Земля без воли. Политической

10 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 10 июня-17 июня

Занятную историю поведал Святослав Пискун, открывая заседание коллегии прокуратуры АРК по результатам проверки соблюдения земельного законодательства...

Занятную историю поведал Святослав Пискун, открывая заседание коллегии прокуратуры АРК по результатам проверки соблюдения земельного законодательства. В архивах, рассказал генпрокурор, удалось найти документы, свидетельствующие о том, что проблемы со скупкой чиновниками крымских земель за бесценок начались не сегодня. Еще император Александр I вынужден был создать специальную комиссию для расследования таких злоупотреблений, да война 1812 года помешала. Но затем комиссия все-таки приехала в Крым и работала целых три года. Результаты были весьма неутешительны, а устранять нарушения довелось уже следующему царю, то есть Николаю I. Однако никакой аналогии, говорит С.Пискун, с сегодняшним днем тут нет. И означает это все только одно: «Ценность крымской земли с каждым годом растет».

Что ж, ассоциации — вещь индивидуальная. Кто-то в зале тут же вспомнил о дворце Александра III в Массандре, который крымский премьер от имени всех крымчан предложил в резиденцию Президенту передать. Кто-то, наверное, и самого С.Пискуна в аналогию ввел: начинал земельные проверки при одном царе, простите, президенте, и теперь продолжает при другом. А злоупотреблений чиновничьих столько, что на их устранение еще и третьему работы хватит. Особенно, если нынешняя плеяда поможет.

Прыжки на месте

Как и следовало ожидать, стахановские сроки тотальной проверки использования земель в Крыму, установленные Президентом и принятые к исполнению секретарем СНБОУ, пришлось отодвинуть. В начале мая В.Ющенко ставил абсолютно нереальную задачу: за два-три месяца провести полную инвентаризацию земельных наделов полуострова, через две недели провести заседание СНБО по этой проблеме, за два месяца правоохранители должны были «вернуть в Крым закон». Однако специальное заседание Совбеза по Крыму так и не состоялось, дата его неизвестна — «в ближайшее время», сказал П.Порошенко. На заседании комиссии по проверке соблюдения земельного законодательства, проходившей в Симферополе в минувшее воскресенье, секретарь СНБО особо подчеркнул: «У нас было два месяца и никто сроки отодвигать не будет». И тут же скорректировал задачу: в августе завершить инвентаризацию Южнобережья, а до ноября — всего Крыма. Эксперты говорят, что и эти термины — нереальны, потому что создание единой информационной системы земельного кадастра требует не спешки, а основательности. Либо рапортовать — либо упорно работать. О каком скором создании кадастра (даже только Южнобережья) может идти речь, если до сих пор не установлены границы большинства населенных пунктов (в том числе таких крупных, как Алушта), нет границ охранных зон водоемов, объектов природного заповедного фонда (их в Крыму — 47), лесного фонда (101 тысяча гектаров), не разграничены земли государственной и коммунальной собственности?

Понятно также, что длительного времени потребует завершение споров вокруг сомнительных с точки зрения закона решений органов власти о выделении под строительство жилья, сдачи в долгосрочную аренду или продажу земельных наделов. Генпрокуратура, направив в Крым десант в сотню сотрудников из Киева и других регионов, только за две недели работы опротестовала 655 решений органов самоуправления, в суды подано 173 иска. Параллельно работают сотрудники МВД и государственной земельной инспекции. Занятные открытия подстерегают на каждом шагу! Вместо разрешенных скромных эллингов берег моря повсеместно застроен отелями и элитным жильем. Только на территории ялтинской гостиницы «Украина» самовольно построено четыре многоэтажки. В степных районах тенденция обратная южнобережной: в Ленинском районе нашлось три с половиной тысячи гектаров неучтенной свободной земли. Попадаются и ничейные посевы — пшеничные поля в сто гектаров.

Прокурорские протесты удовлетворяются практически мгновенно, а вот рассмотрение исков в судах, по словам заместителя генпрокурора Т.Корняковой, намеренно затягивается. Но проблема не только в этом. Вслух слова «реприватизация земли» пока что никто не произнес, но ведь попытки вернуть в государственную или коммунальную собственность из частной как-то должны называться? И не слушайте безграмотных журналистов, которые вслед за политиками путают удовлетворение протеста прокурора самим же органом власти, принявшим незаконное решение, с решением судебным. Ни один иск по возврату в госсобственность крымской земли еще не рассмотрен. И судебная перспектива таковых весьма затруднена, говорят юристы. Косвенным подтверждением тому может служить и решение межведомственной комиссии создать специальную рабочую группу, которая, по словам Петра Порошенко, «наработки комиссии будет облекать в конкретную форму судебных исков. Уровень их подготовки будет таким, чтобы были основания предполагать успех при рассмотрении в судах».

Заявление же Петра Порошенко о том, что для доступа народа к пляжам государство готово выкупать находящиеся в частной собственности наделы, вызывает немало вопросов. То ли П.Порошенко совсем не верит в успешность возврата во всенародное пользование незаконно прихваченных прибрежных полос, то ли знает, что все это безобразие будет в конце концов узаконено после доплаты. При этом совершенно незаслуженно забыты уважаемой комиссией просто маркизо-карабасовские владения, находящиеся в пользовании, как любит говорить Президент, лакеев народа. Десятки здравниц и госдач, тысячи гектаров земли, пляжи и парки, не говоря уже о заповедниках. «Может быть, вместо того чтобы тратить бюджетные средства на выкуп земли у частников, государственные мужи проявят скромность и Госуправление делами откажется от излишних владений на южнобережье в пользу народа?», — поинтересовалась я у секретаря СНБО. По поводу заповедников Петр Порошенко согласился: он тоже не понимает, зачем их было передавать ГУД. Обещал вернуть. И ведомственные здравницы, после проведения инвентаризации и принятия соответствующего закона, по словам Порошенко, будут упразднены, а «абсолютное большинство земель будет передано под инвестпроекты через прозрачную процедуру конкурсов». Ну а пока этого не случилось, в нынешний, уже стартовавший курортный сезон эти здравницы и дачи еще послужат высшим чиновникам и членам их семей за наш с вами счет.

Гавань символов

П.Порошенко уверен, что «после того, как будет обнародована концепция деятельности Госуправделами и будет обеспечен режим открытых дверей (в президентских резиденциях. — Авт.), мы с вами вместе сможем убедиться, что это будет абсолютно другая ДУСя». Срок, когда должно случиться это чудо, Петр Алексеевич, к сожалению, не назначил. Наблюдаемая же тенденция свидетельствует, что будет это не скоро, потому что ГУД ни от какого добра не отказывается, а совсем наоборот — стремится прирасти новым. Кроме широко освещаемой дворцовой лихорадки в крымских властных коридорах обсуждаются слухи о передаче ГУД Балаклавской бухты. П.Порошенко сказал, что ему «приятна осведомленность» журналистов, но сам он ничего об этом не слышал. И сразу же после пресс-конференции в Симферополе отправился в гавань Символов (так называли Балаклаву древние греки), где который месяц сохраняется противостояние вокруг собственности Минобороны.

Ранее Балаклавский судоремонтный завод «Металлист» был госпредприятием МО, однако после постановления Кабмина о демилитаризации Балаклавы вошел в структуру ГП «Феодосийский судомеханический завод». И этим, по мнению военных, была заложена основа для дальнейших операций с имуществом завода. Потому как феодосийское предприятие было в долгах как в шелках, а балаклавское имело незначительную задолженность. В 2004 году объединение «Технохимкомлект», получившее разрешение МО на аренду целостного имущественного комплекса завода, начинает погашать долги предприятия, превышающие 10 миллионов гривен. Однако в процесс вмешивается АП, у руководства которой свои планы на бухту, и передача завода в аренду срывается. На это время и приходится «балаклавский» выговор президента Кучмы министру обороны Марчуку. «Технохимкомплект» через суд требует вернуть всю сумму помощи, в результате стороны подписывают мировое соглашение и имущество балаклавского завода (причалы, база отдыха, складские и прочие помещения в бухте и Севастополе) переходит в собственность объединения. Потом было еще одно мировое соглашение, с передачей объектов в Феодосии, и общая сумма, как говорит один из совладельцев ООО «Севастопольмаринсервис», крымский депутат Андрей Сенченко, заплаченная за объекты и оборудование ГП Минобороны, составляет около 16 миллионов гривен. Право собственности на полученное имущество оформлено по решению суда на БТИ Севастополя. В короткое время часть набережной и заводской причал в Балаклаве были отремонтированы и переоборудованы для приема 400 яхт. Об этом бизнесе и в этом месте мечтали многие представители украинского Олимпа, и некоторые, кажется, не теряют надежды.

Тем временем Военная прокуратура ВМС Украины уже год пытается оспорить в судах законность обоих мировых соглашений. Обе судебные тяжбы еще не завершены. По первой Высший хозяйственный суд вернул дело (решенное не в пользу МО) на повторное рассмотрение в суд первой инстанции, а новые собственники имущества подали кассацию в ВС Украины. Судебное решение по утверждению второго мирового соглашения Севастопольский апелляционный хозяйственный суд отменил, но, по словам А.Сенченко, это ничего не означает. Потому как «бывшее имущество завода уже не принадлежит «Технохимкомплекту», оно передано в уставные фонды «Севастопольмаринсервис» и «Спецсудоремонт». Операция абсолютно всем понятная, как если бы речь шла о пальцах одной руки. Тем не менее решение будет оспариваться в Высшем хозяйственном суде.

Замминистра обороны Вячеслав Кредисов в интервью «ЗН» последние судебные решения трактует совершенно иначе: «Мы вернули с помощью суда все на круги своя, в собственность МО. И потому говорим: уважаемый новый теоретический покупатель или инвестор, если ты хочешь, чтобы эта собственность была твоей, давай сделаем так, чтобы юридическая схема была прозрачной и понятной всем. И нашим детям, и внукам. Второе. Нам говорят: «Был долг, мы этот долг погасили и собственность уже наша». Мы говорим — нет, мы по-новому оценим: завод столько-то стоит, земельные участки вдоль берега — столько, причалы, набережная и т.д. Это вопрос чисто экономический. Например, этот или другой покупатель хочет купить (а теоретически мы к этому вопросу можем вернуться, если будет принято решение Минобороны, согласованное с соответствующими органами), и должно быть понятно, как создается та или иная цена».

Итак, руководство МО склоняется (хоть и с много раз повторенной Кредисовым оговоркой — «теоретически») к тому, чтобы уступить завод после дооценки. К тому же решение прежней власти о демилитаризации Балаклавы никто не отменял. Представители другой стороны, в принципе, не возражают. Правда, говорится не о доплате, а о заключении еще одного мирового соглашения и покупке «Технохимкомплектом» того, что еще у ГП осталось (в Феодосии — не менее 60 процентов зданий завода). Объединение обещает трудоустроить работников завода, профинансировать передачу жилфонда и передать МО 150 квартир. По словам В.Кредисова, созданная комиссия, в которую вошел и А.Сенченко, максимум за 10 дней должна наработать юридические и экономические аспекты выхода из спорной ситуации. «После этого мы принимаем решение, что мы делаем или не делаем. И это должно быть понятно всем: и обществу, и рабочим завода, и военнослужащим, и теоретическим покупателям, если, конечно, будет принято такое решение об уступке завода», — сказал замминистра обороны.

На фоне такой готовности начать диалог как-то резковато, если не сказать больше, прозвучало заявление прибывшего в Балаклаву Петра Порошенко: «У одной из сторон могут не выдержать нервы, и в борьбе за собственность может пролиться кровь». Не думаю, что на такую мысль секретаря СНБО могли подвигнуть потешные акции протеста новоявленных экологов, требующих демилитаризации бухты. Одни — из активистов возглавляемого А.Сенченко движения «Прозрачная власть» из Керчи, другие — из «летучего отряда» Э.Леонова из Евпатории, успевающего проводить шумные акции под разными флагами и по всему полуострову. Севастопольская милиция тоже не искала технологических новшеств и выдворила «экологов» с территории завода под поводом поиска взрывчатки после анонимного звонка. Теперь завод контролирует военная служба правопорядка, балаклавский пейзаж украшен колючей проволокой, но я не думаю, что кому-то придет в голову стрелять, даже в таких непредсказуемых «экологов», как Леонов. И что интересно, «силовые действия, предпринимаемые военной службой правопорядка, органами милиции Севастополя и прокуратурой ВМСУ», как утверждают владельцы «Технохимкомплекта» в письме к П. Порошенко, осуществляются «со ссылкой на секретариат СНБО».

Надо ли понимать, что в этом деле есть и третья заинтересованная сторона? Тогда хотелось бы узнать, в чем ее интерес. Если речь не идет о передаче Балаклавы в ГУД, которое лишено права реализации госсобственности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно