Академик лукавит...

12 февраля, 2010, 15:02 Распечатать

Не могу оставить без комментариев две статьи, касающиеся одной проблемы. Речь идет об интервью с а...

Не могу оставить без комментариев две статьи, касающиеся одной проблемы. Речь идет об интервью с академиком Анной Ельской («ЗН», №1, 2010 г.) и академиком Сергеем Комисаренко («ЗН», №4, 2010 г.) относительно ситуации в стране с биотехнологией вообще и принятием решений, для которых необходимо привлекать независимую научную экспертизу, в частности. Информационным поводом к газетным публикациям послужило открытие накануне Рождества Государственного межведомственного центра инновационных биотехнологий на базе Института ветеринарной медицины Украинской академии аграрных наук.

Чтобы понять суть проблемы, нужно знать контекст. Примерно 60 лет назад науки, в которых ученые СССР были среди мировых лидеров — а это генетика и кибернетика, были объявлены буржуазными и реакционными. Экскурс в историю свидетельствует, что из-за преследования генетики как науки и генетиков как ученых в 1947—1965 годах Украина по сей день отстает в развитии современной биологии. Это, в частности, связано с тем, что в высших учебных заведениях Украины и теперь нет кафедр и полноценных образовательных программ по молекулярной генетике и клеточной биологии. То есть до сих пор на государственном уровне не признается важность подготовки современных биологов. А именно эти специальности служат основой для прогрессивного развития исследований в области медицины, биотехнологии и сельского хозяйства. Тем, кто не понял, почему академик Ельская назвала имя Трофима Лысенко, хочу объяснить, кем был и к каким последствиям причастен этот выдающийся мошенник. В августе 1948 г. на сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина (ВАСХНИЛ) Т.Лысенко, академик ВАСХНИЛ и ее президент, окончательно одержал победу над своими оппонентами учеными-генетиками. В биологической науке победила «лысенковщина». После этого генетика как наука во всем СССР (и особенно в УССР) была разгромлена. Начались преследования и расправы над учеными-генетиками, исследования которых были объявлены лженаучными. Из-за ошибочных, антинаучных взглядов «народного академика» Т.Лысенко, поддержанных партийными вождями, непоправимый урон понесла сельскохозяйственная наука, медицина. Но страшнее всего было возникновение и внедрение в жизнь принципа партийности науки, который был способом беспощадных репрессий в лице научных оппонентов. Из-за этого неуча были погублены многие талантливые ученые. Именно «лысенковщина» как аналогия всплывает на поверхность каждый раз, когда наши современные политические «вожди» начинают рекламировать не вызывающие доверия теории и предложения. Но особенностью текущего момента является то, что сомнительные «ученые» теперь обвиняют Национальную академию наук Украины, которая якобы возводит преграды на пути их «прорывных» идей. Тем не менее поведение руководителей НАНУ можно скорее охарактеризовать как пассивное, чем активное.

Реакция Анны Валентиновны на это государственное решение будет понятна каждому, кто не поленится поинтересоваться ее попытками в течение десятилетий привлечь внимание к вопросам развития биотехнологии в Украине, в частности к разработкам Института молекулярной биологии и генетики, которые ждут своих потребителей. А вот реакция руководителя профильного отделения НАНУ академика Комисаренко требует особого внимания.

Академик Комисаренко считает, что академик Ельская подняла шум, потому что «хочет получить новое оборудование для своего института». И в этой ситуации стоит вопрос о мотивации обоих представителей НАНУ, с чьими аргументами ознакомились читатели «Зеркала недели». Но не лукавит ли академик Комисаренко, если не сказать более резко? Неужели уважаемый руководитель отделения забыл, что идея создать биотехнологический центр при Институте молекулярной биологии и генетики НАН Украины еще несколько лет тому назад была поддержана НАН Украины (постановления президиума НАН Украины №196 от 14.07.2004 г. и №283 от 27.10.2006 г.) и Министерством образования и науки Украины (решение коллегии МОН №4/1-13 от 28 апреля 2005 г.). Руководителю также известно, что из предусмотренных 22 млн. грн. после процесса согласования/урезания в Кабмине бюджета НАНУ осталось 15 млн. грн. Но в институт на создание центра поступили только два миллиона. Известно также, что и это не остановило академика Ельскую, и благодаря привлечению инвесторов ей удалось на 90% завершить строительство биотехнологического корпуса ИМБГ НАН Украины, введение в эксплуатацию которого пока сдерживает лишь отсутствие технологической вентиляции, обусловленное неимением средств из-за финансового кризиса в стране. Все это не помешало дальновидному и прогрессивному директору ИМБГ НАН Украины поддерживать исследования в институте на мировом уровне и успешно руководить межведомственным советом по биосенсорам. Результаты ее работы недавно были предметом обсуждения на заседании президиума НАНУ. В частности, подчеркивалось, что комплексная научно-техническая программа «Сенсорные системы для медико-экологических и промышленно-технологических потребностей», к которой привлечены 16 институтов и шесть отделений Академии наук, заслуживает поддержки ее финансирования в постоянно действующем режиме, а не на одно-двухлетней основе. Кстати, это единственное учреждение НАНУ, на официальном сайте которого есть специальная рубрика «Биотехнологические разработки института». Академик Ельская не только оказывает помощь в разработках биологических технологий в своем институте, но и привлекает к этой деятельности всех желающих.

Все это академик Комисаренко хорошо знает не только как руководитель профильного отделения, но и как председатель редакционной коллегии журнала «Биотехнология», который выходит на базе его института, хотя, по логике, такое издание должно было бы выходить в месте, более всего задействованном в координации усилий в области биотехнологий. Я убеждена, что по должности руководитель такого отделения призван всячески ставить в известность тех, кто принимает решение, о необходимости и важности немедленного инвестирования в современные биологические исследования и базирующиеся на них новые технологии. Поэтому удивляют некоторые комментарии академика Комисаренко. Не об оснащении для своего института заботится академик Ельская, а о выполнении судьбоносных для страны решений президиума НАНУ и других государственных органов, которые были приняты, используя при этом все имеющиеся и дополнительные ресурсы.

У меня есть вопрос к академику Комисаренко: а что сделал он для того, чтобы принятые решения были выполнены? И что именно сделал он для того, чтобы биотехнологические разработки были в Украине и чтобы порученное ему отделение было проактивным, а не реагировало на абсурдные законопроекты постфактум? Так какую же мотивацию академика Комисаренко в этом деле можно обнаружить? Лишь одну. — Он не собирается активно поддерживать коллектив Института молекулярной биологии и генетики, поскольку целевые деньги, наверное, хочет все-таки распределять на собственные проекты и по собственному усмотрению между «другими, не худшими институтами нашего отделения и других отделений академии». В этом и заключается «глубина» понимания проблемы руководителем от науки. Но только так случилось, что каждый институт имеет разную по значению и уровню экспертизу в определенной сфере, а оценивать нужно по результатам деятельности. Для меня очевидны два подхода в обсуждении проблем биотехнологии: государственнический, который неизменно представляет академик Ельская на профильном комитете Верховной Рады, на заседаниях президиума и на отделении НАНУ, в МОН, на многочисленных конференциях, — и эдакий бюрократически-пренебрежительный подход секретаря отделения академика Комисаренко, который пытается свести дискуссию о стратегическом развитии важной отрасли к персональным разговорам за закрытыми дверями.

Вот и выходит, что нет настоящей мотивации у секретаря профильного отделения НАНУ развивать современную биологию. Отсюда и пассивность, и перенесение ответственности за отсутствие популяризации науки и достижений отечественных ученых на народ. Дескать, никому это не интересно.

И еще одно существенное недоразумение царит в академическом сообществе. Какой должна быть концепция Национального центра биотехнологий? Очевидно, она должна содержать то, что предлагает ИМБГ: исследовательский полигон с полным циклом — от идеи, исследования, разработки базовой пилотной технологии, подготовки кадров вплоть до передачи ее в производство. Другие же представляют такой центр скорее как малое производство вакцин и других биотехнологических продуктов. Я убеждена: вопрос создания Национального центра генных и клеточных биотехнологий — это не предмет разговора и дискуссии двух академиков, эта тема заслуживает широкого общественного обсуждения. Это государственная проблема — как развивать биотехнологию и что для этого делают НАН Украины и ее институты.

Не могу не привести хотя бы один пример прогрессивного и проактивного подхода к развитию биотехнологии в частности и любых технологий вообще. Среди лидеров американской инновационной системы по результативности числится один из крупнейших и старейших научных парков — Research Triangle Park (RTP), размещенный в Северной Каролине. RTP — замечательный пример того, как стратегические инвестиции в образование, инфраструктуру и бизнес-климат могут положительно влиять на экономику. RTP был основан в центре треугольника, который образуют три первоклассных университета — Дюка, Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл и Государственный университет Северной Каролины, — комитет, в состав которого входили лидеры государства, университетов и бизнеса как модель для исследований, инноваций и экономического развития. Научный парк стал местом, где просвещенцы, исследователи и бизнесмены собрались вместе на правах партнерства с надеждой изменить экономическую структуру региона и штата, расширить возможности для граждан Северной Каролины. Причиной учреждения RTP послужило то, что в 50-х годах прошлого века Северная Каролина была беднейшим штатом Юга, и отрицательные экономические тенденции имели угрожающий характер. Доход на душу населения в 1952 г. составлял 1049 долларов. В экономике доминировали низкозарплатное производство мебели, текстиля, древесины и малого сельского хозяйства. Штат страдал от утечки мозгов, поскольку выпускники вузов покидали его в поисках лучшей работы, а те, которые учились в других штатах, не возвращались назад (не напоминает ли это современную ситуацию в Украине?). Участие государства в проекте построения RTP свелось к поддержке на первых этапах строительства инфраструктуры за счет предоставления земельных участков. Главными игроками стали университеты как производители исследований и частный бизнес как производитель конечного продукта. На территории парка также размещались специализированные инженерные и патентные бюро, консультативные и инвестиционные фирмы, финансовые брокеры и банки. За 40 лет RTP превратился в один из пяти лидирующих мировых регионов высоких технологий. В 2006 г. доход на душу населения в Северной Каролине достиг 56 тыс. долл., что на 45% превышает средний по стране.

Реализация такой концепции для решения проблем современной биотехнологии в Украине требует лишь наличия положительно мотивированных лидеров по ключевым секторам — государства, образования, науки и бизнеса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно