ЗАЛОЖНИК-2

30 марта, 2001, 00:00 Распечатать

Похоже, во внешнеполитическом ведомстве Украины пора вводить обязательные и регулярные политинформации по внутриполитическим вопросам...

Похоже, во внешнеполитическом ведомстве Украины пора вводить обязательные и регулярные политинформации по внутриполитическим вопросам. Если даже министр, считающий себя «политиком-реалистом», не может разобраться, кто же у нас является оппозицией и кто за что выступает, а события в нашей стране, вызвавшие опасения за демократическое будущее Украины у всех ее западных партнеров, называет «мыльной оперой», то что тогда говорить о рядовых дипломатах?

 

Откровения Анатолия Максимовича перед ооновскими журналистами, а затем перед активом «Heritage Foundation» заставили недоуменно пожать плечами многих, причем не только в Украине. По Зленко, оказывается, нынешний политический кризис в нашей стране связан с недовольством политических оппонентов Президента Леонида Кучмы — как крайне левых, так и крайне правых — его проевропейской политикой. «Это борьба за смену политического курса в моей стране, и наша дилемма — или продолжать путь евроинтеграции, или вернуться в прошлый, а точнее новый союз, созданный Российской Федерацией и Беларусью», — заявил министр. Оказывается, оппоненты украинского Президента предпочитают связи с Россией и Белоруссией интеграции Украины в европейские структуры.

Это кто, позвольте узнать? Тарас Чорновил, Слава Стецько, Левко Лукьяненко? Или, может быть, Сергей Головатый замечен в «порочащих» связях с Россией и Белоруссией? Или студенты во Львове и Киеве скандируют на своих митингах «Геть Європейський союз!»? Может быть, у Анатолия Максимовича возникли какие-то подозрения в отношении Александра Мороза? Так Александр Александрович, смеем напомнить, побывал в Штатах после смены главы Белого дома раньше самого Анатолия Максимовича, перед этим возражал против проведения экспертизы таращанского тела как раз россиянами, а пленки Мельниченко и самого майора доверил только Западу.

Если же речь идет о крайне правых, то из таких в оппозицию входит только УНА-УНСО, и мы лишь можем подсказать господину министру, что в программе этой партии в разделе «Внешняя политика» черным по белому записано: «Украина — европейское государство и должно стать одним из ведущих государств на Европейском континенте», а главными внешнеполитическими приоритетами называются «полномасштабная интеграция Украины в европейское и мировое сообщество», «развитие отношений с ЕС, формирование условий для вступления в эту организацию». И ни слова ни о Белоруссии, ни о России.

О союзе с этими государствами твердят лишь украинские коммунисты. Кстати, через пару дней после того, как Анатолий Максимович вводил в заблуждение журналистов в ООН, Петр Симоненко в Москве обнимался с Геннадием Зюгановым, говорил с ним о «порушенных связях» и достигал «полного взаимопонимания и согласия». И именно лидер коммунистов заявляет о том, что «проблема Кучмы зависит не только от внутренних, но в большей мере от внешних факторов, поскольку стало очевидно, что прозападный вектор, проводимый властями Украины во внешней политике, и полная зависимость Украины, особенно в экономическом плане, от финансовых структур Запада привели к катастрофическому положению».

В какой-то степени Анатолия Максимовича, конечно, можно понять: у кого что болит, тот о том и говорит. Можно поверить, что министр искренне жаждет видеть свою страну в Европейском сообществе и болезненно реагирует на какие-либо попытки помешать ее западному курсу. Однако трудно поверить в его политическую наивность или вопиющую неосведомленность по поводу того, что в его стране существует не только коммунистическая оппозиция (при том, что в оппозиционность КПУ сегодня продолжают верить, наверное, лишь пенсионеры преклонного возраста).

Кстати, у Анатолия Максимовича была замечательная возможность поближе познакомиться с представителями украинской оппозиции и их взглядами уже послезавтра в Вашингтоне, куда на конференцию, посвященную политической ситуации в Украине, его пригласил Институт «Восток—Запад». Но министр этой возможностью не воспользовался — отправил на форум своего заместителя.

Что же касается геополитических ориентаций Анатолия Зленко, то странно слышать обвинения в связях с Россией и Белоруссией в чей-либо адрес от человека, на которого Президентом Украины была возложена задача выравнивания отношений с Россией и с чьим возвращением в кресло министра иностранных дел связывают резкий крен Украины на северо-восток. Причем сам министр наличие «крена» и не отрицает, аргументируя его появление (в интервью «ЗН») отсутствием «нормальных отношений с Россией» в течение «определенного времени».

А куда, давайте припомним, направил свои стопы после назначения министром Анатолий Зленко? В Брюссель? Да нет, в Москву. Анатолий Максимович рассказывает в Нью-Йорке, что ему пришлось много поработать, чтобы сориентировать внешнюю политику «жестко» в направлении Европы. Но стирая со лба пот, пусть он напомнит тамошним журналистам, сколько раз за пять месяцев своей работы министром он встречался с российским коллегой Игорем Ивановым. Мы насчитали шесть: первый официальный визит в Москву, встреча на саммите СНГ, в ООН, в Санкт-Петербурге, Днепропетровске и Харькове. А кто из западных коллег А.Зленко имел возможность столь часто лицезреть украинского министра?

Поэтому как-то не очень искренне выглядит Анатолий Максимович, с ужасом на лице рассказывая, что, заняв пост министра, обнаружил, что украинская внешняя политика осуществляется «по множеству различных направлений». И как-то уж совсем нетактично обвинять в «многовекторности» Бориса Тарасюка (кстати, он-то свой первый, знаковый визит в ранге министра совершил как раз на Запад). Думается, что министру Зленко, как и министру Тарасюку, не только из Конституции известно, что внешней политикой в Украине руководит Президент. И был бы Анатолий Максимович столь смел, публично отрекаясь от опостылевшей «многовекторности», кабы не позволение на то гаранта? И кстати, три основных внешнеполитических приоритета Украины, без всякой многовекторности, были названы еще при Тарасюке.

Анатолий Зленко с гордостью заявляет о том, что «мы принципиально говорим одно и то же в Вашингтоне, Брюсселе и Москве» и исходим исключительно из национальных интересов, но при этом делает диаметрально противоположные заявления в Вашингтоне и Нью-Йорке. Сначала в Колумбийском университете он заявляет, что Украина не может поддержать пересмотр Договора по противоракетной обороне и «откровенно говорит об этом в Вашингтоне». Но уже через несколько дней в Вашингтоне, если верить Интерфаксу, ссылающемуся на американские СМИ и их высокопоставленные источники в администрации Буша, Украина в лице А.Зленко заверила США в том, что не возражает против модификации Договора по ПРО от 1972 года. Любопытно узнать, что же изменилось за неделю в национальных интересах Украины? И что нам пообещали взамен за поддержку американской позиции в одном из самых острых споров между США и Россией — меньше критиковать режим Кучмы или, скажем, дать отмашку МВФ на продолжение финансирования Украины? Или это был просто жест украинской «доброй воли»?

Но вернемся к «постоянству» Анатолия Максимовича, на которого Америка действует магическим образом: он говорит разные вещи в двух разных выступлениях в одном и том же Нью-Йорке. В ООН припугивает западных журналистов существованием украинской дилеммы между евроинтеграцией и союзом Белоруссии и России и обвиняет оппонентов Кучмы в предпочтении связей с последними. А в Колумбийском университете напоминает слушателям, что стабильные и добрососедские отношения с Российской Федерацией являются частью европейской политики Украины, и удивленно восклицает: «Так где же дилемма?». Кстати, в Киеве эта мысль звучала иначе: «Наш выбор европейский, но нельзя считать, что мы делаем это в отрыве от нашего соседа, от России». А в Харькове, как отмечает российская пресса, «в выступлениях того же г-на Зленко на встрече со своим российским коллегой тоже не было отмечено ничего похожего на заявления в Нью-Йорке»: «Все комментарии были проникнуты буквой и духом Днепропетровска, а господа Зленко и Иванов производили впечатление если не близких друзей, то уж точно — очень близких союзников и очень стратегических партнеров».

С россиянами, конечно, вышло некрасиво. В Штатах Анатолий Максимович изо всех сил пытался реабилитировать Леонида Кучму в глазах Запада, но оказал Президенту медвежью услугу в его отношениях с РФ, единственной страной, чье руководство поддержало украинского лидера во время «кассетного скандала». Противопоставление европейского курса и связей с Россией и Белоруссией (стратегическими партнерами Украины, между прочим) выглядело в устах министра иностранных дел крайне недипломатично. На нью-йоркские пассажи Зленко россияне поморщились и с нехорошей улыбкой поинтересовались: «Что, весна пришла?».

Очень некрасиво вышло и с американцами. Крайне «дипломатично» из уст главы украинского МИД, находящегося с визитом в Соединенных Штатах, прозвучал комментарий по поводу предоставления помощи США Колумбии и Нигерии, а также его рассуждения «чего больше в этой помощи — американских национальных интересов или убежденности в преимуществах нигерийского и колумбийского вариантов демократии?» Думается, Украине помощь предоставляется тоже отнюдь не из-за восхищения ее «демократичностью». И не тактично намекать американцам на их национальные интересы в Украине, в основном, как известно, связанные с ее геополитическим положением, после того как неоднократно обещалось положением этим не злоупотреблять.

Поморщились, насколько нам известно, не только россияне и американцы. Кому приятно наблюдать, как пятнает свою добрую репутацию и подрывает заслуженный авторитет один из опытнейших украинских дипломатов? Как «генерал» (так уважительно называли Анатолия Максимовича мидовские старожилы) превращается в «адъютанта его превосходительства». И все это ради чего? Или ради кого? Что пытается спасти министр — имидж страны или подмоченную репутацию Президента? Но в любом случае, разве можно этого добиться с помощью откровенной неправды? Кому-кому, а министру иностранных дел должно быть известно, насколько хорошо ориентируются в украинской ситуации западные дипломаты. И их уже не напугаешь ни «красными угрозами», ни разными «дилеммами», ни тем более исчезновением «такой консолидирующей силы, как Президент Кучма». А западным журналистам достаточно «заглянуть» в Интернет, чтобы убедиться, что очередной представитель украинских властей в очередной раз вводит их в заблуждение.

Если министр таким образом пытается восстановить международный авторитет Украины, то вряд ли стоит выходить к иностранной публике, вымаравшись во внутриполитической грязюке. Ну, ведь удалось же Зленко откомментировать события 9 марта, виртуозно не поддержав и не обвинив ни одну из сторон конфликта. Ведь можно, как в том же Колумбийском университете, дипломатично обойти неприятную тему и сконцентрировать внимание на достижениях страны. Ведь они уже есть! Вот только не стоит опошлять их сравнениями с голливудскими фильмами.

«Рабочие, пенсионеры, студенты начали регулярно получать зарплаты, пенсии и стипендии. У людей появилась определенность и надежда на лучшее…Но, как часто случается в голливудских фильмах, именно в тот момент, когда герой готовится праздновать успех, на его пути появляется злодей, который говорит: «Стой, стрелять буду!»

Никто не спорит, что министру иностранных дел сейчас нелегко. Еще до начала «кассетного скандала» некоторые украинские дипломаты, не особо скрывающие своего вольнодумия, заявляли, что без соответствующих изменений внутри страны украинская внешняя политика вот-вот себя исчерпает и активного положительного влияния на ситуацию в стране иметь не будет. Еще при Борисе Тарасюке говорили, что внутриполитическая ситуация неподъемными гирями висит на ногах внешней политики, не позволяя ей взмыть вместе со страной в европейские выси.

Зленко оказался еще большим заложником внутренней ситуации, чем его предшественник. Анатолию Максимовичу, наверное, хотелось войти в историю Украины самым большим евроинтегратором, а пришлось переводить на иностранные языки ненормативную лексику Президента. Зленко собирался говорить о реформах и демократии, а ему пришлось оправдываться за «некоторые трудности в становлении свободной прессы» и ошибки следствия в расследовании убийства журналиста. И сколько бы Зленко ни «шаманил», сколько бы раз ни повторял в разных столицах заклинание о «европейском курсе», ближе от этого к Европе мы не станем, пока не выдавим из себя по капле «совка».

Смешно говорить, что мы уважаем европейские ценности, и тут же признаваться в «абсолютно советском менталитете и советских стереотипах».

Стыдно говорить, что мы разделяем европейские ценности и остаемся демократическим государством, когда у нас, «восстанавливая общественный порядок», бросают демос мордой на асфальт.

Европейские ценности нужно не только разделять, им нужно соответствовать, не так ли, Анатолий Максимович?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно