АКАДЕМИЧЕСКИЙ СКЛЕРОЗ

31 января, 2003, 00:00 Распечатать

Любопытная идея сравнить признаки старения научного института и проявления старости у человека принадлежит лауреату Нобелевской премии академику Петру Леонидовичу Капице...

Любопытная идея сравнить признаки старения научного института и проявления старости у человека принадлежит лауреату Нобелевской премии академику Петру Леонидовичу Капице. С присущим ему чувством юмора великий физик высказал ее в своей знаменитой речи на торжественном собрании, посвященном 50-летнему юбилею Физико-технического института им. А.Иоффе:

— С возрастом у человека появляются старческие обжорливость, ожирение и болтливость, а институт, соответственно, начинает поглощать больше средств, чем ему полезно освоить, обзаводится кадрами, которые не принимают активного участия в работе, и публикует статьи, не считаясь с тем, нужны они или нет. С возрастом у человека теряется способность к размножению. То же самое наблюдается у института. Здоровая жизнедеятельность научного института сопровождается воспитанием молодежи, созданием самостоятельных институтов и лабораторий, которые развивают новые направления. Если институт перестает это делать, то это проявление старческого склероза. Какие же средства существуют, чтобы бороться с проявлением старости? На основное средство указал Резерфорд. Он говорил мне: «Капица, я себя чувствую молодым, потому что работаю с молодежью».

Со времени произнесения этой шутливой речи прошло немало времени. В наших сегодняшних реалиях смешно говорить, например, о слишком больших средствах, выделяемых государством на науку, зато другие признаки склеротических проявлений у человека и НИИ, названные Петром Капицей, налицо.

— Давайте посмотрим с этой точки зрения на содружество поколений в отечественной науке, — предлагает заместитель председателя Северо-Восточного научного центра НАН Украины, кандидат физико-математических наук Константин Прядкин. — Например, на возрастную структуру научных кадров в академическом секторе харьковского «куста» учреждений НАН Украины. Поскольку здесь сосредоточено 15 академических НИИ, в которых работает второй по численности (после Киева) коллектив ученых, представляющих 7 из 13 отделений НАН Украины, выводы вполне можно распространить на нашу науку в целом.

В науковедении при исследовании динамики научной продуктивности принято рассматривать три укрупненные группы: молодые ученые — до 30 лет, среднего возраста — 30—50 лет и старшего — предпенсионный и пенсионный период. Молодым присуща максимальная профессиональная мобильность и продуцирование новых идей. Средняя группа проявляет наибольшую научную активность. Научная продуктивность представителей старшей группы по сравнению с первыми двумя снижается, но это обстоятельство в значительной мере компенсируется их вкладом в становление научной молодежи.

В харьковских академических институтах трудится немногим более двух тысяч научных работников, в их числе 13,6% докторов и 51,3% кандидатов наук. Таким образом, почти две трети научных работников являются специалистами высшей квалификации. Но из общего числа научных сотрудников лишь 8,2% не достигли 30 лет, кандидатами наук стали только 1,5% молодых ученых, а докторов наук среди них и вовсе нет. Увы, ненамного лучше обстоят дела и в средней возрастной группе, которая составляет 40% общей численности сотрудников. Хотя кандидатов наук в ней существенно больше, чем в младшей группе (19,9%), докторов наук все равно очень мало — чуть более 2%. Причем в 12 научных учреждениях докторов наук младше 50 лет нет вообще! Что же касается старшей группы, то с показателями, казалось бы, все в порядке — и кандидатов наук здесь 29,9%, и докторов — 8,8%, однако ее многочисленность (50,6%) вызывает обоснованное беспокойство.

Причины оттока молодых кадров просты и всем понятны. Главная из них — катастрофически скудное финансирование науки, несмотря на все громкие декларации о безальтернативности инновационного пути развития Украины. Так, все более и более отдаляется в светлое будущее объявленный еще в 1994 году Верховной Радой критическим показатель ежегодного бюджетного финансирования научно-технической деятельности — 1,7% ВВП. С тех пор эта магическая цифра кочует из документа в документ, однако реальные расходы госбюджета по разделу «Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу» в 2002 году реально составили около 0,28%, а на 2003 год запланировано еще меньше.

Да и с какой стати, добавлю от себя, молодежь будет идти в науку, когда оборудование научных учреждений устарело, а должностные оклады младших научных сотрудников не дотягивают даже до прожиточного минимума? К тому же публикация необходимых статей, подготовка, написание и защита диссертаций, как кандидатской, так и докторской, стали сейчас своеобразным бизнес-проектом, в эту процедуру нужно вкладывать немалые деньги с неясным прогнозом получения дивидендов.

Конечно, есть коллективы, которые стараются привлечь и закрепить молодежь, дать ей возможность творческого роста. За счет НТК «Институт монокристаллов», например, содержится филиал одной из кафедр Харьковского национального университета. Студентам, прикрепленным к этой кафедре, выплачивается стипендия из средств концерна, а по окончании учебы они трудоустраиваются. Практикуется зачисление лучших из них в очную аспирантуру. Здесь также возрождено проведение молодежных конкурсов научно-технических работ с материальным стимулированием победителей.

Специальный фонд финансовой поддержки молодых ученых создан в Национальном научном центре «Харьковский физико-технический институт». После долгого перерыва здесь вновь открыты аспирантура и докторантура. В течение последних лет центр пополнился более чем 30 молодыми специалистами-физиками. Возродила былую традицию проведения молодежных научно-практических конференций «Актуальные проблемы современной науки в исследованиях молодых ученых Харьковщины» Ассоциация молодых ученых и специалистов города. Областные власти установили ежегодные стипендии молодым ученым — победителям областных конкурсов научно-исследовательских работ.

Но пока все эти примеры — лишь исключения, которые подтверждают правило. Кому будут передавать свой опыт наши известные ученые, руководители научных школ и направлений? При такой деформации структуры научных кадров в сторону увеличения доли старших возрастных групп учеников на всех явно не хватит. Если ничего не изменится, то в ближайшем будущем неизбежно исчезновение десятилетиями формировавшихся научных школ и сбудутся горькие слова академика Б.Патона об окончательном превращении Национальной академии наук Украины в подобие собеса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно