Андрей Сердюк: «Я максималист. Хочу, чтобы в академии все работало четко, как часы»

24 февраля, 2012, 14:59 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

Прошел год с тех пор, как Национальная академия медицинских наук Украины пережила события, которые можно сравнить с мощным землетрясением.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Прошел год с тех пор, как Национальная академия медицинских наук Украины пережила события, которые можно сравнить с мощным землетрясением. Министерство здравоохранения давно мечтало присоединить к себе академические институты, но все руки не доходили. В прошлом же году идея «дружественного поглощения» имела все шансы стать реальностью — ее не просто озвучили, а зафиксировали в официальных документах с конкретными датами, названиями учреждений, фамилиями. Как только стало известно, что А.Возианов, неизменный президент АМН со дня ее образования, подал в отставку, министерство решило воспользоваться моментом. Однако его атаку успешно отбили. Почти единогласно президентом НАМН Украины избрали Андрея Сердюка, академика, директора Института гигиены и медицинской экологии им.А.Марзеева.

Наверное, многие директора институтов не раз пожалели, что отдали за него свои голоса — вмиг закончилась тихая жизнь, такой активности, как сейчас, в академических стенах еще не было. Не раз в год, как было раньше, а дважды в месяц собирается президиум для обсуждения актуальных вопросов, а по необходимости и чаще. Впервые за всю историю академии было проведено выездное заседание в Харькове, где работают девять академических учреждений, — заслушали доклады о научной деятельности пяти институтов, договорились о партнерстве между НАМНУ и Харьковской ОГА. 

В академии закончился период научного туризма, когда ездили кто куда и насколько хотел. Сейчас необходимость поездок нужно обосновать, а потом еще и отчитаться о результатах. Новое руководство академии объявило войну любителям сдавать в аренду институтские площади, что вызвало мощное сопротивление. 

Директора институтов, а их в медакадемии 36, хотя раньше и нарекали на непрозрачность процесса подписания контрактов, однако хорошо знали, как их можно пролонгировать. Теперь подходы изменились. Директор должен отчитаться о выполненной за последние пять лет работе, потом объявляют выборы, в которых, при желании, он может принять участие. Четыре института таким образом уже поменяли своих руководителей. 

— Потому что директора теперь не назначают, а избирают. Сначала обсуждают его программу и голосуют в трудовом коллективе, а потом — на научном совете, — объясняет новые правила президент НАМНУ А.Сердюк. — После чего президиум подписывает с победителем контракт на последующие пять лет.

Почти половина институтов отчиталась в прошлом году, остальные это будут делать на протяжении нынешнего.

Отчеты директоров — непростой процесс. Мы направляем комиссию из 10—15 человек, которые «шерстят» все направления работы, потом готовится соответствующая справка на 80—100 страниц, включающая все — кадры, научную и финансовую деятельность, работу клиники. Потом слушаем доклад директора и отчет комиссии, все это обсуждаем. 

— Отчет директора Днепропетровского института гастроэнтерологии Ю.Филиппова закончился скандалом — его уволили, но он не согласился с выводами комиссии и обратился в суд. Чем закончилась эта история?

— Процесс продолжается. Я даже не думал, что наша Фемида настолько заангажирована. Решение об увольнении директора института принималось не единолично, за это проголосовал президиум Академии медицинских наук: комиссия, проверявшая его работу, обнаружила ряд серьезных нарушений, научное учреждение превратилось в частную контору, которая занималась тем, что по душе ее руководству. Главный врач на базе института создал частную лабораторию, перевел туда оборудование и направлял больных. Все факты задокументированы. Проблемы возникли не вчера. Еще предыдущий состав президиума АМН пришел к выводу, что Ю.Филиппов не может быть директором, поскольку не выполняет возложенные на него обязанности. 

Мы выслушали комиссию, которая доложила о результатах проверки, и директора, «удивившего» присутствующих рассказами о своих чрезвычайных успехах. По его словам, еще в 60-е годы прошлого века он начал лечить больных с помощью стволовых клеток. Его не смущает тот факт, что полвека назад никто об этом не слышал, а тем более не использовал. После обсуждения докладов был подписан приказ об увольнении Ю.Филиппова с должности директора. 

Он обжаловал это в суде. Районный суд проиграл, подал апелляцию в областной. После этого последовал шквал звонков отовсюду, делом почему-то очень заинтересовались депутаты. Как следствие — областной суд признал увольнение неправомерным. Мало того, суд решил отклонить апелляцию НАМНУ, а также решение районного суда, признав незаконным постановление президиума медакадемии. На каком основании? Лишь из-за того, что она не нравится директору, которого увольняют? Постановление президиума касалось научных вопросов. В частности, речь шла о «лечении» с помощью стволовых клеток — кто дал право лечить людей методом, который не был апробирован, не получил разрешения МЗ? Уже только за это нарушение законодательства директор должен отвечать, не говоря о других.

Рассказанная история нанесла удар по репутации не только института, но и академии, и всей системы здравоохранения. От этого страдают больные, которые обращаются за медпомощью, в непростых условиях работает коллектив. Мы думаем над тем, как решать эти проблемы. А кассацию подадим в Высший специализированный суд.

— Андрей Михайлович, до сих пор не улеглись страсти по поводу выборов в НАМНУ, которые состоялись в конце прошлого года. Говорят, некоторые политики были не просто недовольны, а очень разъярены тем, что их протеже не прошли. Даже собирались аннулировать результаты голосования.

— Мы пытались сделать выборы максимально прозрачными. Даже бюллетени вбрасывали в прозрачные урны! Счетная комиссия в присутствии всех нас высыпала их из урн на стол и сразу же принялась считать. Мы наблюдали за процессом, и по лицам видели, что голосование прошло с сюрпризами. 

— Что, кандидаты, которые имели высоких покровителей, не набрали достаточно голосов?

— Сюрпризом было то, что некоторые кандидаты на выборах на должность директора института набрали 100% голосов, но членами-корреспондентами академии их не избрали. Думаю, это свидетельство того, что выборы проходили прозрачно и незаангажировано — коллеги оценивали именно научные достижения. Хотя критики в наш адрес было много.

— Упрекали, в том числе, и за то, что средств на науку не хватает, а вы новых академиков избираете. Откуда взялись финансы на дополнительные места?

— Во-первых, средства на это были предусмотрены в бюджете. Во-вторых, места не дополнительные — мы просто не выбрали свою квоту. Согласно указу президента Украины, Академия медицинских наук насчитывает 145 действительных членов, а у нас пока что 125. Можно, конечно, сразу заполнить все вакансии, но это тупиковый вариант. Выборы нужно проводить, чтобы люди имели мотивацию, видели свет в конце туннеля. Кстати, в скором времени у нас будут новые выборы. Это касается таких перспективных направлений, как трансплантология, вирусология и микробиология, ядерная медицина.

— В этом году Министерству здравоохранения средства из госбюджета урезали, а медицинской академии добавили. Это не осталось незамеченным.

На нынешний год нам выделили самую большую сумму за весь период существования академии. Средства мы должны израсходовать на развитие и строительство.

— Что планируете строить?

— На первом месте корпус Донецкого института неотложной хирургии. На днях я разговаривал с его директором — там снова спасают людей после аварии на шахте. У потерпевших ожоги не только кожи, но и дыхательных путей, у многих из них глубокое поражение тканей. Институту очень нужен еще один корпус и новейшее оборудование. 

Нуждается в развитии Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Громашевского. Там сложилась непростая ситуация. В прошлом году из бюджета на это было выделено 50 млн. грн., но, к сожалению, институт не использовал из них ни копейки. Мы предлагали: не успеваете со строительством, направьте средства на закупку необходимого оборудования. Можно было часть из них израсходовать на лекарственные препараты, ведь больным ВИЧ/СПИД не хватало лекарств. Была возможность все это сделать своевременно. Но руководство института который раз уверяло, что строительные работы вот-вот начнутся… Время потеряли, и средства вернулись в бюджет. 

В этом году на лечение больных ВИЧ/СПИД нужно 30 млн. грн., а выделено лишь 18 млн. Мы уже направили соответствующие письма правительству. Надеюсь, что проблема будет решена. Досадно, когда мы стараемся оперативно реагировать на вызовы времени, максимально используем все возможности для улучшения ситуации, а на местах не могут, точнее, не хотят ничего делать, даже использовать адресные средства. 

В наших планах — строительство корпуса в Институте сердечно-сосудистой хирургии, хотелось бы успеть к столетнему юбилею Николая Амосова. Однако дело не в дате. Сегодня в Украине делают 17,5 тыс. операций на сердце, что значительно меньше необходимого количества. Из них более 5 тыс. выполняют в Институте им. Н.Амосова, остальные — в центрах Б.Тодурова, И.Емца, других клиниках. Вообще операций нужно делать вдвое, даже втрое больше — на листе ожидания более 150 тысяч больных.

Планируем строительство корпусов в институтах нейрохирургии, отоларингологии и радиохирургического отделения в институте им. А.Шалимова. Выделены значительные средства для оснащения самым современным оборудованием 16 институтов. Кстати, не только киевских, как было раньше, но и харьковских, львовских, донецких.

— А Институт нефрологии есть в планах? Пациенты этого профиля просто обречены на смерть без современных центров гемодиализа и соответствующего лечения.

— Ситуация непростая. Этот институт когда-то имел свою базу, мог бы развиваться. Но волевым решением его отселили из Института урологии, а площади отдали Институту андрологии, который не имеет никакого отношения к медакадемии. 

— В медицинских кругах говорят, что это не единичный случай, многие директора приютили в своих владениях частные клиники и кабинеты. 

— Недавно Счетная палата закончила аудит деятельности учреждений АМН за 2010—2011 годы. Проверяли в частности и то, как используются площади. Вообще в аренду сдают не так уж и много — около 4% всех помещений. Но это, как говорят, средняя температура по больнице. Например, в Институте экогигиены им. А.Марзеева тоже есть арендаторы — три комнаты занимает Центр санэпиднадзора Министерства здравоохранения, а на первом этаже часть холла отдана под небольшое кафе. И все. Вместе с тем есть институты, которые сдают сотни квадратных метров. В прошлом году мы выселили частную клинику из Института им. А.Шалимова, которая арендовала там более тысячи метров. Будем активно продолжать работу в этом направлении.

— Клиники и медицинские центры уже никого не удивляют. Ревизоры утверждают, что институт нейрохирургии даже устроил у себя гостиницу и довольно активно сдавал номера.

— В последнее время на заседаниях мы уделяли много внимания Институту нейрохирургии имени А.Ромоданова. Мне неоднократно пришлось критиковать его директора Ю.Зозулю и за аренду, и за то, как ведется строительство, — работы не завершены, однако акты почему-то уже подписаны. У нас не хватает реабилитационных центров, особенно они нужны постинсультным больным, тем, кто перенес спинальные операции и т.п. Однако вместо того, чтобы создать в одном из корпусов института современный центр, директор решил отремонтировать его и устроить там гостиницу. Есть вопросы, касающиеся работы радиохирургического центра, на который так надеялись онкобольные. Почему он работает только в одну смену? Почему на обследование берут прежде всего пациентов, обращающихся по собственной инициативе, тогда как больные из стационара, которые готовятся к операциям, вынуждены ждать несколько дней?! Я видел аналогичные отделения во многих европейских клиниках — когда пациентов много, отделения, как правило, работают в три смены. 

— Наши читатели нарекают на то, что сдавали деньги, кто сколько мог, на гамма-нож, надеясь, что медпомощь действительно будет доступной. Однако цены на обследование и лечение там чуть ли не самые высокие во всем Киеве. Впечатление, что радиохирургический центр не бюджетное учреждение, а дорогая частная клиника. Когда Институт нейрохирургии будет отчитываться о своей деятельности?

— Полагаю, в скором времени. До конца нынешнего года отчитаются все институты, которые не были включены в план в прошлом году. Обо всем, что здесь упоминалось, обязательно будем говорить на своих заседаниях — а как иначе, когда в отчете Счетной палаты Институт нейрохирургии упоминается едва ли не в каждом абзаце?! 

— А о каком из академических институтов можно с уверенностью сказать, что там есть научные школы, успехи в лечении больных — такие, что не стыдно об этом сказать на весь мир?

— Об амосовцах. Институт сердечно-сосудистой хирургии им.Н.Амосова, возглавляемый Г.Кнышевым, добился таких результатов, как в Европе, а порой и лучших. Это свидетельство высокого уровня развития научной школы, которую начал Николай Михайлович Амосов. 

То же самое можно сказать об эндокринологах, особенно относительно чернобыльской тематики, в частности патологий щитовидной железы, тиреоидного рака и т.п. Институт эндокринологии им. В.Комиссаренко активно сотрудничает с мировым медицинским сообществом. Его специалисты верифицируют диагнозы за рубежом — мир признает их уровень.

У нас немало учреждений, о которых можно рассказать много интересного — это институты кардиологии, ортопедии и травматологии, геронтологии, радиационной медицины.

Недавно вместе с директором Института радиационной медицины Д.Базыкой мы побывали в Южной Корее по приглашению государственного научно-исследовательского центра «Кирамс», объединяющего пять институтов, которые занимаются вопросами радиационной безопасности. Выступали там на конференции, а также подписали соглашение о сотрудничестве. Как видите, опыт наших ученых не только интересен миру, но и затребован. 

Недавно стал членом-корреспондентом НАМНУ профессор Владимир Козявкин, которого тоже знают далеко за пределами Украины. В свое время он (без государственного финансирования!) создал клинику восстановительного лечения в Трускавце. Нужно отдать ему должное — здесь всегда есть квота мест для бесплатного лечения детей. Результаты работы Центра В.Козявкина настолько поражают, что пациенты к нему прилетают со всего мира. Ему верят не только больные, но и коллеги, направляющие к нему своих пациентов на лечение. Сейчас ведется строительство медицинского центра на Арабатской стрелке — проект предусматривает привлечение как государственных, так и частных средств. Впервые медицинский комплекс станет градообразующим центром. 

— Будущее нашей практической медицины, а следовательно, и академической науки — нынешние студенты университетов. Недавно в ZN.UA было опубликовано интервью с ректором Тернопольского медицинского университета — членкором НАМНУ Л.Ковальчуком, вызвавшее большой резонанс. Очевидно, есть смысл провести круглый стол (хотя бы заочный), чтобы обсудить актуальные вопросы медицинского образования. Дискуссию на нашем сайте вызвали, в частности, такие новации Тернопольского университета, как создание научно-практических центров в селах, где проходят практику студенты-старшекурсники и интерны. Это вызвало шквал эмоций, дескать, «университеты должны готовить специалистов, а не отправлять их на село гонять собак». Хотелось бы, чтобы и НАМНУ приобщилась к обсуждению. 

— Выдающийся ученый А.Марзеев во время учебы в Московском университете ездил на ликвидацию холеры в Екатеринославскую губернию, в Донбасс, — будущих медиков и на такое посылали. И мы студентами ездили в села. После четвертого курса у нас была так называемая доврачебная практика — по большей части работали фельдшерами. Проводили подворные обходы, ходили на дежурство в стационары, успевали много — не только овладевали теорией, но и приобретали практические навыки. А где же учиться? Только на кафедре и в библиотеке?! 

Идея круглого стола — замечательная, я уже сегодня могу ответить на некоторые вопросы. Тернопольский медицинский университет показал, на что способен, когда в Украине началась эпидемия так называемого свиного гриппа. Помните, западные области оказались тогда в эпицентре событий — заболевание развивалось стремительно и приводило к тяжелому воспалению легких. Минздрав обратился к нам за помощью, мне выпало ехать именно в Тернопольскую область. Увиденное меня поразило. К тому времени все знали, что в Украине только одна лаборатория имеет оборудование для ПЦР-диагностики, вторая только обустраивалась. Обе — в столице. А оказалось, что и в Тернополе такая есть — благодаря усилиям Л.Ковальчука университет не только приобрел новейшее оборудование за свой счет, но и четко наладил всю работу. Именно ранняя диагностика помогла спасти многих больных. Ситуация на Тернопольщине стабилизировалась быстрее, чем в соседних областях. Л.Ковальчука я знаю давно, он хороший организатор. Первым взялся за создание университетской клиники на базе областной больницы, начал менять атмосферу в университете — студенты получили больше возможностей для обучения, у них надлежащие условия в общежитиях. Большое внимание отводится студенческому самоуправлению. Я знаю учебные заведения, где студенты не смеют высказать свое мнение, проявить инициативу. А Тернопольский медуниверситет готовит специалистов, которые имеют не только хорошую профессиональную подготовку, но и активную жизненную позицию. 

— Академия медицинских наук в последнее время тоже демонстрирует активную позицию. Андрей Михайлович, что хотите сделать, но пока что не получается?

— Планов много. Они во многом зависят от финансирования, однако главную роль играет человеческий фактор. В прошлом году мы запланировали создать онкологический центр в Донецке. Уже есть все необходимые документы, расчеты, даже резолюция президента, но, к сожалению, из-за медленного решения вопросов в ряде министерств его открытие затягивается.

Я максималист. Хочу, чтобы в академии все работало четко, как часы. Чтобы не тормозилось, не двигалось по инерции, а стремительно развивалось, чтобы медицинская наука успевала отвечать на вызовы времени.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • док док 10 лютого, 13:43 Бездарный президент бездарной академии, где за степени и звания платят по 25 грн.Где гонят сотрудников в отпуски за свой счет, где академики и член-корры вопреки всему получают свои ничем не заслуженные надбавки, где лучшие академические институты стали худшими, а проходимцы и серячки процветают. Может действительно все передать в Минздрав - толку будет больше.И чего ждать от бывшего прислужника КПСС...Как его не назови суть не изменится, а он в свле время испортил немало судеб. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно