать экспедиционную технику в ломающихся антарктических льдах, тоже наш соотечественник. Он — первая жертва советских антарктических экспедиций начала пятидесятых годов прошлого века. Легендарный «М.Сомов» и многие другие суда украинских судостроителей, самолеты марки «Ан», «Харьковчанки», обеспечившие славу советским антарктическим исследованиям проведением не повторенных до сего времени трансконтинентальных походов вглубь Антарктического материка, уникальные космические наблюдения и снимки, предсказывавшие антарктические катаклизмы (отрыв гигантской льдины, унесшей в океан советскую станцию «Дружная» и британскую «Халли-Бей») и многое другое. Пораженные наличием этих снимков и их качеством британские коллеги предложили разработать совместный проект по гляциологическим исследованиям в Антарктиде.

И вдруг над всеми антарктическими станциями рассыпавшегося СССР был поднят только российский флаг. Будто нас там и не было.

 

Идея продолжения независимой
Украиной антарктических исследований, возвращения в Антарктиду под своим именем и флагом родилась в 1991 г. среди украинских полярников-энтузиастов, участвовавших в антарктических экспедициях, знавших цену украинского вклада в освоение Антарктиды и внесших в него свою скромную лепту.

Идею поддержали ученые, государственные и общественные деятели, СМИ, появились бескорыстные спонсоры.

Был создан общественный антарктический комитет, который возглавил академик В.Старостенко. В июне 1993 г. было принято решение о создании Центра антарктических исследований (ЦАИ АНУ).

Первым его директором стал член-корреспондент НАНУ П.Гожик.

В том, что Украина быстро стала антарктической державой, исключительная роль принадлежит С.Комисаренко, в то время Чрезвычайному и Полномочному Послу Украины в Великобритании. Именно он смог увидеть среди сотен бумаг, приходящих в украинское посольство, скромное письмо с предложением Великобритании о возможности передачи Украине британской антарктической станции «Фарадей». Его стараниями эта передача стала практически бесплатной.

Нельзя при этом не упомянуть добрым словом наших британских коллег, руководителей Британской антарктической службы (БАС) Дэвида Дрюври и Фрэнка Карри, других сотрудников БАС, посольство Великобритании в Украине за доброжелательность, конструктивизм, оперативность и терпимость при решении вопросов, связанных с передачей британской антарктической станции «Фарадей» Украине.

Особой благодарности заслуживают спонсоры — генеральный директор авиакомпании Международные авиалинии Украины В.Потемский и его заместитель Ю.Мирошников, генеральный директор МБФ «Відродження» Б.Будзан, известный ученый и общественный деятель Б.Гаврилишин, президент ООО «Кимерия» П.Вялов и многие другие, имена которых не названы из-за ограниченных рамок данной статьи.

Возвращение Украины в Антарктиду под своим флагом получило в стране режим наибольшего благоприятствования, появилось государственное финансирование.

Из вышесказанного может показаться, что процесс шел как по маслу, что далеко не так. Были попытки помешать ему, вплоть до срыва передачи Украине британской антарктической станции «Фарадей» и первой украинской антарктической экспедиции. К счастью, этого не произошло.

Вскоре ЦАИ стал Украинским антарктическим центром (УАЦ) и попал в «сферу управления» череды государственных структур -«однодневок». Сейчас даже среди специалистов вряд ли кто вспомнит их полное название, фамилии кураторов Украинской антарктической программы. Характерной особенностью этих структур были некомпетентность. Случайные люди, случайные руководители, имеющие смутное представление об Антарктиде вообще и не имеющие абсолютно никакого представления об антарктических исследованиях и организации антарктических экспедиций в частности, видевших в Антарктиде не Украину, а увидевших Антарктиду для себя.

Шестого февраля 1996 г. на британской антарктической станции «Фарадей» был спущен британский флаг и поднят флаг державы Украина. В Антарктиде появилась украинская антарктическая станция «Академик Вернадский». Вторая украинская антарктическая экспедиция (ІІ УАЭ), отправившаяся в Антарктиду на отечественном научно-экспедиционном судне «Эрнст Кренкель», была полномасштабной, прошла успешно, почти в полном соответствии с мировыми антарктическими стандартами. Несколько поздним оказался выход экспедиции в море, обусловленный стремлением УАЦ покинуть «сферу управления» структуры, в которой он к тому времени оказался. Но он до сих пор остается самым ранним выходом в Антарктиду всех последующих украинских антарктических экспедиций.

Исследования в Антарктике имеют свою специфику, обусловленную климатическими особенностями данного региона. Наиболее благоприятный период работы — антарктическое лето (хотя это, по сути, антарктические весна-лето-осень), период с ноября по март включительно. Благоприятная (по антарктическим меркам) погода интенсивно используется для научных исследований, полевых изысканий, хозяйственных работ на станциях. В марте, как правило, работы в Антарктиде сворачиваются, и экспедиционные суда уходят. Только суда высокого ледового класса позволяют себе задержаться здесь в апреле.

Зимой в Антарктиде дежурный режим работы. Минимум персонала, минимум затрат. Надо с максимальной готовностью встретить сезонную экспедицию будущего года, до минимума сократить весь ее подготовительный период по прибытии на станцию. Так поступают все страны.

За семь лет существования Центр подвергся «руководству» пяти «сфер управления». И каждый раз производилась управленческая реорганизация. В Центр имплантировались «свои» люди, никогда и ничем не связанные с Антарктидой. Новые руководители срочно стремятся «изучить зарубежный антарктический опыт», внести «новый» стиль в практику проведения антарктических экспедиций. Наиболее ярко это проявилось в бытность директором центра помощника очередного куратора антарктической программы в новой «сфере управления» Ю.Доценко.

Украинское научно-экспериментальное судно «Эрнст Кренкель» с участниками III УАЭ на борту поздно выходит в рейс. Из-за непроплаты портовых платежей оно много дней не может покинуть уругвайский порт Монтевидео. На ветер выбрасывается десятки тысяч драгоценной валюты, теряются драгоценные дни рабочего антарктического лета, роняется государственный престиж. (А взносы за пребывание в международном антарктическом сообществе не платятся. Или не хотим платить? Чтобы Украина чаще была на языке, чтобы ее не забывали упомянуть в приличном антарктическом обществе?) А в это время новый директор с сопровождением находится в зарубежной поездке. Постигает опыт организации антарктических экспедиций.

СМИ публиковали хорошие новости об украинских антарктических экспедициях. Вот только плохие дяди из правительства не дают денег на экспедицию. А если и дают, то не вовремя. А в остальном все прекрасно!

IV УАЭ обратила на себя внимание всего антарктического сообщества. Украинская антарктическая экспедиция добирается в Антарктиду на перекладных — до Южной Америки на самолетах, а далее на зафрахтованном чилийском судне. Судно старое, не приспособленное для таких плаваний и целей. Украинские полярники находятся в унизительных условиях (размещены в контейнерах на палубе). Экспедицию «возглавляет» субъект, потерявший от беспробудного пьянства человеческий облик, но со звучным титулом — директор Украинского антарктического центра, начальник IV Украинской экспедиции. В Украину субъект возвращался в качестве... багажа.

Это видел весь мир. Такого в истории антарктических экспедиций еще не было! Украина вносит свой стиль в освоение Антарктиды! А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо! И даже пересадки в Париже.

Однако такая ситуация продолжаться долго не могла. В прессе появились статьи, раскрывавшие истинное состояние дел с украинскими антарктическими экспедициями, по инициативе научного руководителя УАЦ П.Гожика вопрос о работе Центра рассматривался на комиссии ВР по вопросам науки.

В УАЦ сменили руководство. В него даже вошел человек, отзимовавший на украинской антарктической станции.

Изменился облик Центра. Исчезла откровенная профанизация. Стены украсили антарктические виды, разговоры об Антарктиде стали более антарктическими. В УАЦ, как во всякой солидной организации, появилась своя пресс-служба. Увы, суть работы, организация украинских антарктических экспедиций, к сожалению, не изменились.

V УАЭ вошла в историю антарктических экспедиций как самая поздняя из экспедиций когда-либо направлявшихся из Старого Света в Антарктиду. Ее особенностью был минимальный срок пребывания в Антарктиде — всего-то пару дней. (Воистину можно претендовать на место в книге рекордов Гиннесса.) Проведение экспедиции на практически не пригодном для таких экспедиций судне «Горизонт» преступно. Мотивация выбора в качестве экспедиционного судна «Горизонт» была прежняя: экономия средств для последующей экспедиции. Но, как известно, до VI УАЭ сэкономленные деньги не дошли (если таковые, конечно, были).

Руководство Украинского антарктического центра в полном составе вылетело в последний пункт отправления судна на украинскую антарктическую станцию «Академик Вернадский» из Южной Америки и обеспечило его успешный переход через пролив Дрейка, разгрузку на станции и проведение необходимых научных и других работ. Приехали, увидели, победили!

То, на что зарубежные коллеги тратят месяцы, украинские специалисты делают за пару дней. Какую экономию средств удалось получить в результате того, что в качестве экспедиционного судна был выбран «Горизонт», так и не было объявлено. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо! И даже пересадка в Париже.

Снова некоторые СМИ сообщают, что плохие дяди из правительства не дают денег на экспедицию. Приучили. Другие же который раз намекают на грабли, которые бросает УАЦ, наступают на них украинские антарктические экспедиции, а по лбу бьют Украину!

Подтверждением вышесказанного является VI УАЭ. Вернее, было бы даже назвать это мероприятие поездкой группы товарищей за казенный кошт за тридевять земель с пересадками в Париже. Практически — это повторение IV УАЭ с той лишь разницей, что известное судно «Патриарше» заменено российскими судами, выполняющими туристические рейсы в Антарктиду из забытого богом аргентинского порта Ушуайя на Огненной Земле, на самом юге Аргентины. Здесь же закупалось все необходимое для жизнедеятельности украинской антарктической станции «Академик Вернадский» в течение последующей зимовки (продукты питания, горюче-смазочные материалы, оборудование материально-технического обеспечения). При этом следует заметить, что в Ушуайе ничего из этого не производится — все привозное. Представьте себе, что для экспедиции, отправляющейся куда-нибудь в Арктику на год, а, возможно, и более, продукты и все другое, необходимое для изолированной жизни, закупалось бы на о. Диксон (там есть одноименный населенный пункт даже побольше Ушуайи).

А тем временем в SCAR и COMNAP уже почти созрел вопрос об исключении Украины из этих антарктических организаций за неуплату членских взносов. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо! Можно также не сомневаться, что отчеты о проделанной работе будут в ажуре.

И стенания о плохих дядях из правительства, не дающих деньги на украинские антарктические экспедиции, не прекратятся. Все недостатки определены только этим. Мягко говоря, это не совсем так, точнее, совсем не так.

Почти миллион долларов государственных средств было направлено на I УАЗ, миллион — на II УАЭ, почти полтора — на VI УАЭ. Почти год пролежали невостребованными 850 тыс. гривен, выделенные мэром г.Киева А.Омельченко на реконструкцию топливного бака на украинской антарктической станции «Академик Вернадский». Ну и что? Деньги на последние четыре экспедиции получали поздно, но они благополучно «осваивались». Вместо бака на 150 тонн топлива делается бак на 20 тонн. Решение абсолютно безграмотное — то ли по некомпетентности, то ли по умыслу. Задача бака для станции не решается, но деньги уходят — это бесспорно.

Проблема финансирования любого мероприятия имеет место всегда и везде. И в России, и в Великобритании, и, наверное, в золотых Арабских Эмиратах. И Украина не исключение. Ну, заняты премьер и мэр. Не могут принести деньги на блюдечке. Не привезет их и министр финансов. У него деньги надо вырывать. На то он и министр финансов. Его обязанность деньги хранить, а не разбазаривать. Все министры финансов во всем мире одинаковы.

Обязанность УАЦ убедить, деньги получить и вовремя и потратить разумно, а не «освоить». Антарктические экспедиции нужно отправлять, а не выпихивать, затем догоняя их с пересадками в Париже.

Причина проведения украинских антарктических экспедиций на таком уровне кроется внутри Украинского антарктического центра. В Центре стали превалировать некомпетентность. В «Антарктиду» стали играть, ею стали пользоваться, ею стали угощать. В Антарктиду стали ездить в гости. Просто так. На пару дней за 20 тыс. км.

Обсуждение результатов последних антарктических экспедиций более походит на обсуждение платья известного короля. На дискредитацию государства потрачено порядка пяти миллионов долларов. Сколько будет истрачено еще? Практически не ведется работа по должному инженерному сопровождению станции «Академик Вернадский», нет плана ее инженерного развития. Не выполняются условия международного соглашения о замене топливного бака (его замена должна была быть произведена к 1998 году), что может привести к большой экологической беде.

В организацию антарктических экспедиций Украина внесла следующие отличительные особенности:

— украинские антарктические экспедиции отправляются в Антарктиду позже всех и меньше всех там работают;

— экспедиции проводятся на низком организационном уровне, что дискредитирует нашу страну не только в антарктическом сообществе, но и в мировом.

— Украина стоит на пороге позорного исключения из авторитетных международных организаций SCAR и COMNAP за неуплату членских взносов.

В настоящее время Украинский антарктический центр находится в «сфере управления» Министерства образования и науки. Как показывает опыт проведения V и VI УАЭ, качественных изменений в лучшую сторону в проведении украинских экспедиций не произошло.

VII УАЭ снова планируется авиаморской, с участием «ледопроходимца» «Горизонт». И, дай Бог, чтобы он не стал печально известным.

Однако это не означает, что Украина не может проводить антарктические экспедиции на должном уровне. Она их уже проводила. В мире Антарктидой занимаются природоохранные организации, академии наук. Необходимо вернуть главную роль Национальной академии наук и Межведомственного антарктического комитета в формировании и реализации Программы исследований Украины в Антарктике, адекватное участие в антарктических исследованиях Министерства экологии. И сделать УАЦ совместного подчинения: НАНУ, Министерства науки и образования и Министерства экологии. Это позволит соединить научно-технические потенциалы и финансовые возможности указанных структур, удовлетворить их научные интересы, а также обеспечить действенный контроль за финансированием и использованием денег украинских антарктических экспедиций.

Украина может и должна проводить антарктические экспедиции на высоком профессиональном уровне, соответствующем ее истинному научно-техническому и интеллектуальному потенциалу. Это доказано самим созданием Украинского антарктического центра, обретением собственной антарктической станции и проведением первых украинских антарктических экспедиций.

 

***

 

VII Украинская антарктическая экскурсия снова предполагает «пересадку в Париже». Напомним — эта экскурсия будет стоить почти полтора миллиона условных единиц. Сколько стоит очередной удар по престижу Украины — пусть оценят другие специалисты. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно