Жаркое турецкое лето-2010: армия в обороне

3 сентября, 2010, 15:55 Распечатать Выпуск №32, 3 сентября-10 сентября

Наш ближайший сосед и один из крупнейших торгово-экономических партнеров Турция находится на пор...

Наш ближайший сосед и один из крупнейших торгово-экономических партнеров Турция находится на пороге важных событий, затрагивающих ее правовую систему, идеологические основы государства, внутриполитическую культуру и традиции. 12 сентября состоится всенародный референдум по внесению пакета изменений в конституцию страны, среди которых лишение высших чинов армии неприкосновенности, реформа военного судопроизводства, реформирование конституционного суда и высшего совета судей и прокуроров, введение института омбудсмена и даже снятие неприкосновенности с организаторов военного переворота 1980 года. На народное волеизъявление вынесено двадцать шесть поправок, большинство из которых являются принципиальными для правящей Партии справедливости и прогресса, и лишь небольшая часть носит косметический характер.

Особую интригу нынешнему конституционному процессу придает тот факт, что большинство предыдущих конституций страны (собственно, две из трех) принималось после или в условиях военных переворотов, которых в турецкой истории было пять. В частности, так было 1961 году, когда в основном законе страны был закреплен автономный статус генерального штаба Вооруженных сил ТР, выведенного из подчинения министерству обороны и переподчиненного непосредственно премьер-министру. Именно с тех пор и поныне в иерархии государственного протокола начальник генштаба занимает формально четвертое место после президента, премьер-министра и председателя меджлиса, а фактически, может, и повыше. Действующая в настоящее время Конституция 1982 года была принята в условиях прямого военного правления и, разумеется, сохранила все основные черты своих предшественниц, невзирая на определенные изменения в перераспределении властных полномочий.

Частично скрытая, а местами и явная борьба между высшими армейскими чинами и гражданским правительством на протяжении многих десятилетий является одним из ключевых факторов внутриполитической жизни турецкого общества. С 1930-х годов военные считали себя стражами идеологического наследия Ататюрка, гарантами внутренней стабильности и территориальной целостности государства, светского, демократического и социального характера Турецкой Республики. И поныне те, кто недоволен возвращением исламских традиций в жизнь турецкого общества, а эти тенденции особенно усилились в период правления действующего правительства во главе с Р.Т.Эрдоганом, смотрят сейчас в сторону армии, ожидая, когда же она остановит «фанатичных исламистов». В этом контексте следует признать, что армия все еще имеет такие возможности, но, очевидно, ими не воспользуется.

Причин тому несколько, и одна из них — изменившееся международное положение страны, в частности, открытие официальных переговоров о вступлении Турции в ЕС, резко возросший в последние годы авторитет Турецкой Республики на мировой арене. И хотя турецкая общественность и значительная часть интеллектуальной элиты привыкла к той активной роли, которую армия традиционно играла в политической жизни страны, ныне эти позиции пересматриваются. На протяжении более полувека армия являлась совершенно автономным институтом внутри государства, выполняла важную роль в процессе принятия политических решений и даже контролировала политическую власть в качестве «стража государственного суверенитета». В прошлом неоднократно армия осуществляла прямое вмешательство в решения правительства, инициируя громкие отставки и досрочные выборы. Однако такая «перевернутая» система, когда не гражданское общество контролирует вооруженные силы, а наоборот — не является, мягко говоря, общепринятой моделью демократического развития. Именно поэтому Европейский Союз и США выступают за трансформацию установившейся традиции в направлении обеспечения гражданского контроля за армией, как, между прочим, и за реформирование судебной системы, которая должна быть лишена возможности запрещать политические партии, и за введение института омбудсмена, что также предусмотрено нынешним пакетом поправок. В общем-то ЕС выступает за принятие новой конституции в целом, а не отдельных конституционных изменений, такой же позиции придерживается и нынешний глава правительства ТР. Премьер-министр Р.Т.Эрдоган не устает повторять, что стране нужна новая конституция, и нынешний пакет поправок только первый шаг в этом направлении. Так что предстоящий референдум имеет еще и «европейскую» окраску — считается, что положительное голосование граждан Турции докажет европейский выбор народа, укрепит позиции правящей партии и нанесет серьезный удар по особому статусу армии на турецкой политической палитре. Другое дело, каким образом вожделенный положительный результат будет достигнут.

Следует отдать должное мастерству стратегов нынешнего политического процесса. Во-первых, референдум состоится в тридцатую годовщину военного переворота 1980 года, многократно заклейменного правящей политической силой. Это его организаторов надеются лишить неприкосновенности через отмену одной из статей, которая ими же была закреплена в действующей конституции, принятой в 1982 году. Во-вторых, на день голосования приходится начало самого радостного праздника мусульман — байрам-рамазана, следующего за священным месяцем рамазан, во время которого мусульмане соблюдают строжайший пост с восхода до заката солнца. Именно в этот период, как показывают многолетние статистические исследования, турки становятся особо чувствительны к исламским ценностям и традициям — а это именно то, что составляет важнейшую часть платформы Партии справедливости и прогресса. В-третьих, подготовка к референдуму проходит в условиях, когда турецкое общество сотрясают два громких уголовных дела, непосредственно затрагивающие высшее руководство Вооруженных сил ТР.

Начиная с июня 2007 года, когда в Стамбуле был обнаружен склад боеприпасов, созданный отставным офицером, идет следствие по делу тайной организации «Эргенекон». По утверждению следователей, ядро этой организации составляли бывшие и действующие военные, интеллектуалы, государственные чиновники, которые якобы планировали государственный переворот с целью свержения правящей партии. В результате проведенных на протяжении последних двух лет многочисленных арестов за решеткой и под следствием оказалось значительное число отставных военных, в том числе генералов и старших офицеров. На сегодняшний день дело не завершено, и определить степень его политической мотивации не берутся даже самые информированные эксперты и журналисты.

В дополнение к «Эргенекону» 19 июля 2010 года прокуратура Стамбула завершила расследование дела «Бальйоз» (по-турецки — «молот») и выдвинула обвинения в подготовке государственного переворота против почти двухсот действующих и отставных военнослужащих. Речь идет о якобы разработанных военными в 2003 году планах по масштабной дестабилизации общества через осуществление терактов в мечетях, организации нападений специально подготовленных «исламских боевиков» на военнослужащих, убийств и взрывов в людных местах крупнейших городов страны. Все это должно было способствовать возникновению атмосферы хаоса, введению чрезвычайного положения и устранению Партии справедливости и прогресса от власти. В контексте этих громких дел, которые пока напоминают больше политический спектакль (суды то дают санкции на арест генералов, то отпускают их на свободу — и все это с удивительной легкостью), нельзя не вспомнить, как накануне парламентских выборов 2007 года антиправительственный демарш тогдашнего начальника ГШ Я.Бююканита был использован правящей партией для мобилизации проправительственного электората, что позволило ПСП получить 46,5% голосов и во второй раз сформировать однопартийное правительство. Следующие выборы — через год, а популярность ПСП падает, и уже долгое время, приблизительно с октября 2009 года, пребывает на угрожающей отметке 32—35%. Само собой напрашивается аналогия по использованию «армейской карты» наряду с «интеграцией в ЕС» и другими внешнеполитическими шагами правительства для новой мобилизации поддержки избирателей.

Ведь возможен и другой сценарий развития политического процесса — если конституционный пакет будет отклонен на референдуме. Тогда досрочные парламентские выборы неизбежны. В стране крепнет оппозиция, и новый лидер главной оппозиционной Республиканской народной партии К.Киличдароглу сумел за короткий срок существенно повысить и свой личный рейтинг, и рейтинг своей политической силы, на определенном этапе потеснив ПСП в опросах общественного мнения. Следует подчеркнуть: сегодняшний политический процесс в Турции имеет бескомпромиссный характер. В своих беспрерывных поездках по стране Р.Т.Эрдоган призывает не только поддержать его партию, но и окончательно определить «свой цвет», все политические силы, общественные организации, профессиональные объединения. Сегодня турецкое общество расколото фактически пополам — если количество тех, кто готов сказать «да» на референдуме колеблется возле отметки 52%, то против изменений выступает около 46% от имеющих право голоса. Любопытно, что до истории с захватом израильскими коммандос судна «Мави Мармара» число противников предлагаемых изменений достигало 60%. Однако жесткая позиция правительства по отношению к Израилю в связи с этим инцидентом способствовала существенной миграции голосов от «нет» к «да».

А ведь именно военные были среди тех немногих каналов связи между Турцией и Израилем, которые осуществляли эффективное сотрудничество по вопросам безопасности и военно-промышленного комплекса в течение десятилетий при любой политической погоде. До нынешнего кризиса в межгосударственных отношениях Израиль поставлял Турции важнейшие виды вооружений, которые использовались армией ТР против курдских сепаратистов на востоке страны, и по поводу того, следует ли продолжать такое сотрудничество, сейчас также идут активные дискуссии.

Противостояние армии и правящей политической силы достигло своего апогея в августе, когда по многолетней традиции под председательством премьер-министра проходит заседание высшего военного совета, на котором принимаются решения о повышении в звании верхушки командования Вооруженных сил ТР. Продвижение по службе, в том числе присвоение новых званий и назначения на высшие посты в армии, обычно хорошо прогнозируемы и являются в какой-то степени автоматическими. В этом году, например, назначение на должность нового командующего генштабом должно было произойти по традиционной схеме — командующий сухопутными войсками И.Кошанер становится новым начальником ГШ, а тот, кто займет его место, — официальным преемником на высшем армейском посту. Решения высшего военного совета утверждаются президентом страны, и всегда эта процедура была преимущественно формальной.

Этот год войдет в историю Турции с характеристикой «впервые». Так, впервые буквально накануне заседания высшего военного совета под стражу в связи с делом «Бальйоз» были взяты несколько действующих генералов, которые должны были получить повышения. Заседания проходили в режиме чрезвычайной секретности, и на большинстве из них Р.Т.Эрдоган отсутствовал. Его не было и на заключительном заседании, когда формировался список на продвижение по службе. Позже стало известно, что премьер-министр выступает категорически против некоторых назначений, поскольку предложенные кандидатуры являются фигурантами дел «Бальйоз» и «Эргенекон». Позицию Р.Т.Эрдогана поддержал президент страны А.Гюль, утвердивший предложенный военными список с некоторыми существенными исключениями. В том числе не были утверждены новый начальник генштаба и командующий сухопутными войсками. Это также произошло впервые в истории Турции, и некоторые политические обозреватели уже прогнозировали непредсказуемую реакцию военных… как все разрешилось в течение недели. Сначала суд освободил нескольких взятых под стражу высших чинов ВС. Затем, в результате интенсивных конфиденциальных переговоров между генштабом, офисами премьер-министра и президента страны, назначения состоялись, хотя правительству удалось настоять на замене некоторых кандидатур. Переворот не свершился, стороны пошли на компромисс. Те, кто затаив дыхание, ждали жесткой реакции военных, могут выдохнуть. Неясно только, кто победил.

По мнению многих экспертов, которые предпочитают не афишировать свое мнение в прессе, вторую по численности армию в НАТО не стоит списывать со счетов. Уровень доверия населения к вооруженным силам как к государственному институту, в Турции традиционно высок. Устои кемализма в стране очень сильны, и оппозиция набирает обороты, а парламентские выборы — не за горами. Очевидно, что в условиях резонансных арестов (хотя и значительно менее резонансных судебных слушаний) по «Бальйозу» и «Эргенекону», активизации курдских террористов, ухудшения отношений с Израилем — с одной стороны и успешного прохождения мирового финансового кризиса, который почти не затронул экономику Турции, значительного укрепления позиций страны на международной арене — с другой, армии совершенно не с руки обострять конфронтацию с правительством. Армейские офицеры стали даже появляться на публичных мероприятиях, в которых принимают участие женщины, одетые в традиционные мусульманские «тюрбаны», а ведь раньше такое невозможно было себе представить. Новый начальник ГШ И.Кошанер рассматривается как фигура, близкая к премьер-министру, во всяком случае, при нем ожидается еще меньше конфронтации, чем это было при И.Башбуге, который явно не претендовал на роль «ястреба». И все же стоит подождать. Армия — не только действующие военнослужащие, это и бывшие военные, члены их семей, родственники, единомышленники и друзья. Словом, много миллионов голосов людей, выросших на традициях бескомпромиссного кемализма. В правительстве это понимают. Р.Т.Эрдоган неутомимо ищет союзников всюду, где только возможно, включая бывших противников. К примеру, буквально на днях он пообещал крупнейшей ассоциации турецких бизнесменов ТЮСЕЙД (в прошлом эта структура поддерживала военных) внести в парламент проект новой конституции, подготовленный этой организацией(!) в 1992 году(!!), если нынешний пакет конституционных изменений будет одобрен на референдуме и бизнес-сообщество открыто поддержит его. Причем новая конституция, по словам премьер-министра, станет основным вопросом внутриполитической жизни страны на период до парламентских выборов 2011 года. Если референдум закончится победой ПСП, промежуточную победу надо будет закрепить окончательно и бесповоротно в новом основном законе страны, а если пакет будет отклонен, у правящей политической силы не будет выбора, кроме как идти до конца в открытый бой. Силы примерно равны, и хотелось бы, чтобы победил мудрейший.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно