Заслон для пролонгации

30 октября, 2009, 17:26 Распечатать Выпуск №42, 30 октября-6 ноября

Вот пришла очередь и Черноморского флота России. Уже в самом начале предвыборной кампании, с огляд...

Вот пришла очередь и Черноморского флота России. Уже в самом начале предвыборной кампании, с оглядкой на Москву и на украинского избирателя, то один кандидат в президенты, то другой заговорили о будущем российской военно-морской базы в Крыму. Сергей Тигипко по-банкирски считает, что флот может остаться и после 2017 года, если Россия согласится на более высокую арендную плату за пребывание на территории Украины и передаст часть ныне арендуемых причалов и земель Севастопольскому морскому торговому порту и украинскому ВМС. Виктор Янукович, который в прошлые годы говорил о возможности пребывания базы ЧФ России в Крыму и после 2017-го, сейчас по-хозяйски не исключает возможности освобождения части земель, используемых подразделениями российского флота. А Владимир Литвин по-профессорски предлагает подход, «базирующийся на политической, геостратегической, экономической и психологической составляющих».

Спикер парламента посчитал, что «надо сделать все (здесь и далее выделено автором), чтобы Черноморский флот Российской Федерации продолжил аренду баз в Крыму и после 2017 года на взаимовыгодных условиях. ЧФ РФ должен выступать одной из гарантий нашей безопасности». Что подразумевалось под этим «все», кандидат не уточняет. Надеемся, что все же не предложение доплачивать России за пребывание ее воинских подразделений в нашей стране. Но свою позицию по Черноморскому флоту Литвин последовательно отстаивает уже в течение последнего года, описывая перед избирателями беспомощность украинских военно-морских сил. Столь же последовательно спикер парламента год назад предлагал, чтобы Украина стала то внеблоковым государством, то нейтральным. Правда, парламентарий так никогда и не объяснил, как он соотносит противоречащее друг другу: статус нейтралитета и одновременное пребывание на территории нашего государства иностранной военный базы.

Да и предложение сделать российский ЧФ «гарантом нашей безопасности» не может не вызвать горькой улыбки. Годы пребывания Черноморского флота России показывают, что он — дестабилизирующий фактор, рычаг воздействия Кремля на внутриполитическую ситуацию в Крыму и Украине в целом. Уже по той причине, что одним только своим присутствием на полуострове стимулирует сепаратистские настроения в автономной республике. А ведь находящиеся в составе подразделений флота сотрудники ФСБ и ГРУ МО еще и активно вмешиваются во внутренние дела Украины. Кто забыл, как это делалось и к чему привело, пусть запустит в Интернете поиск новостей о феодосийских событиях 2006 года.

А участие моряков-черноморцев в чеченском конфликте и российско-грузинской войне напрямую угрожало безопасности Украины: наша страна могла стать объектом террористических актов в первом случае и помимо своей воли стать непосредственным участником войны — во втором. Да и когда по улицам украинских городов бесконтрольно разъезжают бронетранспортеры иностранного государства, это также не укрепляет безопасность. Подобные риски и угрозы нельзя компенсировать ни несколькими миллиардами долларов в год, которые в будущем может заплатить Россия за аренду базы, ни нынешним участием российского флота в социально-экономическом развитии Севастополя. Тем более что присутствие флота сдерживает экономическое развитие города, не давая ему возможности стать полноценным морским портом и туристическим центром.

Поэтому позиция официального Киева, которую сегодня разделяют такие кандидаты в президенты, как Юлия Тимошенко, Виктор Ющенко, Анатолий Гриценко и Арсений Яценюк, остается неизменной уже долгое время: соглашения будут выполняться и не должны пересматриваться, но 2017-й — последний год пребывания ЧФ России в Украине. Это же повторил во время своего последнего визита в Россию министр иностранных дел Петр Порошенко. Конечно, в Москве предпочитали бы услышать другое. Хотя в Новороссийске и идет строительство новой базы для кораблей ЧФ, в Кремле не теряют надежды, что Киев все-таки согласится на пребывание Черноморского флота в Крыму и после 2017 года. Ради этого российское руководство готово пойти на многие уступки нашей стране, предоставив ей определенные энергетические и экономические преференции. Тем более что и в самой украинской Конституции имеется лазейка: что одна статья запрещает, то другая допускает.

Противники пребывания Черноморского флота в Украине после 2017 года указывают на статью 17 Конституции, не допускающей априори размещения иностранных военных баз на территории нашей страны. Лишь переходные положения Основного Закона делают единоразовое исключение. А вот сторонники дальнейшего существования российской базы ссылаются на пункт 14 переходных положений, являющихся составной частью Конституции: «Использование существующих военных баз на территории Украины для временного пребывания иностранных военных формирований возможно на условиях аренды в порядке, определенном международными договорами Украины, ратифицированными Верховной Радой Украины». В свою очередь, продолжают они, статья 25 соглашения о статусе и условиях пребывания ЧФ РФ на территории Украины говорит, что «настоящее соглашение заключается на 20 лет, отсчитываемых с даты начала его временного применения. Срок действия соглашения будет автоматически продлеваться на последующие пятилетние периоды, если ни одна из сторон не уведомит письменно другую сторону о прекращении действия соглашения не позднее чем за один год до истечения срока его действия». Отсюда следуют выводы: переходные положения Основного Закона делают базовые соглашения по ЧФ России конституционными, и Конституция позволяет продлить аренду военной базы в Украине и после 2017-го.

Наш анализ основан на простом сопоставлении статей Конституции и соглашения о статусе и условиях пребывания ЧФ РФ на территории Украины. А ведь могут быть и другие факторы. Для окончательного прояснения ситуации нужно решение конституционного суда: только он уполномочен трактовать Конституцию и может дать системный анализ соответствия международного договора Основному Закону. В мировой практике уже бывали такие прецеденты. Вот и сейчас в Чехии местный конституционный суд рассматривает на соответствие конституции страны положения Лиссабонского договора.

Ну а пока эта юридическая лазейка открывает Москве простор для дипломатических маневров. Заявления ряда кандидатов в президенты дает россиянам надежду, что можно добиться желаемого и оставить развеваться российский триколор в Севастополе и после 2017-го.

Сегодня в российской столице ждут президентских выборов. Именно их результаты во многом определят дальнейшую тактику на переговорах по вопросам функционирования Черноморского флота РФ и его временного пребывания на территории Украины. Так что хотя Петр Порошенко и Сергей Лавров и договорились о прямом диалоге и возобновлении деятельности рабочей группы по вопросам функционирования российского ЧФ на территории Украины, оптимизм излишен: в ближайшие месяцы вряд ли стоит ожидать какого-либо прогресса на украинско-российских переговорах. Что и показали прошедшие на этой неделе встречи украинских и российских экспертов, обсуждавших три проекта соглашения по флоту — по вопросам юрисдикции и оказанию правовой помощи по уголовным делам, о действии сторон в случае возникновения кризисной ситуации, а также о взаимодействии при проведении инспекционных мероприятий.

Если Киев все же соберется с духом, он может жирными линиями перечеркнуть эти ожидания Москвы и лишить ее иллюзий. У украинской власти не так уж много возможностей. Тем не менее они есть. Более того, они имеются даже в базовых соглашениях по Черноморскому флоту России, документах несовершенных и с огромными правовыми «дырами». Упомянутая выше статья 25 о статусе и условиях пребывания ЧФ РФ на территории Украины говорит о том, что «срок действия соглашения будет автоматически продлеваться на последующие пятилетние периоды, если ни одна из сторон не уведомит письменно другую сторону о прекращении действия соглашения не позднее чем за один год до истечения срока его действия». А это означает, что Киев может направить ноту с уведомлением за год до окончания срока действия соглашения, или за два года, или за восемь лет. Была бы у высшего украинского руководства соответствующая политическая воля.

Напомним нашим читателям, что еще в мае прошлого года по результатам заседания СНБОУ президент Украины поручил правительству до 20 июля 2008 года подготовить законопроект о прекращении с 2017 года действия международных договоров о временном пребывании на украинской территории Черноморского флота России. С этого документа могут сдуть архивную пыль. Но обсуждение его в первом, втором и третьем чтении займет в Верховной Раде не один месяц. Иное дело нота МИД. По информации «ЗН», в Киеве готовы в ближайшее время (может быть, даже недели) направить в МИД РФ ноту с уведомлением о прекращении действия этого соглашения: Виктор Ющенко практически готов дать соответствующее поручение главе украинского внешнеполитического ведомства.

Если решение будет принято и украинское внешнеполитическое ведомство направит ноту, то Киев поставит серьезный юридический заслон, с которым будет вынуждена считаться и Россия, и новый президент Украины. Конечно, внутриполитические спекуляции на тему базирования ЧФ РФ не прекратятся. Со знаменем Черноморского флота наперевес голоса избирателей будут завоевывать политики, использующие пророссийские настроения населения и их симпатии к морякам-черноморцам. Но у украинской власти фактически не будет пути назад. Безусловно, при желании этот заслон можно будет снять. Если в будущем когда-нибудь у кого-то и возникнет мысль принять решение об отзыве ноты, то без потерь для политического реноме серьезному политику будет трудно объяснить украинским гражданам, почему надо нарушать Конституцию, априори не допускающую размещение иностранных военных баз на территории Украины.

Но какова будет реакция России, когда пройдет минутное замешательство после того как украинский дипломат вручит ноту российскому? Сумеет ли она стоически выдержать удар или последует истеричная реакция? Москва имеет широкий арсенал средств влияния на Киев — политический, экономический, энергетический, информационный. Велика вероятность, что Кремль будет оказывать политико-психологическое давление на украинскую власть и бизнес. Притом не только посредством вербальных заявлений официальных представителей российского МИД. Конечно же, такое решение украинского президента вызовет критику и тех политиков, которые строят свою избирательную кампанию, учитывая и лояльное отношение к Кремлю. Можно предположить, что будет спровоцирован конфликт в Крыму лишь для того, чтобы продемонстрировать всему миру: только российский Черноморский флот является гарантией стабильности на полуострове. Вопрос в том, воспользуется ли Россия этими средствами в период предвыборной кампании, поскольку это будет расцениваться как вмешательство не просто во внутренние дела Украины, а и в избирательный процесс.

Но если для Виктора Ющенко, которому уже нечего терять, жесткая реакция Москвы может прибавить голоса симпатиков на выборах, то других украинских политиков эти апокалиптические перспективы могут испугать. Согласится ли на этот шаг Петр Порошенко? Как чиновник он должен выполнять поручения главы государства. Но Порошенко сделал ставку в своей работе на посту иностранных дел на нормализацию политического диалога Киева и Москвы, на снятие существующей напряженности. А передача ноты с уведомлением о прекращении действия соглашений по Черноморскому флоту с 2017 года вновь резко обострит отношения двух стран: россиянами это будет трактоваться как крайне недружественный шаг. Поэтому не исключено, что новый министр иностранных дел попытается переубедить президента еще на этапе подготовки решения. А как отреагирует Тимошенко? В последние месяцы она старательно выстраивала свои отношения с Кремлем, используя в том числе каналы Виктора Медведчука. А решение заранее уведомить Москву о прекращении с 2017-го действия соглашений по ЧФ России способно разрушить ее амбициозные планы. Но не стоит забывать и о том, что по другому болезненному вопросу — статусу русского языка — она заняла однозначную позицию: в Украине должен быть только один государственный язык — украинский.

Для украинской власти принятие любого решения по российскому ЧФ в Украине всегда было не-простым делом и требовало политического мужества. Но именно от нее зависит давать или нет Москве повод для спекуляций и вмешательства во внутренние дела нашей страны…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно