Заметки об украинском прорыве - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Заметки об украинском прорыве

18 января, 2008, 17:43 Распечатать

Ирония судьбы-2. Во всяком случае, очень похоже. Долгие таинственные разговоры, умелая реклама, в результате битком набитый зал и — вот оно, смотрите...

Ирония судьбы-2. Во всяком случае, очень похоже. Долгие таинственные разговоры, умелая реклама, в результате битком набитый зал и — вот оно, смотрите. Отличие одно — проект программы действий правительства Ю.Тимошенко представляли бесплатно. Но точно так же объясняли, что это не совсем то, чего мы ждали, или совсем не то, а совсем другое. И точно так же, посмотрев, послушав, почитав, мы говорили, что это не совсем то, чего мы ждали, это совсем другое, но может быть…

Короче, это не программа. И не план действий. Это не «содержит конкретные пути и механизмы реализации» и далее по тексту преамбулы. Это содержит бездну неких «инициатив государства» и далее по тексту почти сотни страниц.

Но может быть.

Во-первых, лучше не совсем то, чем совсем ничего, — как у Виктора Федоровича, бессменного предшественника Юлии Владимировны, так и не представившего Раде программу своего правительства.

Во-вторых, если эту сотню страниц прочитать, то глаз выхватывает и нечто новое, разумное, очень стране и гражданам желательное.

Возникло забытое желание, посетившее меня лишь однажды и ровно три года назад — помочь правительству, власти, государству. Ухватить, что надо, и нести, куда надо, и там, где надо, положить. Красиво говоря, захотелось помочь правительству выполнить пункт его же программы: «формирование и распространение на всей территории страны единой системы оценок и видения стратегических направлений развития государства и общества». Распространить хочется по всей территории страны…

Вот только что? Два вопроса мучат после прочтения программы: глобальный и личный. Глобальный — куда прорываться будем? Личный — улучшение жизни уже сегодня, то есть уже вчера, не особо сложилось, а завтра?

Или проще: намерено ли это правительство прорваться ровно до первой статьи Конституции страны, которая гласит: «Украина — суверенное и независимое, демократическое, социальное и правовое государство»?

Суверенитет и независимость сомнению не подлежат, а если у кого сомнения, то пусть с ними доблестные службы разбираются.

А сомнения были и есть именно и только по случаю демократического, социального, а также правового. Поэтому — только несколько заметок на заданную правительством тему.

Одной программой не обойтись, контекст нужен. Правительством Ю.Тимошенко — тоже. Особенно в контексте последних заявлений, требований и указаний Виктора Андреевича, желающего, кажется, поруководить и Кабмином. Поэтому тут и далее правительство будем понимать в англоязычной версии — government, так сказать, правительство как таковое, государство, власть.

Хотя… Хоть в англоязычной, хоть в украиноязычной версиях, а если посмотреть слегка внимательно — не намерено оно. Ни прорываться, ни улучшать уже завтра. Незачем это ему, правительству, с моей помощью совокупно. Во всяком случае, пока…

О демократии, или Министр обороны предупредил

Я изучал тему перехода на почасовую оплату труда и считаю, что это будет достаточно серьезной проблемой для правительства, поскольку это сразу же консолидирует профсоюзы. У них будет общий враг — правительство Украины, и одна цель — выбить добавочные суммы средств на премии и прочее.

Сегодня они работают по отдельным шахтам, а в случае введения почасовой оплаты состоится консолидация сил, и мы снова получим «гостей» под домом правительства.

Ю.Ехануров, 15 января 2008 г.

За что я люблю Юрия Ивановича, так это за простоту. Без него да еще Николая Яновича с Виктором Андреевичем жизнь моя была бы скучной и бесцветной. Правда, тут еще г-н Винский намедни тоже неплохо сказал. «Даже, — говорит, — если мы перестанем красть, то уже будем более эффективны». Неплохо, да?

Да, господа министры, это консолидирует профсоюзы. А вы против?

А как же самый первый подраздел программы, торжественно названный «Гражданское общество»? То есть то, что там написано о «государственной поддержке развития гражданского общества», «налаживании конструктивного диалога между властью, неправительственными организациями и гражданами», а также об очередном намерении создать, наконец, законопроект «О социальном диалоге в Украине» — это написано для перед сном почитать?

Или Юрий Иванович не знает, что безусловная предпосылка демократического государства — это наличие не просто фразы в Конституции о том, что власть принадлежит народу, он ее источник, суверен и прочий носитель. И даже не наличие некоего «народа», существующего как абстрак­ция, образ собирательный и эфемерный, который ни потрогать, ни услышать, ни в глаза не посмо­треть. А наличие именно консоли­дированного, конкретного сообщества конкретных живых людей во плоти, можно — профсоюзов, можно — журналистов, можно — любителей кактусов, ибо даже любители кактусов становятся субъектом весьма государственной политики и требуют в ней участия, если вдруг государство вздумало посягнуть на какое-то пространство, где некий кактус единственный в мире произрастает.

Или Юрий Иванович не знает, что профсоюз — неотъемлемая структура гражданского общества и первейший собеседник власти в означенном социальном диалоге?

А вот станет ли он первейшим врагом правительства или его, правительства, другом, товарищем и братом — зависит прежде всего от самого правительства. Поскольку в социальном диалоге, в котором, несмотря на название, три собеседника, и третий — работодатель, правительство обязано обеспечить учет и сбалансирование интересов обеих сторон, красиво говоря — обеспечить консенсус. А также — что добытый консенсус всей мощью государства будет защищен и гарантирован. Это и будет настоящая государственная под­держка той огромной, подавляющей части гражданского общества, которую составляют наемные работники.

Все это Юрий Иванович знает.

Но он знает и то, что все правительства, и его собственное тоже, защищали, защищают и впредь намерены защищать интересы работодателя, а не наемного работника. А если с эмоциями — то интересы капитала, а не труда.

И интересы Ефима Леонидовича и Рината Леонидовича Юрию Ивановичу куда ближе, чем сотен и тысяч граждан, вынужденных зарабатывать себе на жизнь, ею же и расплачиваясь.

И Виктору Андреевичу они ближе. Судя по тому, что с крупным бизнесом он встречается часто, торжественно и вкусно. Любит с ним по душам поговорить о вечном, коллегой поназывать, элитой нации. Но что-то я не припомню столь же задушевных встреч президента с наемными работниками в лице их полномочного представителя — профсоюзов…

Вот и на днях форум будет — «Власть и бизнес — партнеры». Несомненно, партнеры, и очень хорошо, что партнеры. Только вот, где третий участник этого партнерства?

Не нужен он правительству. Не хочет оно консолидации потенциального своего хоть врага, хоть гостя. И, быть может, более всего не хочет именно Виктор Андреевич, ибо он как никто знает и помнит, что может консолидированная сила. Например, сменить президента.

Да, так что предложил министр обороны правительству? Включить в программу пункт не о введении почасовой оплаты, а об обязательстве «тщательно изучить и отработать этот вопрос». Кстати, с обязательными консультациями с иностранными специалистами, в частности польскими. Красиво. Это ж сколько времени можно изучать и отрабатывать вопрос. А еще консультироваться. А еще с выездами к иностранным специалистам лично…

И что мы видим в программе?

«Изучение вопроса относительно введения почасовой оплаты труда шахтеров с существенным увеличением ее размера с учетом вредных и тяжелых условий труда».

Победил министр обороны, правильно его Верховный Глав­нокомандующий назначил, вот, с шахтерами уже человек справился, не будут под домом прави­тельства гостить, государственной поддержке развитию гражданского общества мешать. А там, глядишь, еще кого победит…

Так что пусть профсоюзы, а с ними и весь наемный трудовой люд, социальный диалог и демократический характер моего государства умоются.

А что за три недели три взрыва и 106 смертей, так при чем здесь демократия?

О социальном и правовом

И будем повышать зарплату так, чтобы на европейском пространстве выглядеть конкурент­но.

Ю.Тимошенко, января 2008 г.

Слова не мальчика.

Слов о социальности моего государства, государственного же бюджета, любви власти к решению социальных проблем сказано более чем. Хлебом власть не корми — дай решить социальную проблему, согреть любовью ребенка, оздоровить его, накормить и выучить.

Одна беда — чем дальше, тем больше власть таки утверждается во мнении, что социальное есть рыбка, а не удочка. А объект социальной политики — население, а не граждане. Неразумное, несмышленое и беспомощное. Помогать ему и помогать. Чтоб оно благодарило и кланялось, кланялось и благодарило.

Правительство решило озаботиться гармоническим развитием человека, которое, по справедливому утверждению программы, «возможно при условии… реализации права на труд и гарантий социального развития».

Реализовать мое право на труд предлагается проверенным способом от Виктора Андреевича — созданием миллиона рабочих мест ежегодно. Не слышит Виктор Андреевич, сколько не кричи, что нет в стране столько безработных, ну нету, хоть завози.

Правда, уже три года соответствующие ведомства исправно рапортуют: создано. Как? Очень просто: учитываются все случаи трудоустройства. То есть перешел Иванов из компании «Бим» на место Петрова в компанию «Бом» — плюс два рабочих места, опять поменялись — итого четыре. А на самом деле, по словам министра труда и социальной политики г-жи Дени­совой, создано было в году минувшем 1050 рабочих мест. Тогда зачем в программе упорно писать глупость и столь же упорно лгать, рапортуя?

Сто раз говорилось: главная причина существующей безработицы в стране в последние годы — не отсутствие рабочих мест, а отсутствие надлежащей оплаты труда, смотри слова выше. Но то слова.

С реальной оплатой труда у правительства трудности.

Прежде всего, оно упорно не желает признавать труд работой. В программе намерения о как бы повышении минимальной и средней заработной платы находятся в разделе «Социальная защита». Ну ладно бы, только «минималка», которая действительно есть социальный стандарт, гарантированный государством… Но есть в программе такая задача правительства, им самим перед собой поставленная, как «разработка механизма обеспечения выплаты заработной платы и иных социальных выплат…». Ну, первая часть, понятно, родная сестра предложения министра обороны, а вторая означает, что работает у меня в стране правительство и еще, вероятно, предприниматели. Все остальные — получают социальные выплаты, и пусть скажут спасибо, что им просто так, ни за что деньги платят. А раз ни за что…

Справедливости ради: есть в программе и такая оптимистичная заявка: «Основными стратегическими ориентирами экономической политики правительство считает:… обеспечение роста доходов и увеличение доли оплаты труда в структуре себестоимости, на основе роста производительности труда». То есть вроде бы экономической политики все же. Но как экономически связана структура себестоимости с производительностью труда? В сущности никак. А как сочтет нужным работодатель. Можно 6—9% заложить, как у нас. А можно — 30—40%, как у них…

Два следствия.

Первое. Если признать, что оплата труда есть категория не социальная, а экономическая (как в действительности и есть), то я, наемный работник, буду с полным правом требовать адекватной его оплаты, и мои профсоюзы из-под стен дома правительства не уйдут, пока это право реализовано не будет. А так — вроде и права-то у меня нет. Помощь не требуют, а просят.

Кстати, могу успокоить нервных: требовать я могла бы, как свидетельствуют результаты социологического опроса, немного. В среднем — не более 6000 грн. на всю свою семью, которой, согласно Конституции, имею право своим трудом обеспечивать достойный уровень жизни. Почему 6000? Потому что среднестатистическая украинская семья, она же домохозяйство, в среднем — 2,6 человека, и считаю я вполне достаточным для ее обеспечения 2,2 тыс. грн. ежемесячно на каждого. Не более. Так что бояться моей ненасытности не стоит…

Второе. Ждать мне улучшения жизни уже не сегодня и даже не завтра.

Берем широко распространенный предновогодний заголовок официальных сообщений: «Минимальная зарплата повышена на 55 гривен». Если быть точным — на 47. Кто не верит, берет минимальную зарплату в январе прошлого года — 400 грн., годичную инфляцию в 17% и индексирует. Получает 468 грн., которые от 515 и отнимает. Но это прошлое.

Будущее минимальной зар­платы безрадостно. К концу текущего года она должна составить 605 грн., а робко предполагаемая инфляция — 10%. Резуль­тат — повышение «минималки» в течение года на 38 грн.

Проделаем столь же несложный фокус со средней зарплатой. Юлия Владимировна пообещала довести среднюю зарплату до 2100 грн. С конкурентностью на европейском пространстве точно не сложится, но что нам Европа, как на эту зарплату дома жить будем?

Вычисляем совсем чистое нетто, то есть снимаем налоги, отчисления и инфляцию, все вместе 28,5%, остается 1501 грн. Минусуем прожиточный минимум самого работающего (669 грн.), остаток — 832 грн., или уж точно хватит, чтобы обеспечить все тот же минимум одному ребенку (557 грн.), и еще хвостик останется...

Если инфляция удержится на запланированном уровне в 10%. Но может и не удержаться. И дело не в огромных якобы социальных выплатах, компенсациях вкладов и указанном повышении зарплат. Наша экономика, если она действительно развивающаяся, это все проглотит, как Шрек лягушку, не заметив.

Инфляция будет не потому, что деньги большие, а как раз потому, что мизерные. Ах, на детей войны 3,6 млрд. Конечно, лучше было бы эти миллиарды использовать для того, чтобы детям войны (нуждающимся, а не народным депутатам, среди коих 36 детей) поставить счетчики газа-воды-тепла. И им экономия, и стране польза. А так — по 47 грн. на душу в месяц — на что эти деньги пойдут?

Правильно, в неоднократно уже описанный узкий сектор продуктов питания и товаров первой необходимости, ибо 80% пенсионеров, согласно результатам социологических опросов Центра Разумкова, по уровню доходов находятся в двух группах: тех, кто еле сводит концы с концами (31%), и тех, кому как раз на питание и дешевые товары первой необходимости хватает (49%). Вот теперь эти товары и станут дороже… Чтоб не особо пенсионеры и все прочие торопились из этих групп повыше перебираться…

Результаты проводимого социологического мониторинга оценок гражданами их уровня жизни свидетельствуют: в течение последних четырех лет означенные граждане, мы то есть, таки стали жить лучше.

Если в 2004 г. количество тех, кто еле сводил концы с концами и кому не хватало даже на продукты питания, стойко держалось на отметке 25%, то к концу 2007 г. оно уменьшилось до 12%, будем надеяться, — не за счет того, что однажды концы свести не удалось, или наоборот — захотелось…

Число тех, кому хватает только на продукты питания и предметы первой необходимости подешевле, уменьшилось с 42 до 32%.

Тех, кому хватает на жизнь, хоть и без изысков типа новой мебели, холодильника, телевизора и прочей утвари длительного пользования, увеличилось с 27 до 45%.

А тех, кто с мебелью и телевизором, но пока всего лишь без новой квартиры или авто, — увеличилось на 5%, и теперь это каждый десятый гражданин страны.

С числом тех, кто может позволить себе все, что, сидя в новом авто в новой квартире, в новом телевизоре увидел, по-прежнему проблемы — колеблется оно в таком диапазоне (от 0,2 до 1%), что сказать о нем нечего.

Подытожим. Темпы улучшения нашей жизни оставляют желать лучшего, excuse me неуместный каламбур. 5% переместившихся в группу более-менее нормально живущих за четыре года — маловато будет.

Ну, а куда торопиться? Быст­ро в моей стране только фирташи родятся, быстрее кошек. А чтобы из группы выживающих в группу просто живущих перебраться — время нужно.

Иными словами, мое право своим трудом обеспечивать достойную, а не минимальную жизнь своей семьи правительство обеспечивать не будет еще долго. А государство, главное мое право не обеспечивающее, не есть правовое. И пока это право обеспечено не будет, таковым государством не станет.

…И просто так, об одном справочнике

Справочник представляет состав Верховной Рады Украины нового созыва в удобном виде с информацией, которая… будет полезной как для самих народных депутатов, так и для их помощников, сотрудников аппарата парламента, журналистов и всех заинтересованных.

«Верховная Рада Украины
VI созыва в лицах: справочник», Киев, 2007, с.2

Справочник — дело, безусловно, хорошее, нужное и полезное. Но не для всех заинтересованных, как обещано. Хотя, на обложку глядя, ничего такого и не подумаешь. Просто, скромно: синий фон, парламентский зал, трибуна, герб, ничего лишнего.

Откроем первую страницу — нет там никаких лиц. Ну и пусть, потому что там часы! И какие часы!!! Красоты необыкновенной, неземной, волшебной, для слабого женского сердца смертоносной.

Слева — для настоящих мужчин: модель в красном золоте, механизм в кристалле сапфира, ремешок из кожи крокодила, застежка из красного золота…

Справа — для дам: корпус и браслет вырезаны вручную из монолитных блоков сапфира, 763 бриллианта общим весом более 8 карат и опять же золото, но жел­тое, с бриллиантами, знаете, лучше сочетается… Что, не знаете?! Вот потому и не для вас, всех заинтересованных, закройте справоч­ник, идите, займитесь делом.

И кстати, ничего не потеряете, ибо как справочник издание — чистая халтура, юридически говоря — «введение в заблуждение». О первом же депутате сообщено, что он «временно не работает», а второй, мною особо любимый Николай Янович — первый вице-премьер-министр Украины и министр финансов ее же.

Авторы, правда, за неточности извинились, старались, мол, в сроки уложиться, чтобы справочник «пригодился как можно скорее». Похвальное рвение. Указано, однако, что данные приведены по состоянию на 14 декабря 2007 г. А первое заседание парламента нового созыва и принятие депутатами присяги состоялось, как известно, тремя неделями раньше, 23 ноября. Вот с того момента первый в справочнике уже не был «временно не работающим», Николай Янович был не совсем тем, что про него написано, а многие другие уже были не просто «пенсионерами».

Но справочник — для них, он и полезен, и пригоден, и как можно скорее.

Ибо есть в нем все, описанным выше часам соответствующее. И авто, и конфекцион разнообразный, и мобильные телефоны — Vertu, разумеется, и даже яхта, и лозунг классный: «Не сдерживай себя!». А также — адреса магазинов, которые подобает посещать народному избраннику, и ресторана, где ему сесть поесть не зазорно, и, наконец, дни рождения коллег-депутатов, чтоб от одного справочника не отрываясь, узнать: когда дарить, что дарить и где отметить.

И был полезный справочник секретариатом Рады депутатам роздан, и многими депутатами получен.

Теперь стоп. Три вещи следует оговорить.

Первая. Никто ничего не име­ет против компаний, расположивших свою рекламу на страницах справочника. Хотя не уверена, что они четко представляли себе, где она окажется. Не уверена, что справочники о парламентах нормальных стран издаются в виде рекламных буклетов очень качественных, очень статусных, но и очень дорогих товаров.

Вторая. Никто ничего не имеет против того, что депутаты — люди достаточно обеспеченные, чтобы считать их целевой аудиторией рекламы уважаемых брендов.

Третья. Не надо в ответ на упреки в роскоши в адрес публичных лиц рассказывать о том, что чужие деньги считать неприлично, о пролетарской жабке, неудачниках и совковой ностальгии за уравниловкой.

Но.

Во-первых, если народные депутаты, в том числе уже и в правительство успевшие перейти, молчаливо признали, что они есть целевая аудитория рекламы, нет проблем. Но я очень хочу увидеть ваши, господа, декларации о доходах и расходах. Имею право как избиратель и налогоплательщик считать ваши деньги, чтобы вам же хоть в одном помочь — в вами же объявленной борьбе с коррупцией. Сказал же г-н Винский, и он прав.

А во-вторых, есть вещи, которые объяснять в приличном обществе неприлично. Почему нельзя читать чужие письма? Потому что нельзя. Почему нельзя предлагать безногому сгонять наперегонки? Слепому — глянуть, как искрится ручная огранка на монолитных блоках сапфира?

Почему нельзя кичиться богатством?

Потому что нельзя. Даже в обществе, где все живут в достатке, богатством кичиться не принято.

Есть такие трудно уловимые и трудно определяемые понятия, как, например, «место и время». Тут, если человек упал, смеяться можно и даже нужно, а тут — нельзя. Сюда в шортах можно, а туда — нет. Тут много людей — тусовка. Тут тоже много людей — но светский раут. Пойди, разбери, голова кругом…

Или такт, скромность, уважение к человеческому достоинству. Своему, в том числе и прежде всего. Может, с достоинством проблемы? Ведь достоинство народного депутата не в каратах, яхтах и конфекционе, а в уровне жизни того народа, который его избрал. Да?

Или нет? И можно спокойно согласиться с тем, что в справочнике парламент моей страны представлен, как закрытый яхт-клуб. В стране, где 90% избирателей живут за углом от обыкновенного достатка…

Фи, господа. Есть такое красивое украинское слово несмак. Вот это он и есть. В хромающем переводе — дурновкусие.

И последнее. Этот странный проект странного справочника выполнили общественные организации, структуры упоминаемого выше гражданского общества. Господа коллеги по цеху, может, не стоит? Может, все-таки стоит сдерживать себя иногда? Ведь и так есть кому этот цех компрометировать. А с такими проектами, то и помощи власти не надо.

Хотя… С пятой стороны, куда же еще подобную рекламу помещать, если предложили? Не в журнал же «Работница», тем более что и журнала-то такого давно нет, кому они интересны, эти работницы с крестьянками…

Да, кстати, если кто в вопросах этики не разбирается, пусть обратится к г-ну Зваричу. Тот как раз на днях объяснял журналистам, что такое этично и что нет. Крупный в этом вопросе специалист, хоть диплом давай…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно