Жак ФОР: «Диалог между властью и оппозицией — необходимое условие для современной демократии»

25 февраля, 2011, 14:52 Распечатать

В канун годовщины президентства Виктора Януковича мы выслушали немало победных реляций власти о свершениях и победах на всех фронтах...

В канун годовщины президентства Виктора Януковича мы выслушали немало победных реляций власти о свершениях и победах на всех фронтах – о политической стабильности и финансовой стабилизации, неудержимой поступи реформ и борьбе с коррупцией, об улучшении инвестиционного климата и небывалом продвижении на пути европейской интеграции. На этом праздничном фоне комментарии зарубежных  наблюдателей выглядят куда сдержаннее. Свою  оценку достижениям новой властной команды мы попросили дать Чрезвычайного и Полномочного Посла Франции в Украине Жака ФОРА

— Господин посол, прошел год президентства Виктора Януковича. В течение этого времени все, что делалось новой властью в Украине, проходило под лозунгом реформ, пояснялось необходимостью реформ, оправдывалось реформами. Население Украины «покращення життя вже сьогодні» пока не заметило. Понятно, что реформы, как правило, непопулярны, болезненны, и результат дают спустя какое-то время. Что вы можете сказать о нынешних украинских реформах? Те ли это действия, которые способны изменить Украину к лучшему — в политической сфере, экономической, судебной, социальной?

— Слово «реформы» сегодня не только дань моде. Речь идет об обязательном, необходимом понятии, касающемся сегодня как Украины, так и других стран. Европа, мир в целом пережили глубокие изменения. Произошли значительные перемены и в Украине. Реформирование сегодня становится императивом времени. Для любой страны справедливо утверждение, что реформы не реализуются каким-то простым постановлением. Они готовятся и внедряются в жизнь при обязательной поддержке со стороны населения. Необходима большая работа, чтобы объяснить гражданам страны, зачем нужны эти реформы, какова их цель, в каком направлении их реализация позволит стране развиваться в дальнейшем. Для любого правительства очевидной необходимостью, кроме реализации реформ, является достаточная степень убедительности в их нужности и правильности. Реальные реформы, как правило, несут с собой изменение устоявшихся привычек, сложившейся ситуации. В краткосрочной перспективе в экономическом плане с ними очень часто связаны какие-то болезненные тяжелые меры, прежде чем в среднесрочной и долгосрочной перспективе станут ощутимы позитивные результаты этих изменений.

Мы пережили подобное во Франции, когда генерал де Голль внедрял глубокое реформирование институционной и экономической структуры нашей страны. Не без сложностей в начальном периоде этот реформаторский подход позволил Франции, как, впрочем, и многим другим ее партнерам, пережить тридцать лет активного экономического развития, которые мы называем «славным тридцатилетием».

В ответ на глубинные изменения, происходящие в современном мире, сегодня президент Саркози выступает с новыми инициативами реформ. Нужно сказать, что не все во Франции согласны с этим. Но в целом есть достаточное понимание необходимости преобразований отдельных отраслей, сфер нашей жизни. Это, в частности, реформирование пенсионной системы, образования и в целом изменение статуса французских предприятий для того, чтобы обеспечить им конкурентоспособность в современном мире.

Переходя к анализу ситуации в Украине, можно сказать, что здесь было много заявлений о намерениях реформировать. Некоторые законопроекты в этом направлении уже были проголосованы (например, в июле минувшего года был принят закон о госзакупках, затем — налоговый кодекс). Но многое еще предстоит сделать: принять пенсионный кодекс, реформировать трудовое законодательство, принять новый избирательный закон, а также новый антикоррупционный пакет, поскольку на сегодня в украинском законодательстве нет соответствующих норм.

Подводя некоторый итог, можно сказать, что намерения реформаторства похвальны, о них было заявлено, однако нужно подождать и посмотреть, каким образом эти намерения будут воплощаться в жизнь и какие конкретные последствия иметь. Мы все-таки ожидаем большей конкретики, чтобы увидеть, каким образом реформаторские лозунги найдут свое воплощение в реальных действиях. При этом мы осознаем, что любое реформирование требует времени.

Мы, французы, и коллеги из других европейских посольств и представительства Еврокомиссии с большим вниманием отслеживаем процесс реформирования, чтобы понять, какие из этих реформ соответствуют стандартам и ценностям Европейского Союза, а какие нет.

Как вам известно, Венецианская комиссия уже имела возможность высказать свои критические замечания по целому ряду аспектов судебной реформы, в частности, касающихся роли Верховного суда, перераспределения полномочий в сфере назначения судей между Верховным судом и Высшим советом юстиции. В то же время Венецианская комиссия одобрила ряд положений упомянутой реформы — в отношении расформирования военных судов, а также других направлений, по которым украинская власть намерена в дальнейшем совершенствовать поле функционирования судебной системы. Но, повторюсь, многое мы еще ожидаем и многое еще предстоит сделать на этом пути.

— Одним из самых чувствительных индикаторов успеха реформ является приток или отток иностранных инвестиций. Какой сигнал за это время получили инвесторы? Стало ли им комфортнее в Украине?

— Общее состояние бизнес-среды, условия для работы бизнеса имеют первоочередное значение не только для иностранных инвесторов, проявляющих интерес к Украине (а их на сегодня немало), но также и для украинской власти, для успеха реформаторских начинаний, с которыми она выступает. Также нельзя забывать и об украинском населении, для которого приход иностранных инвесторов — это создание новых рабочих мест и новые возможности для постепенного повышения уровня жизни, в чем на сегодняшний день, стоит признать, ощущается очень большая потребность.

Являясь представителем Франции, страны, которая за «тридцать славных лет» развития смогла значительным образом повысить средний уровень жизни своего населения, я тоже в определенной степени пожинаю плоды этого успеха. И, мне кажется, абсолютно законно для представителей любой другой европейской страны иметь право на повышение уровня и качества своей жизни во всех ее составляющих — медицинском обеспечении, образовании, условиях экономического развития.

Намерения, о которых заявляет украинская власть, привлечь как можно больше иностранных инвесторов, сами по себе похвальны, нам они понятны, и мы их поддерживаем. Но, зафиксировав эти намерения, впоследствии стоит отслеживать конкретные факты и действия, направленные на их реализацию. В этой связи у меня, к сожалению, уже неоднократно были поводы во время общения с украинскими массмедиа отмечать сложности, с которыми сталкиваются европейские и, в частности, французские компании в своей деятельности в Украине. Мой анализ основывается не на каких-то теоретических рассуждениях, а на практических примерах.

Анализируя этот массив конкретных примеров, можно различить три категории проблем. Говоря о первой категории сложностей, с которыми сталкиваются наши компании, нужно отметить нынешнюю позицию Таможенной службы Украины. Она для нас непонятна. В то время, когда правительство громко заявляет о большом желании привлечь иностранных инвесторов, представители таможенной службы в последнее время систематически отказываются принимать в работу таможенные декларации с указанием соответствующей стоимости таможенных товаров, импортируемых в Украину французскими и европейскими компаниями. Мало того, они еще самовольно и произвольно увеличивают размер таможенной стоимости соответствующих товаров — иногда в пять-шесть раз.

Вторая категория сложностей имеет место в отношениях с налоговыми органами, которые в своей работе часто прикрываются похвальным самим по себе тезисом о борьбе с коррупцией. Никто не оспаривает этот тезис. Но когда мы видим конкретные примеры, конкретные методы, применяемые для так называемой борьбы с коррупцией, сразу становится понятно, что здесь что-то не так. Количество налоговых проверок увеличено в волюнтаристском порядке. Сама по себе налоговая проверка является нормальным актом. Но их количество, в частности, проведение каждый месяц, а то и каждые две недели, выходит за рамки нашего понимания. Это создает условия, не позволяющие предприятию функционировать нормально. И когда в рамках подобных проверок возникают определенные спорные моменты, предприятие должно иметь право на то, чтобы предоставить свою версию, свои аргументы, свои объяснения, а не сразу же подвергаться какому-то уголовному преследованию только по самому факту этого контроля.

Третья категория проблем связана с ненадлежащим соблюдением в Украине прав интеллектуальной собственности, права патентов. Факт несоблюдения этих прав ненормален уже сам по себе. Еще более серьезные масштабы он приобретает, когда речь идет о политике, направленной на поддержку или даже на стимулирование подобных неправовых действий со стороны органов юстиции, которые своими несправедливыми решениями создают необходимые для этого условия. К сожалению, я уже говорил об этой проблеме ранее, и сегодня, увы, вынужден снова к ней вернуться.

Помимо упомянутых аспектов можно говорить в целом об ухудшении бизнес-среды в Украине. Это не только мои заключения, но и выводы, вытекающие из исследования Всемирного банка, обнародованного в ноябре прошлого года. Украина находится на 145-й позиции рейтинга, в который включена 181 страна. Наиболее проблемные моменты связаны как раз с налогообложением, а также чрезвычайно высоким уровнем коррупции, препятствующим развитию более широких бизнес-связей между нашими странами.

Мой опыт работы в Украине, а не какие-то фантазии либо теоретические заключения, показывает: французские и другие европейские компании, работающие в этой стране, имели неоднократно повод жаловаться на ненадлежащее соблюдение подписанных контрактов со стороны их украинских партнеров. В современном мире экономического либерализма подписанный контракт имеет силу закона. И недопустимо, чтобы одна из его сторон пересматривала, нарушала или не соблюдала его положений. Это негативно влияет, прежде всего, на репутацию стороны-нарушителя.

— Были ли прецеденты, когда ваши бизнесмены обращались в украинский суд и отстаивали свои интересы?

— У нас, увы, есть конкретные примеры, когда украинские судебные органы выносили решения, которые, к сожалению, имели удивительный для нас характер, поскольку не соответствовали принципам права, функционирующим сегодня в странах Европы. Определенная часть моей работы в должности посла направлена на решение подобных вопросов — на защиту интересов французских компаний, работающих в Украине. Должен признать, что данная работа не напрасна, поскольку в целом ряде случаев мои обращения к представителям власти по определенным проблемным моментам, когда казалось, что ситуация уже совершенно запущена, позволяли разблокировать ее и обеспечить позитивное решение. Однако необходимо подчеркнуть, что подобные методы решения вопросов могут иметь лишь временный характер. Мы ждем и надеемся, что его наконец-то сменит нормальная ситуация, то есть надлежащее соблюдение подписанных договоров, взятых на себя обязательств. Хочу привести недавний пример, связанный с квотированием экспорта зерновых. Я могу попытаться понять приводимые аргументы — последствия пожаров, низкий урожай, вынуждающие сегодня ограничить вывоз зерна из страны. Но прискорбно то, что подобные меры вводятся в условиях несоблюдения контрактов с традиционными партнерами, уже много лет работающими здесь, которые не забудут этот инцидент в последующей работе с Украиной.

— А что вы думаете по поводу законопроекта №8053, предусматривающего определение государственного агента, у которого будет монопольное право на экспорт социально значимых сельхозпродуктов? Отвечает ли он европейским нормам?

— Сегодня мы являемся свидетелями создания некой конструкции, странной для страны, которая заявляет о своей приверженности рыночным принципам. Создание этой системы, когда на рынок вводится определенная государственная компания, идет вразрез с украинскими официальными заявлениями, а также с теми принципами, по которым работает Европейский Союз, куда Украина, согласно ее заявлениям, стремится интегрироваться. Кроме того, подобная политика, на мой взгляд, ставит под сомнение возможность дальнейшего развития производственных мощностей, расширения сельскохозяйственного производства в стране.

— Повлияет ли принятие подобного закона, а также внесение изменений в закон о госзакупках, на переговоры о создании зоны свободной торговли между Украиной и ЕС?

— Несомненно, все подобные изменения отмечаются европейской стороной. Соответствующая реакция будет презентована украинской стороне в рамках переговорного процесса. Повторюсь, речь идет не о каких-то теоретических измышлениях, а о конкретных случаях, по которым мы будем просить, чтобы нам были предоставлены объяснения, почему существует такой разрыв между заявленными намерениями и конкретными действиями. С экономической точки зрения следует опасаться того, что подобные меры в краткосрочной перспективе, возможно, и принесут какую-то выгоду определенному кругу лиц, но в долгосрочной перспективе поставят под угрозу развитие сельскохозяйственного производства в национальных масштабах.

— Я знаю, что у французских предпринимателей также были проблемы и со Службой безопасности Украины, и вам пришлось лично встречаться с господином Хорошковским для их урегулирования. Как обстоят дела сейчас?

— В самом деле, у меня, к сожалению, были поводы заявлять о таких фактах соответствующим органам власти, а также высказываться в украинских СМИ, призывая положить конец подобным проявлениям. По тем конкретным случаям, о которых я вел речь, у меня сложилось впечатление, что меня услышали. Но опять же, хочу подчеркнуть, что подобные методы решения проблем, когда в каждом конкретном случае мы вынуждены обращать внимание руководства, неприемлемы. Необходимо обеспечить такую работу, когда специальные службы, существующие в любой стране, в том числе и в Украине, отвечали бы своему призванию и занимались бы широким кругом вопросов, не докучая беспричинно иностранным инвесторам.

— У нас много говорится о борьбе с коррупцией. Знакомы ли вы с новым антикоррупционным пакетом? Насколько он адекватен ситуации в Украине? Будет ли он очередной ширмой или же станет действенным инструментом борьбы с коррупцией?

— Мы можем констатировать, что пакет законопроектов, который вносился ранее, по тем или иным причинам не был принят. На сегодня действующего пакета антикоррупционных мер в Украине нет. И коррупция продолжает процветать. Мы снова находимся в ситуации ожидания, когда же, в конце концов, будет представлен, обсужден и проголосован в парламенте пакет антикоррупционного законодательства. В Раде рассмотрение этого пакета уже несколько раз откладывалось. Нам остается надеяться, что в кратчайшие сроки оно таки состоится.

Само собой разумеется, мы всегда готовы помочь, если необходимо наше содействие в подготовке этих законопроектов. Нашим желанием является как можно более быстрое принятие современного серьезного правового механизма борьбы с этим феноменом.

— После визита В.Януковича в Париж прошло несколько месяцев. Какие достигнутые во время визита договоренности начали реализовываться? В каких сферах сотрудничество «пробуксовывает»?

— Визит украинского президента в октябре минувшего года был возможностью для обсуждения на высшем государственном уровне целого круга вопросов, в том числе и тех, о которых мы с вами говорим сегодня. Он также дал шанс обговорить конкретные случаи, по поводу которых имело место неудовлетворение сторон, и впоследствии данные проблемы, должен признать, получили позитивное разрешение. Но с тех пор, говоря снова в целом о состоянии бизнес-среды в Украине, нужно заметить, что возникли и сегодня ожидают своего разрешения новые случаи. Увы, не все еще перфектно.

Президентский визит позволил определить на будущее график политических контактов, конкретные проекты сотрудничества в технической и экономической сферах на ближайшие два года. Министры иностранных дел подписали дорожную карту двусторонних отношений на 2011—2012 гг., предусматривающую развитие наших отношений во всех сферах. Сегодня мы с нашими украинскими партнерами находимся в стадии реализации этого документа.

— Украинская власть по-прежнему декларирует полноправное членство Украины в ЕС своим основным приоритетом. Все ли шаги нынешней команды можно назвать проевропейскими? Какие сложности возникают на пути подготовки Соглашения об ассоциации, частью которого будет документ о создании зоны свободной торговли Украина—ЕС?

— Прежде всего хочу подчеркнуть, что уже долгое время представители французской власти рассматривают Украину как важного партнера в Европе. И французское руководство, и французский народ считают вашу страну важным европейским соседом. И желают, чтобы она, когда будет к этому готова, тоже влилась в семью европейских народов, объединившихся в рамках Европейского Союза.

Причин для этого очень много. В том числе и исторических. Нам известно, что Украина в ходе своего исторического развития пережила немало трагических страниц, больше чем многие другие страны. Что касается экономики, то более трети украинского экспорта направляется в страны ЕС, и Евросоюз сегодня является торговым партнером Украины номер один. Человеческий фактор также имеет сильное влияние. Со стороны украинского населения мы ощущаем живой интерес к Европе и, в частности, к Франции. Подобных поводов для дальнейшего сближения между нами очень много. Париж всегда оставался и остается адвокатом подобного движения навстречу. Напомню, что предложение о начале переговоров о заключении Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, которое включало бы в себя и зону свободной торговли, и перспективу безвизового режима, было сделано французским президентством на саммите Украина—ЕС в сентябре 2008 г. Исходя из этого, Париж очень позитивно воспринял заявления новой украинской властной команды о том, что европейская интеграция будет оставаться приоритетным направлением украинской внешней и внутренней политики.

С нашей стороны по данному пункту изменений позиции не было. Тем не менее в очень серьезной форме и с неизменным постоянством в рамках наших контактов с представителями украинской власти мы подчеркиваем необходимость конкретных жестов, которые подтверждали бы серьезность сделанных ими заявлений. И я вынужден снова вернуться к сфере экономики, именно здесь мы ожидаем конкретных действий в подтверждение заявленного.

Вы интересовались состоянием переговоров о зоне свободной торговли и препятствиями на ее пути. Прежде необходимо сказать, что переговоры по соглашению об ассоциации и ее составляющей — зоне свободной торговли достигли определенных успехов. На сегодня сторонами были проработаны общие политические принципы и достигнуты соответствующие соглашения.

Говоря более предметно о зоне свободной торговли, необходимо заметить, что предложения, сформулированные Еврокомиссией в рамках переговорного процесса с Украиной, очень щедры. Они покрывают более 90% украинской экономики. Нормально, когда в ходе переговоров стороны постепенно подходят к наиболее проблемным моментам, приближаются к тем красным линиям, которые начерчены как с одной, так и с другой стороны. В то же время любые переговоры экономического характера должны базироваться на существующих торговых потоках и объемах, а не на фантазиях и теоретических допущениях.

Если исходить из этого принципа, то нам не совсем понятна позиция, с которой сегодня выступает украинская сторона, запрашивая квоты на экспорт сельскохозяйственной продукции, абсолютно не соответствующие тем объемам, которые имели место на протяжении последних лет. Потому что те квоты, которые сегодня критикуются как украинскими официальными органами, так и некоторыми СМИ, намного превышают объемы экспорта, реализуемые вашей страной в последние годы. Высказывая такую негативную позицию, забывают упомянуть о том факте, что во всех соглашениях о зоне свободной торговли, заключенных ЕС с другими партнерами, фигурирует положение о пересмотре, которое предусматривает возможность изменения соответствующих квот, если объем торговли увеличивается. В итоге нынешняя украинская позиция приводит к тому, что конкретная сфера — агробизнес — сегодня становится не фактором дальнейшего продвижения переговоров, а наоборот, блокирует их в ущерб другим сферам и другим секторам экономики, в частности промышленному, препятствует привлечению иностранных инвестиций, необходимых для дальнейшей модернизации экономического потенциала страны.

— А может, Украина стучится не в те двери? На днях ООН заявила об угрозе голодных бунтов на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Так если продовольственный кризис на планете стал уже реальностью, Украине стоит подумать о том, чтобы направить потоки своей сельхозпродукции туда, где голодают, а не ломиться на закрытый европейский рынок?

— Этот аргумент не очень убедителен. В самом деле мировой спрос на сельхозпродукцию и, в частности, на зерновые, растет. Сегодня не менее двух миллиардов человек на планете страдают от голода. Но опять-таки путем ограничения зернового экспорта из страны никоим образом этим двум миллиардам не поможешь. Кроме того, ограничивая зерновой экспорт, не поможешь развитию украинского сельского хозяйства и увеличению его производительности. Здесь чисто механическая логика: для производства зерновых нужны семена, чем меньше вы продадите нынешнего урожая, тем меньше вы сможете закупить семенного материала для будущего. Соответственно будущим летом урожай у вас будет еще меньше. Таким образом, нынешняя логика украинского руководства кажется неубедительной.

Сегодня нам необходимо совместно прийти к определенному соглашению, позволяющему разрешить данную ситуацию путем включения в текст документа о зоне свободной торговли положений о пересмотре, которые урегулировали бы вопрос увеличения соответствующих квот, а также позволили бы улучшить показатели бизнес-климата в Украине, способствовавшие бы приходу иностранных инвесторов и модернизации украинской экономики.

— Залог успешной евроинтеграции, о чем нам регулярно напоминает Евросоюз, это также и уважение европейских ценностей. Однако, как отмечалось многими представителями демократического мира, ныне с этим в нашей стране существуют проблемы. Представители же украинской власти регулярно заявляют о том, что критика со стороны Запада относительно недемократических тенденций в Украине вызвана его плохой информированностью и активностью украинской оппозиции за рубежом. Как вы прокомментируете подобные заявления? Как вы оцениваете состояние демократии в нашей стране?

— Необходимо отметить, что международный имидж Украины формируется в режиме реального времени. Никто не хочет заранее судить о тех или иных намерениях власти и никто не намерен подвергаться каким-то дезинформационным кампаниям. У нас есть возможность самостоятельно в режиме реального времени следить за развитием событий в вашей стране. Абсолютно неверно считать, что замечания либо оценки, звучащие со стороны зарубежных СМИ, общественных организаций или политических деятелей относительно тех тенденций, которые наблюдаются в Украине в сфере соблюдения гражданских свобод и прав человека, якобы исходят из какой-то коварной логики и имеют какой-то злой умысел относительно Украины. Целый ряд международных общественных организаций работают здесь уже на протяжении многих лет, имеют собственную систему контактов с разными представителями общества и оценивают ситуацию. Я ограничусь лишь тем, что упомяну последний доклад организации «Репортеры без границ», опубликованный осенью минувшего года, в котором Украина по сравнению с предыдущим годом опустилась на 42 позиции в рейтинге свободы функционирования СМИ и занимает сегодня 131-е место. Другая международная общественная организация Freedom House, которая последние годы располагала Украину в первой категории — свободных стран, оценивая соблюдение гражданских свобод и основополагающих прав, в конце прошлого года была вынуждена переместить Украину во вторую категорию — частично свободных государств.

Позволю себе напомнить, что представитель французского министерства иностранных и европейских дел в декабре минувшего года был первым представителем европейских стран, который упомянул о ситуации в Украине и имеющем здесь место отношении к оппозиции, заявив, что «не комментируя конкретные случаи, мы ожидаем, что украинское правосудие будет действовать в условиях обязательного соблюдения независимости». Господин Бузек, глава Европейского парламента, и политические силы, находящиеся в орбите Европейской народной партии в Страсбурге, также заявили о своей обеспокоенности ситуацией в Украине, отмечая определенную стагнацию и даже ухудшение в сфере соблюдения гражданских свобод.

Повторюсь, никто не хочет делать какие-то поспешные выводы и преждевременно судить о намерениях украинской власти. Но существует четкий мессидж: политическая борьба — это нормальное явление для демократической страны. В то же время преследование лидеров оппозиционных сил и лишение их возможности выполнять свои функции во главе определенных оппозиционных партий не соответствует принципам и ценностям Европы, о приверженности которым говорит украинская власть.

— Господин Фор, нам известно из достоверных источников, что не так давно послы стран «большой семерки» направили письмо лично президенту Януковичу, в котором выразили свою глубокую обеспокоенность протекающими в Украине недемократическими процессами. Вы можете рассказать, какова была реакция на это послание? Вас услышали?

— С вашего позволения я воздержусь от комментариев по этому вопросу.

— Какие, на ваш взгляд, иные механизмы воздействия на власть, кроме апелляций к Западу, могла бы использовать украинская оппозиция? Возможны ли они в нынешних украинских реалиях?

— Наверное, мне было бы неуместно диктовать, какой должна быть роль оппозиционных сил в Украине. Скорее, лидеры этих сил, составляющих сегодня оппозицию, должны сами выступить и заявить о конкретных формах своего влияния. Работая здесь, сегодня можно сделать вывод, что в настоящее время оппозиционные силы находятся в процессе определенной перестройки. Это нормальная ситуация для любой страны. После поражения на выборах необходимо предпринять определенные меры, чтобы подготовиться к будущим «боям», перегруппировать силы и быть способными предложить обществу какие-то новые идеи, новые программы действий, направление развития. Но опять-таки, это не моя задача, а оппозиции — сформулировать эти новые базисы своей деятельности.

В современной демократической системе оппозиция, на мой взгляд, должна сохранять возможность и право выступать с предложениями в рамках диалога с властью, так как оппозиция является выразителем взглядов и интересов определенных слоев общества. И абсолютно нормальным для современной демократии является привлечение оппозиции к обсуждению и разработке правительственных предложений, законопроектов, чтобы они отражали как можно более широкий спектр взглядов, существующий в нынешнем обществе.

Это особенно важно, когда речь идет о возможных изменениях в Конституцию либо о подготовке и принятии избирательного законодательства перед той или иной избирательной кампанией. Прозрачность и правдивость избирательных кампаний в значительной степени зависит от того, есть ли возможность у всех партий, участвующих в выборах, иметь во всех соответствующих комиссиях и на всех этапах прохождения избирательных процедур своих представителей.

Диалог между властью и оппозицией является необходимым условием функционирования современной демократии. К тому же в современной демократии оппозиция, как известно, однажды может стать правящим большинством, если на то будет воля избирателей.

— Будучи представителем нации, которая очень бережно, даже трепетно, относится к своей культуре и языку, что вы можете сказать по поводу закрытия в некоторых регионах Украины школ с украинским языком обучения, отмены обязательного дублирования фильмов на украинский язык, ликвидации квоты для украинских исполнителей в радиоэфире?

— Мое личное мнение, основанное на определенном профессиональном опыте, заключается в том, что в каждой конкретной стране абсолютно нормально, когда населяющие ее люди знают и владеют ее языком. Его как можно более широкое использование совершенно нормально и необходимо. Язык является одним из основных способов выражения национальной идентичности. Поэтому необходимость его развития и как можно более широкого использования, с моей точки зрения, является абсолютно очевидной.

Мое личное мнение заключается в том, что утверждение и поддержка национального языка должна осуществляться не в ущерб другим существующим языкам, которые также являются способами коммуникации и культурного обмена. Я отмечаю, что в последние годы целый ряд работ педагогов, психологов, лингвистов показал, насколько благотворным для детей является изучение двух или трех иностранных языков с самого раннего возраста. Помимо языковых знаний, это дает им возможность в целом развивать интеллект, более широко смотреть на современный мир.

Французские власти в самом деле уделяют большое внимание развитию французского языка, французской культуры и в целом так называемого франкоязычного мира. (В то же время данная политика совершенно не делает из нас эдаких языковых империалистов. На сегодняшний день во Франции во многих регионах преподаются те или иные региональные языки.) В рамках данной политики большое внимание уделяется тому, чтобы в радиоэфире было обеспечено достаточное присутствие французских песен. Это немаловажно. Напомню о той активной политике, которая осуществляется в сфере поддержки французского кинематографа. Здесь ставки не только лингвистического характера, но и коммерческого. Нам приятно, что, вдохновляясь французской практикой, целый ряд других стран (например, Германия, Италия) воспользовались ею, чтобы вывести свой кинематограф из трудного положения. Сегодня, если посмотреть эфиры французских телеканалов, мы увидим, насколько возросло количество кинопродукции совместного производства — франко-чешской, франко-словацкой, франко-венгерской — с момента вступления упомянутых стран в Евросоюз. Какую цель мы преследуем, проводя подобную политику? Я сказал о поддержке французского языка, французской культуры, но речь также идет о том, чтобы соответствовать реалиям современного мира. В частности, прилагать все усилия для поддержки культурного многообразия. Мне отрадно отметить, что у нас есть пример совместного кинопроизводства и с Украиной. На Каннском фестивале в нынешнем году был презентован франко-украинский фильм «Днепровский крокодил», получивший довольно позитивные отзывы. Мне кажется нормальным, чтобы культурное многообразие получало поддержку и развитие и в Украине.

В то же время мне известны местные реалии, в частности, прошедший первое чтение законопроект, касающийся телевидения и радиовещания, в котором предусмотрена отмена нормы об обязательной 50-процентной квоте для продукции украинского производства. Логика подобных текстов, признаюсь, непонятна. Преподавание украинского языка в школе в свете того, о чем я говорил выше, тоже мне кажется абсолютно нормальным и необходимым. И шаги в противоположном направлении также непонятны. В сфере образования и культуры недопустимы и неэффективны меры принудительного характера. Здесь более действенны меры стимулирующего и мотивирующего характера.

— Не могу не задать вопрос о происходящем в Северной Африке и на Ближнем Востоке, хотя эта тема сегодня заслуживает отдельного интервью. Каковы, на ваш взгляд, причины столь массовых акций протеста? Возможны ли подобные события в Украине?

— Сразу же отвечу на второй вопрос: я все-таки думаю, что мы имеем дело с абсолютно разными ситуациями. Поскольку вы упомянули страны, которые на протяжении тридцати-сорока лет жили в условиях однопартийного либо личностного режима без проведения каких-либо выборов, без политических смен в рамках электоральных процедур. На протяжении этих долгих лет широкие слои населения жили в условиях очень низкого уровня жизни в то время, когда постепенно сформировался политический класс, ограниченный по составу, но владеющий богатейшими финансовыми ресурсами.

Я не владею глубинными знаниями о ситуации в регионе Магриба и Ближнего Востока, но все-таки мне кажется, что сегодня мы являемся свидетелями процессов, которые имеют первоочередное, глобальное значение и которые на сегодня далеко не закончены, наоборот, находятся в развитии. Думаю, еще длительное время эти народы и эти страны будут приковывать к себе внимание мировой общественности.

На данный момент могу отметить одно непосредственное следствие для всех нас в Европе: как для вас, украинцев, так и для нас, европейцев, сегодня, как мне кажется, будет абсолютно мудрым вести разумные и рациональные переговоры, ведущие нас к будущей интеграции Украины в Европейский Союз. Думаю, все усилия на этом направлении не будут лишними ни для вас, ни для нас для того, чтобы совместно справляться с реалиями современного мира.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно