АКАДЕМИЙ МНОГО. А ИСТИННЫХ УЧЕНЫХ?..

15 декабря, 1995, 00:00 Распечатать

Поднятая по инициативе «ЗН» полемика о том, какой быть науке в Украине, и, в частности, ее Националь...

Поднятая по инициативе «ЗН» полемика о том, какой быть науке в Украине, и, в частности, ее Национальной академии, имеет без преувеличения судьбоносное значение для Украины - попадет ли она в сообщество третьеразрядных стран или займет подобающее ей место высокоразвитого центральноевропейского государства. Уже первые выступления обнажили поляризацию в позициях и мнениях ученых, что, в частности, нашло отражение и в статье академика А.Долинского.

Обращает внимание претензия автора на исключительность, непохожесть НАН Украины ни на одну академию мира. Действительно, такая вертикальная структура могла возникнуть лишь в тоталитарной среде. Ее высокая научная организация не что иное, как командно-административная система, которой академия была поражена. Критериями для оценки ее эффективности служили именно те валовые показатели, которыми пользуется уважаемый академик (авторские свидетельства, патенты, внедрения, можно добавить показатель экономэффекта, участие в конференциях, симпозиумах, статьи). Но если для работы необходим был тепловизор, то приходилось искать не разработку Института технической теплофизики НАНУ, а продукцию шведских ученых фирмы AGA или аналогичной ей опять-таки зарубежной. Да, были в ИТТФ прекрасные измерительные приборы, разработанные покойным О.Геращенко, но дальше опытных образцов они (не по его вине) не пошли. Подобная ситуация в электронике, прецизионной технике, материаловедении, фармакологии и т.д. Интегральный показатель состояния общества - средняя продолжительность жизни - в развитых странах мира в последние годы резко возрос именно за счет разработок высокоэффективных медицинских препаратов, прежде всего кардиологических.

Существовавшая система авторских свидетельств, при которой автор не платил, как в цивилизованном мире, а получал материальное вознаграждение за признанную заявку, не позволяет судить о достижениях научного коллектива.

Десятилетиями в академии практиковался метод определения экономической эффективности НИР. Для реализации этого метода необходимо было побольше смелости и главное - не превзойти показатели Института электросварки. Для рыночных условий метод явно не пригоден.

Если говоря об оригинальности НАН Украины А.Долинский имел в виду какой-то особый украинский интеллект, то это не отвечает действительности. Покинувшие страну профессора Киевского политехнического института С.Тимошенко (фундатор Академии наук) и И.Сикорский создали в США передовые научные школы механиков и авиастроителей; научные идеи гениального пионера космонавтики полтавчанина Ю.Кондратюка были реализованы при полете человека на Луну; основы современной общественно-экономической доктрины Швеции были заложены нашим земляком М.Терещенко. Так что ничего особого в Украине для организации науки нет. Вопрос упирается в общественно-производственные отношения в той или иной стране, на что более 130 лет тому указывал профессор политэкономии Киевского университета И.Вернадский, считая законы капитализма естественными и вечными.

В статье А.Долинского содержатся и опасные для общества тенденции примата инженерно-технических наук. Вывод напрашивается из утверждения, что заповедники не должны финансироваться за счет науки. Смею напомнить, что основу учения В.Вернадского о биосфере составляет живое вещество, куда входит и весь растительный мир. Изучение, создание зеленых рекреационных зон - вероятно, тот основной путь, который может коренным образом оздоровить санитарно-гигиенические условия среды нашего обитания.

После указанного постулата становится очевидным, сколь проблематичным является определение состава тех 25 процентов, на которые предлагается сократить НАН Украины. Не исключено, что в первую очередь пострадают «прикладники». Но известно, что фундаментальное направление - это то, которым занимаюсь я, а прикладное - то, чем занимаешься ты. Сложившаяся ситуация чрезвычайно сложна и не менее ответственна. Но в любом случае нельзя допустить разрушения золотого фонда страны, коим является человеческий потенциал академии.

Что же делать в сложившейся ситуации? Мне представляется, не мудрствуя лукаво, можно воспринять международную практику организации науки и критерии оценки ее эффективности. Информативным показателем уровня научных исследований является количество нобелевских лауреатов в стране и их организационный статус. Необходимые данные позволяет получить двухтомник «Nobel

prizt winners. New York, 1987» и «Nobel prizers supplement 1987 - 1991. New York, 1992». Так вот, в США за последние 25 лет примерно 80 процентов нобелевских лауреатов составляют профессора университетов. В 1995 г. университетские профессора доминировали в этой когорте ученых. Вывод напрашивается сам - наиболее разумным, наименее травматичным путем решения проблемы является передача академических институтов высшим учебным заведениям.

Этим будет решена не одна, а несколько проблем. Во-первых, академические ученые будут сохранены, необходимое кадровое сокращение произойдет естественным путем без форсирования процесса, административно-хозяйственный аппарат НАНУ отпадет.

Во-вторых, коренным образом произойдет укрепление высшей школы, фактическое ее реформирование. Естественный процесс ротации между научным сектором и преподавательским корпусом будет способствовать повышению уровня преподавания. Пример - широкие формы селекции в студенческой среде, в науку будет привлечена талантливая молодежь.

Возможные формы финансирования науки подробно осветил академик П.Кислый («ЗН» №49). Это государственные фонды и конструктивное законодательство, которое должно способствовать формированию негосударственных путей поступления валюты в науку, возникновению негосударственных исследовательских центров. Подобные центры возникают уже сегодня. Они состоят из исследователя-организатора и бухгалтера. Для решения конкретной научной проблемы создаются творческие коллективы. После выполнения задачи коллектив распускается. Необходимое приборное обеспечение исследований может быть удовлетворено соответствующими центрами, оснащенными современной аппаратурой. Сейчас роль таких центров выполняют лаборатории НИИ, с сотрудниками которых творческие коллективы расплачиваются наличными.

Ну и, наконец, какова судьба Национальной академии наук и других государственных академий? Представляется, что в демократическом обществе всем академиям должен быть дан статус общественных организаций. О собственном авторитете, о своем реноме должна беспокоиться сама организация. Сейчас созданы десятки академий, их членами стали «все жуки и тараканы» без соответствующего научного потенциала. Ну и, ради Бога, пусть тешатся. Сегодня не представляет проблемы стать действительным членом Нью-Йоркской академии наук. Имей научные работы, плати 8 - и ты академик. Улавливаете разницу - плати, а не получай? Будь реализован этот принцип в госакадемиях, насколько оздоровилась бы обстановка, сколько сохранилось бы здоровья и, возможно, жизней. Необходимость членства в той или иной академии должен решать каждый самостоятельно. И тут проблем не должно быть. Приближается время, когда ученого будут оценивать не по степеням, званиям, месту в административной иерархии, а по конкретным делам и научному наследию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно