АКАДЕМИКИ, УЧИТЕСЬ ТОРГОВАТЬ

29 апреля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 29 апреля-7 мая

Сейчас можно только гадать, почему Юрию Глебе удалось то, о чем наверняка мечтали, но так и не смогли осуществить многие маститые директора академических институтов...

Сейчас можно только гадать, почему Юрию Глебе удалось то, о чем наверняка мечтали, но так и не смогли осуществить многие маститые директора академических институтов. Во всяком случае, пока только он в Украине сумел создать авторитетный Международный институт клеточной биологии с финансированием из независимых источников, которые дают средства (и немалые!), потому что уверены - получат великолепный научный результат, который будет запатентован, применен и превратится в серьезные дивиденды, а не в неудобоваримый отчет.

Недавно на заседании президиума Национальной академии наук Украины академик Юрий Глеба поделился своими взглядами на современную науку и на то, как следовало бы выходить из нынешнего тупика. Академики не без интереса выслушали коллегу и засыпали его вопросами. Думаю, что разговор, состоявшийся в зале заседаний президиума, может заинтересовать многих.

- Сейчас впору говорить о революционных изменениях в биологии, - Юрий Юрьевич начал с экскурса в биотехнологию и генную инженерию. - Новейшая наука - геномика уже занимается не отдельными генами, а целыми геномами. Скорость освоения генных ландшафтов резко выросла, потому что появились специальные технологии для скорочтения. Одна машина может прочитать 1 миллион пар нуклеотидов за неделю. Если бы мощная компания выделила соответствующие средства на 150 таких машин, за неделю можно было бы прочитать геном какого-нибудь растения. Для чтения генома человека понадобится десяток, а может, два десятка недель. Функциональная геномика позволяет создавать новые технологии с чрезвычайно высокой скоростью. Это то, что происходит на наших глазах и, могу сказать с удовольствием, с нашим участием.

Мы научились быстро размножать гены в миллионах экземпляров и быстро оценивать их эволюционную пригодность для конкретной задачи. Если до сих пор умели анализировать некоторые детали, то сейчас в США и Японии начались работы по созданию искусственных хромосом человека. Такой уровень понимания живого дает выход в практику.

- За прошлый год более 1200 биотехнологических компаний заработали 16 млрд. долларов. Наука, продемонстрировав свое могущество, одновременно показала свою требовательность - стала очень дорогой, - продолжает Юрий Глеба. - Международная фирма, в которой я работал до февраля этого года, тратит на научные исследования 1,4 млрд. долларов в год. Это понятно - открытие и разработка одного медицинского препарата требуют около полмиллиарда долларов, а одного сельскохозяйственного препарата - 200 миллионов долларов.

Для сравнения скажу, что весь бюджет нашей Национальной академии в прошлом году составлял около 22 миллионов долларов. Говорить о том, что на эти деньги можно произвести что-то сопоставимое по количеству и качеству, невозможно. Возникает вопрос: а почему бы не взять деньги за рубежом и не сделать то, что делается во всем мире - сделать изобретение, запатентовать его, а потом с выгодой продать? Ведь в этом отношении наше положение ничем не отличается от американского…

Осознание интеллектуальной стоимости как рыночного продукта - вещь очень важная. Если бы ранее в Германии в академическом институте заговорили о применении результатов, это вызвало бы улыбку, потому что их интересовали только фундаментальные явления. На сегодняшний день появилось осознание, что интеллектуальная собственность, генерируемая институтами, есть продукт, который можно и нужно продавать. Знакомый директор института Макса Планка в Берлине стал основателем трех… биотехнологических компаний. Я тоже решил: почему бы и мне не поступить таким образом, - ведь десятки компаний готовы платить за результат …

С 80-х годов денег на науку в Союзе выделялось все меньше. А биология, которая пострадала во времена лысенковщины, никак не могла подняться. Однажды вместе с несколькими учеными я пошел к Юрию Овчинникову, вице-президенту АН, и сказал ему, что государство не имеет средств на исследования, дайте возможность поехать за границу. Мы найдем клиентов, которые оплатят исследования, и будем себя финансировать. Юрий Овчинников как человек нестандартно мыслящий удовлетворил мою просьбу. За месяц пребывания в США я оббегал 28 компаний с докладами, над чем мы работаем, и в конце концов удалось заключить один контракт. Это было в 87-м году. Мой институт работал с этой компанией по 98-й год.

В институте у нас имеется международный наблюдательный совет. Зачем?.. Когда обращаетесь в поисках денег, в фирме хотят иметь представление о вашем институте. Для них гарантом серьезности есть наблюдательный совет из научных авторитетов. Поэтому у нас в него вошли ведущие ученые-генетики и биотехнологи с мировыми именами.

Начали работу со скрининга растений, чтобы заработать первые деньги. Наша коллекция уже имеет 19 тысяч экстрактов. Это вторая коллекция в мире после Национального института здоровья в США. Работа продолжается, но мы хотим развиваться в сторону биотехнологий и находим контракты в этой области. Подали заявки на патенты в США. Вскоре будем их продавать.

Вместе с американским и немецким коллегами создали компанию, которая разрабатывает операционные системы для продвижения трансгенов в трансгенных растениях. Компания закончила первый цикл финансирования. Если все пойдет, как рассчитываем, то 45-50 человек начнут работать в этом году в Принстоне (США) и по 50 - в Галле и в Мюнхене (Германия). Заключили эксклюзивный контракт с киевским институтом.

Находясь в США, я имею прямую связь с институтом - могу легче общаться с киевскими коллегами из Принстона, чем из президиума НАНУ в центре Киева. Это тоже революция, которая позволяет создавать виртуальные способы организации и менеджмента - можно работать сообща, находясь в разных местах.

53 специалиста нашего института выехали на работу за рубеж. Они работают на самом высоком уровне - публикуют научные труды в лучших журналах мира. Расскажу лишь о нескольких. В одной работе впервые обнаружено, как «общаются» растения: гормон, который они вырабатывают во время стресса, попадает наружу, его воспринимают соседние растения и готовятся к защите.

Другая работа позволила создать растения, которые выделяют в окружающую среду белки, в том числе трансгенные. Таким образом, можно выращивать растения с помощью гидропоники и добывать белок из питательной среды. «Доение» растения, как коровы, практически очень перспективно - не нужно убивать растение, чтобы получить из него что-то. Выделить белок из десятка белков, которые секретируют обычное растение, гораздо тяжелее, чем из жидкости. Это очень важные фундаментальные исследования.

Конкурентные формы финансирования науки - очень важное дело. Здесь я тоже должен не согласиться с нашей академией, которая борется за бюджетное финансирование. Понимаю, что нельзя менять только форму финансирования - надо менять многое в государстве. Но когда ты сам себя финансируешь, это неправильно. Тот, кто финансирует, должен быть отделен от того, кто эти деньги получает и тратит, потому что иначе нельзя делать оценку и отобрать лучшее для той или иной идеи.

Качество научного продукта нужно измерять не медалями выставок народного хозяйства, не госпремиями, а тем, что работу принимает авторитетный научный журнал, где она проходит жесткое рецензирование, где люди из других независимых лабораторий признают, что это действительно новый результат. Это важно, если мы хотим заниматься фундаментальными науками.

Если же мы хотим быть технологическими учеными, тогда нужно научиться патентовать, выгодно продавать свои работы, чтобы у нас что-то еще оставалось на дальнейшие работы и на жизнь. Этого не произошло и нечего удивляться, почему зарубежные фонды утрачивают к нам интерес.

Американцы достаточно нахально используют ученых из разных стран. Они быстро подхватывают новые идеи на том этапе, когда наиболее рискованный шаг сделан и что-то найдено. Доводят это до технологии молниеносно. В этом отношении они рафинированные паразиты. Но это - рыночный подход.

Комментарии после доклада.

Академик Я.Яцкив: Опыт Глебы по организации международного научного сотрудничества на современном этапе чрезвычайно ценен для нашей Академии наук. В академии есть четыре международных научных центра и вот пятый - Международный институт клеточной биологии. Познакомившись с деятельностью первых четырех центров, можно сказать, они не работают. В лучшем случае устраивают международные конференции. Во всех этих центрах, к сожалению, отсутствует тот элемент, который мы услышали сегодня в докладе Ю.Глебы. Может быть, это вдохнет новый импульс в деятельность наших международных центров?..

Академик Д.Гродзинский: Разговоры об ожидаемом в ближайшее время экологическом апокалипсисе связаны с тем, что существующие растения чрезмерно перегружают почву. Возникшее научное направление позволяет создавать совсем новые формы растений, которые будут обеспечивать человечество в будущем. Нам надо прикладывать все усилия, чтобы даже в наших страшных условиях обеспечить развитие этого направления. Создание института - мост, который сохранит нам это направление. Опыт сельскохозяйственного производства давит на науку и питает консерватизм. В газетах можно прочитать выпады против генной инженерии. Чтобы мы не были в серости и нужде, нам необходимо поддерживать развитие биотехнологии. Это должно быть высшим приоритетом в НАН Украины.

Академик Б.Патон: Институт Ю.Глебы стал одним из пионеров в нашей академии по использованию новой формы интеграции в мировую науку. Мы уже создавали нечто подобное, но пока солидной отдачи от других наших международных программ нет. Так же, как и от институтов двойного подчинения, на что мы тоже возлагали большие надежды.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно