Зина Калай-Клайтман: Израиль не может признать Голодомор актом этнического геноцида

26 сентября, 2008, 14:44 Распечатать Выпуск №36, 26 сентября-3 октября

После того как министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни стала новым лидером партии «Кадима», премьер-министр Эхуд Ольмерт подал в отставку...

После того как министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни стала новым лидером партии «Кадима», премьер-министр Эхуд Ольмерт подал в отставку. Теперь г-жа Ливни пытается сформировать новую правительственную коалицию. Если ей это удастся, то она станет в истории Израиля второй женщиной-премьером. Но многие сомневаются, что новому лидеру «Кадимы» удастся возглавить Кабинет: лидеры «Авода» и «Ликуд» не спешат входить в правительство Ципи Ливни. Эхуд Барак и Биньямин Натаньяху надеются, что на досрочных парламентских выборах их партии смогут одержать победу и именно они будут формировать будущее правительство. Так что если в течение полутора месяцев Ципи Ливни не удастся создать новую коалицию, в Израиле будут объявлены досрочные выборы, которые пройдут уже в следующем году. Впрочем, как следует из интервью «ЗН» посла Израиля в Украине Зины КАЛАЙ-КЛАЙТМАН, в этой стране к такой перспективе относятся спокойно.

— Сможет ли Ципи Ливни, новоизбранный лидер «Кадимы», сформировать правительство без того, чтобы в Израиле состоялись досрочные парламентские выборы?

— Хотелось бы на это надеяться. Но глава «Кадимы» уже говорила о том, что готова к досрочным парламентским выборам, которые, возможно, состоятся в начале следующего года. Так что если не удастся сформировать коалицию, то, вероятно, будут выборы. Но наша демократия достаточно сильна. И возможные досрочные выборы — не первые в нашей стране. В настоящее время Ципи Ливни проводит динамичные переговоры со всеми партиями и надеется, что ей все же удастся сформировать правительство.

— Вопрос ближневосточного урегулирования может стать препятствием к созданию правительства Ципи Ливни, учитывая, что ее подходы к этой проблеме подвергаются критике со стороны многих политических партий?

— Этот вопрос всегда стоит во главе угла во всех наших коалиционных внутриполитических переговорах. Но демократический опыт нашего государства показывает, что всегда находились компромиссные решения, которые позволяли создать коалицию.

— В условиях, когда отсутствует внутрипалестинское единство, а израильские политики пытаются сформировать новое правительство, насколько вероятно, что до конца года будет подписано мирное соглашение между Израилем и Палестинской автономией?

— Г-жа Ливни, будучи министром иностранных дел, проводила переговоры с палестинцами на протяжении всего последнего года. Она надеется их продолжить и далее. Удастся ли подписать договор до конца года? Это был вопрос вопросов и до тех внутриполитических перемен, которые происходят сейчас в Израиле. Вполне вероятно, что наши внутриполитические события повлияют на подписание мирного соглашения до конца года. Но не стоит упускать из виду, что это было достаточно проблематично и до отставки главы правительства Эхуда Ольмерта, так как не удалось найти решения ключевых вопросов.

— Готова ли Ципи Ливни решать ключевые проблемы ближневосточного урегулирования — статус Иерусалима, вопрос беженцев, проблему границ?

— Ципи Ливни проводила переговоры с прагматичной частью палестинцев — президентом Палестинской автономии Махмудом Аббасом и его людьми. С ними она обсуждала все ключевые вопросы. Но компромисс невозможен, когда речь идет о безопасности. Например, Израиль — и здесь у нас существует консенсус всех политических партий — ни при каких обстоятельствах не пойдет на возвращение палестинских беженцев. Это подорвет основы государства. Здесь наша позиция непоколебима. По всем остальным вопросам возможны переговоры и, вероятно, компромиссы.

— Учитывая специфику происходящих процессов в Палестинской автономии, насколько близко палестинцы подошли сегодня к своему государству?

— Тот раскол, который существует внутри палестинского общества, не приближает палестинцев к созданию своего государства. Вы знаете, что сектор Газа контролируется боевиками террористической организации «Хамас», не признающей Государство Израиль, а Западный берег реки Иордан — «Фатх» и законно избранным президентом автономии Махмудом Аббасом, с которым мы ведем переговоры. Противостояние между этими двумя силами временами переходит в настоящую гражданскую войну. Это не способствует приближению того момента, когда можно будет реально говорить о создании самостоятельного палестинского государства.

— Как Израиль видит решение проблемы «Хамасстана»? Экономическая блокада сектора Газа и далее остается одним из основных средств воздействия на «Хамас»?

— Террор приходит в Израиль в основном из сектора Газа. Поэтому главная проблема Израиля заключается в том, чтобы нейтрализовать террористическую организацию «Хамас» таким образом, чтобы она не угрожала безопасности наших граждан. Пока «Хамас» не перестанет воевать против Израиля и не признает его как государство, наша страна будет вынуждена бороться с этой организацией, чтобы сохранить безопасность своих граждан.

— Насколько вероятно проведение Израилем или Соединенными Штатами военной операции против Ирана? Что может предотвратить военную операцию против Ирана?

— Иранская проблема — это болевая точка нашей политики. Я бы даже сказала — нашего существования. Напомню, что на открывшейся на днях ежегодной Генассамблее ООН президент Ирана Махмуд Ахмадинежад вновь призвал к уничтожению Израиля. Это означает, что Иран — страна непредсказуемая, экстремистская. Недопустимо, чтобы одно государство, будучи членом международных организаций, устами своего лидера призывало к уничтожению другого государства. Но Израиль знает, как себя защитить. Об этом не стоит забывать.

Мы заинтересованы в том, чтобы иранская ядерная программа, представляющая сегодня проблему не только для Израиля, но и для Европы и Америки, а также стран Персидского залива, соседствующих с Ираном, была решена и Иран был остановлен в своем желании создать ядерное оружие. При этом Израиль выступает за то, чтобы остановить Тегеран дипломатическими способами, путем санкций. Ни о какой военной операции против Ирана речь не идет.

— На ваш взгляд, чем должен разрешиться конфликт на Южном Кавказе?

— Позиция Израиля заключается в том, что любые проблемы должны решаться мирным путем. Наша страна выступает за территориальную целостность Грузии.

— Ваша страна собирается продолжать военно-техническое сотрудничество с Грузией, как это было до грузинско-российского конфликта?

— Не стоит забывать, что Грузия — суверенная страна. И мы помогали Грузии создавать свою армию. По сравнению с другими странами мы были поставщиками относительно небольшого количества оружия, исключительно оборонного характера. Время и развитие событий покажут, будет ли продолжаться подобное сотрудничество и далее. В любом случае Израиль проводит ответственную и взвешенную политику в этом вопросе.

— Неделю назад в силу вступил безвизовый режим между Россией и Израилем. Что мешает Израилю установить такой же режим и с Украиной?

— Ничто не мешает. Россия — страна большая. И российских туристов пропорционально больше украинских. Но и число туристов из вашей страны также увеличилось, особенно в последний год. Поэтому у обеих сторон существует заинтересованность в том, чтобы было подписано соглашение о безвизовом режиме. Израилем было принято решение, что после вступления в силу соглашения с Россией должно пройти какое-то время для того, чтобы посмотреть, как оно работает. Мы не исключаем, что с начала следующего года можно будет начать переговоры с украинской стороной об отмене визового режима между нашими странами.

— Израиль и Россия уже урегулировали вопрос выплаты пенсий. А как продвигается этот вопрос у наших двух стран?

— Это очень важный гуманитарный вопрос, поскольку затрагивает 32 тысячи выходцев из Украины, проживающих в Израиле. Они всю жизнь проработали в Украине, а в Израиле живут исключительно на пособие по социальному страхованию, предоставленному нашей страной. Они не успели поработать в Израиле, поскольку приехали в нашу страну уже людьми пенсионного возраста. Было бы справедливо, если бы они получали пенсию страны, в которой проработали всю жизнь. Это небольшие суммы. Но они важны для этих пожилых людей: они получили бы хотя бы маленькую толику того, что заслужили своим многолетним трудом. Следует также отметить, что подобная практика является нормальной для стран Запада.

Хочу добавить, что это соглашение уже было парафировано представителями Украины и Израиля. На политическом уровне мы готовы его подписать: у нас этот документ быстро прошел все необходимые процедуры. Но Украина еще не готова: соглашение пока не получило добро украинского правительства. Надеюсь, что эти вопросы будут решены достаточно быстро, раз мы уже дошли до этапа парафирования. Повторяю, это было бы справедливо по отношению к тем выходцам из Украины, которые сегодня живут в Израиле.

— Украина активно добивается, чтобы в мире признали Голодомор 1932—1933 годов актом геноцида. Этот вопрос украинская делегация поднимала и на Генассамблеи ООН. Признает ли Израиль Голодомор актом геноцида?

— Израиль признает актом геноцида то, что признано международным правом. А именно: геноцидом считается уничтожение по этнической принадлежности. Таковым, в частности, являлся Холокост. Израиль не может признать Голодомор актом этнического геноцида. В то же время он считает Голодомор величайшей трагедией украинского народа. Эта позиция была неоднократно высказана вашему руководству на самом высоком уровне. Позиция Израиля заключается также в том, что наша страна поддерживает те резолюции международных организаций, например ЮНЕСКО, в которых говорится, что, во-первых, трагедия Голодомора не должна повториться, во-вторых, она должна изучаться во всем мире.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно