Задача с золотыми трубами и дырявым бассейном

8 февраля, 2008, 16:06 Распечатать Выпуск №5, 8 февраля-15 февраля

В нефтегазовой отрасли и непосредственно в НАК «Нафтогаз України» сфокусированы все проблемы страны...

Чего только не происходит в «газовом королевстве» страны! Об этом столько уже говорено-переговорено, писано-переписано, что, наверное, и слышать ничего на эту тему не хочется. Но самое неприятное, что в нефтегазовой отрасли и непосредственно в НАК «Нафтогаз України» сфокусированы все проблемы страны. И решить эти проблемы способом замалчивания, а уж тем более шапкозакидательством никак не получится. Длительное время «Нафтогаз» был кормушкой для узкого круга приближенных людей, которые, даже будучи отлученными от нефтегазового «корытца», со всех сторон и во весь голос уверяют нас, что, мол, ничего менять нельзя — это смерти подобно.

На самом же деле они просто боятся, что их схемы вымывания средств из нефтегазовой отрасли если не будут разрушены до основания, то уж, во всяком случае, значительно изменятся, а прежних «газовых баронов» отлучат от такого непыльного способа зарабатывания колоссальных средств.

Новое правительство и руководство «Нафтогазу» уже успели заявить о постепенном отказе от газовых посредников, таких, как «РосУкрЭнерго» при импорте газа в Украину и «УкрГаз-Энерго» — на внутриукраинском рынке газа, и переходе на прямые контракты с производителями газа. Понятно, что за день такие дела не делаются. Но уже сам факт намерений вызвал неописуемое сопротивление как «РосУкрЭнерго» и «УкрГаз-Энерго», так и «Газпрома». Зазвучала старая песня о ненадежности Украины как транзитера газа, вдруг откуда ни возьмись появились миллиардные долги и все в том же духе.

При этом на нынешний момент именно бывшие руководители «Нафтогазу» довели его до цугундера. И без единодушной поддержки президента и правительства страны крупнейшей нефтегазовой компании Украины не выкарабкаться ни из долговой ямы, ни из сетей непрозрачных схем. Правда, другой стороной медали станет значительное подорожание газа в Украине. Если хотите — это плата за независимость, причем не только энергетическую.

О том, как развивается ситуация в НАК «Нафтогаз України», корреспондент «Зеркала недели» беседовала с председателем правления этой компании Олегом Дубиной.

— Олег Викторович, 1 февраля состоялось, казалось бы, судьбоносное заседание Со­вета национальной безопасности и обороны «по газу» вообще и НАК «Нафтогаз Ук­раїни», в частности. Продол­жением темы стало не менее ажиотажное заседание в Кабинете министров 5 февраля. С той лишь разницей, что в Кабмине премьер Юлия Ти­мошенко весьма красноречиво живописала схемы увода средств из НАК «Нафтогаз», доведения этой компании до банкротства и даже называла виновных. Для рынка газа Ук­раины и компании «Нафтогаз» все это имеет практическое значение, кроме констатации вопиющих фактов? Вы ведь участвовали в обоих упомянутых заседаниях и наверняка имеете собственную точку зрения. Мы, по крайней мере, не услышали резонных вариантов спасения рынка газа Украины и «Нафтогазу»…

— Предложения по урегулированию проблемы НАК «Нафтогаз України», прозвучавшие на заседании Кабмина, были ранее в письменном и графическом виде представлены на заседании СНБОУ
1 февраля. Тогда же было согласовано, что после решения Совбеза в течение десяти дней должны быть приняты конкретные меры. До сих пор ни о каких конкретных мерах, которые необходимо принять не только «Нафтогазу», но и многим министерствам и госкомитетам, нам неизвестно.

— Это фактически была официальная констатация того, что НАК «Нафтогаз України» — в состоянии дефолта?

— В документах, рассматриваемых на заседаниях в СНБОУ и Кабмине, речь шла о том, что на сегодняшний день финансовое состояние НАК «Нафтогаз України», мягко говоря, плачевно. Но при этом нами были предложены пути выведения компании из патовой ситуации. Был озвучен дефицит «Нафтогазу», но главное — были представлены наши предложения и комплекс мероприятий по спасению НАКа, в буквальном смысле этого слова (см. рис.1, 2, 3, 4. — А.Е.). Были учтены и старые долги компании, которые не учтены и не подтверждены бюджетом-2008. А также четко показан комплекс мер по возврату средств внутреннего рынка Украины, потому что этот рынок в последние три года уж слишком неравномерно разделен — в пользу «УкрГаз-Энерго» (см. рис. 2. — А.Е.).

В Кабмине и СНБОУ было наглядно показано, что на сегодня «Нафтогаз» — это реальный платежеспособный инструмент, который может быть таким, но пока таковым не является. Если в 2005 году «Нафтогаз України» обеспечивал газом практически всю промышленность и его доля в этом сегменте составляла порядка 99% или 42,7% от общего объема рынка, то нынче в этом сегменте у НАКа практически ничего не осталось, всего-то 0,8% от общего объема рынка (см. рис. 2. — А.Е.). А ведь работа с промышленным сектором позволяла НАКу зарабатывать средства на дотации населению, на развитие компании. При этом и сегодня все обязательства снабжать газом население по социально защищенным ценам за «Нафтогазом» оставлены. Невзирая на нерентабельность таковых продаж.

— Известно ли вам, на каком этапе сейчас находится проверка финансово-хозяйственной деятельности НАК«Нафтогаз України» и ее дочерних предприятий? Какой период работы компании проверяется? Когда можно ожидать окончательных результатов проверок и, соответственно, ваших кадровых решений после этого или по результатам проверок?

— К сожалению, мы зачастую создаем группы для различных проверок, потом начинаем частично «выхватывать» материалы из работы этих групп и что-то заявлять, говорить, комментировать. Я понимаю так: 8 февраля, согласно постановлению Кабмина, г-н Турчинов должен доложить о результатах проверок Кабинету министров. Все решения. А до тех пор никто не в праве что-либо комментировать. И я в том числе.

Когда только формировалась такая комиссия, я просил включить меня в ее состав, например, в качестве заместителя руководителя этой группы. К тому же, мне было важно знать, нахожусь я в числе проверяемых или среди проверяющих. Но до сих пор это остается под вопросом. Потому что из-за того, что проверяют «Нафтогаз», руководители этой компании не могут входить в состав проверяющей комиссии. Поэтому о возможных результатах проверки я пока не готов говорить, так как не участвовал в самом процессе.

— А то, что вы «всего лишь» возглавили «Нафтогаз» — разве не аргумент?

— Уже, видимо, нет. Поэтому ждем 8 февраля, когда должны получить официальные документы о проверке НАК «Нафтогаз України».

— Что бы вы предприняли, проверяя работу такой компании, как «Нафтогаз»?

— Если бы мне пришлось проверять деятельность такой компании, то изначально Госу­дарственная налоговая администрация должна была бы взять все данные от поставщика (импортера) газа — по всей цепочке до потребителя-товаропроизводителя. А затем расшифровать эту цепочку: где, на каком уровне уходит прибыль или уходит НДС. Чтобы понимать общую картину на рынке.

— Но сейчас вы не участвуете в подобном процессе. Неужели вы уже готовы сдаться?

— Я такого не говорил. Когда передо мной, а также мною поставлена четкая задача и я понимаю, куда идти, — не сдаюсь. Если мне четко будет поставлена задача, что надо вот это своевременно сделать, то я не сдамся. Нужно четко осознавать, что ты в это «ввязался» и рассчитываешь на свои силы и надеешься на лучшее, тогда все нормально. Но если ты понимаешь, почему тебя «кусают» и что кому-то это просто так надо, — зачем все усилия?

Но сегодня «Газпром» начинает говорить о том, что мы перебираем газ для украинских потребителей.

— Именно так. 7 февраля пресс-секретарь главы «Газпрома» Сергей Куприянов заявил, что Украине могут отключить подачу газа с 11 февраля, если не будут выплачены не только январские долги (по версии «Газпрома» — около 500 млн. долл.), но и все 1,5 млрд. долл. Но, простите, у «Нафтогазу» нет прямого контракта на закупку российского газа. Так в чем претензии?

—Когда говорят, что мы перебираем российский газ, то это не так. Балансом ОАО «Газпром» предусмотрен объем поставок среднеазиатского газа в 58 млрд. кубометров. Из них для Украины «РосУкрЭнерго» должно выкупить 55 млрд., а 3 млрд. кубометров может экспортировать на Запад. На сегодня суточная норма поставок газа в Украину составляет 156 млн. кубометров. Если эту норму умножить на количество дней в январе (с учетом температурного графика), то получим 4,9 млрд. кубометров — это тот объем газа, который должен прийти в Украину. По предварительным данным, мы взяли за январь 4,7 млрд. кубометров. То есть в пределах оговоренных 55 млрд. кубометров среднеазиатского газа для Украины.

А вот 1,5 млрд. кубометров газа, который «РосУкрЭнерго» отправило на экспорт, — это не среднеазиатский газ, потому что в соглашении 2006 года записано, что сначала должен быть обеспечен газовый баланс Украины, а уже потом экспорт. Иными словами, «РосУкрЭнерго» хочет заработать и при этом еще глубже посадить «Нафтогаз України» в долговую яму. Это то, что делали с «Нафтогазом» и Украиной. Российская сторона всеми силами пытается загнать «Нафтогаз» и Украину в угол. И все это происходит непосредственно перед визитом президента В.Ющенко в Россию.

— Президент вас поддерживает?

— Да, я хотел бы поблагодарить президента за его последовательную позицию в газовом вопросе. У нас полное взаимопонимание относительно дальнейшего движения как в переговорах с «Газпромом», так и относительно реформирования внутреннего рынка газа.

— Достаточно ли взвешенно вы представляете финансовое состояние НАК «Нафтогаз Ук­раїни», ее многомиллиардные внешние долги? Какова все же задолженность «Нафтогазу» на сегодняшний день? Как после всего происходящего в «Нафтогазі» и вокруг него вы говорите с его кредиторами и что можете им обещать?

— Задолженность НАК «Нафтогаз України» превышает на сегодняшний день 11 млрд. грн. (это обязательства только по внешним долгам). Плюс внутренние долги (см. рис. 2. — А.Е.).

Что же касается кредиторов, то я общаюсь со всеми кредиторами. Потому что на сегодняшний день финансовых отчетов за 2006 год у НАКа нет. Подписание результатов аудита все время откладывается. И это мешает решению многих важных для компании вопросов. 6 февраля состоялось заседание кредиторов. Как я мог убеждать кредиторов «Нафтогазу»? Говорить о гарантиях правительства Украины и тому подобном. Но я хочу всех кредиторов убедить в том, что «Нафтогазу» не нужна гарантия правительства по его займам, компания НАК «Нафтогаз України» в состоянии справится с ситуацией самостоятельно. Насколько у меня это получается, сказать можно уже сейчас. НАК получил подтвержденную отсрочку до 31 марта. Плюс финансовая отчетность компании как минимум за 2006 год должна быть завизирована аудиторами. Но если не будут приняты те решения, которые мы предлагали на заседаниях СНБОУ и Кабмина, то даже финотчет за 2006-й не будет подписан. И мы еще не рассматриваем финотчет за 2007 год...

— Насколько верны упорные заявления экс-главы Минтопэнерго Юрия Бойко, а нынче — депутата Верховной Рады от Партии регионов и заместителя главы комитета ВР по «энерговопросам» (он же — уполномоченное лицо «РосУкрЭнерго») и аналогичные заявления совладельца РУЭ Дмитрия Фирташа о том, что с ноября и по сей день «Нафтогаз України» использует незаконтрактованный импортный газ? И задолжал уже около 2 млрд. грн. Это правда? Если да, то как вы намерены решать эту проблему?

— У нас нет документов от ЗАО «УкрГаз-Энерго» о поступлении принадлежащего ему газа в Украину в указанный период. Когда 25 декабря после назначения председателем правления НАК «Нафтогаз України» я спросил: «Почему?», мне доложили: «УкрГаз-Энерго» не подписало договор с «Нафтогазом» на ноябрь и декабрь 2007-го о поставках газа. Если говорят о том, что мы имеем пяти- и десятилетние контракты, то в ответ на это могу только сказать, что НАК «Нафтогаз України» со своей же дочерней компанией — «УкрГаз-Энерго» подписывала контракт ежемесячно. Не имея контракта на ноябрь 2007 года (а газ уже прошел, думаю, г-н бывший министр топлива и энергетики и все остальные это знали), «Нафтогаз» юридически не мог ничего предпринять.

При отсутствии документов газ не может быть, выражаясь бухгалтерским языком, оприходован. При этом на «Нафтогаз» насчитывались совершенно другие налоги. И надо было платить больше в бюджет. Однако мы не могли получить компенсацию из бюджета на социальный тариф для предприятий теплокоммунальной энергетики. 25 декабря спрашиваю: «Когда будет газ?» Мне говорят: «Есть задолженность — 0,9 млрд. долл. на 1 ноября». Начинаем разбираться с этой задолженностью. «Находим» (по документам) газ, использованный в 2006 году, оприходованный в 2007-м, но уже по ценам 2007 года. Естественно, обращаемся с иском в суд. Иначе говоря, сегодня — без решения суда — я не имею даже права сказать, что задолженность в 0,9 млрд. долл. существует. Мне надо понять всю картину происходившего.

— Но вы же не одиноки в таком стремлении. Логично было ожидать встречных действий «УкрГаз-Энерго».

— Увы, мои обращения к главе «УкрГаз-Энерго» г-ну Воро­нину: «Оформите, пожалуйста, газовые договора!» остаются без ответа… Дальше — больше. В январе выясняется, что те договора, которые НАК «Нафтогаз» отправила компании «УкрГаз-Энерго» с протоколами разногласий, но ответ вовремя не получила, по законодательству Украины считаются заключенными. Вот почему в последнее время вы не слышите в прессе о газопоставках и расчетах за ноябрь и декабрь 2007 года.

Теперь у нас проблема января и февраля 2008-го. «УкрГаз-Энерго» всем рассказывает, что мы не выходим на тендер для закупки импортного газа. А это еще одна ловушка.

— И в чем же секрет этой ловушки?

— Как только будет организован такой тендер, то «УкрГаз-Энерго» получит законную и полную возможность распределить газ между своими же посредниками. Поэтому НКРЭ подтверждает для «УкрГаз-Энерго» лицензию (т.е. право реализации, продажи) только на 5 млрд. кубометров газа. Получается ситуация прошлого года, когда по судам была «затерта» ситуация на якобы разрешенную для ЗАО «УкрГаз-Энерго» в Украине продажу 34 млрд. кубометров газа. В конце концов, в прошлом году им выдали лицензию на продажу такого объема газа.

Но ЗАО «УкрГаз-Энерго» — это афиллированная с НАК «Нафтогаз України» компания. А согласно антимонопольному законодательству, владеть более 35% рынка вместе с НАКом на рынке газа Украины никто не имеет права.

— Однако фактически «УкрГаз-Энерго» владеет намного большей долей газового рынка, к тому же его прибыльной долей — газообеспечением промышленности. А это вам не фиксированные социальные цены…

— Реально «УкрГаз-Энерго» имеет значительно большую долю рынка газа Украины, чем позволяет законодательство…Но таков был вердикт антимонопольного комитета, это вопрос не ко мне.

— Обращался ли к вам или, может, просил встречи совладелец «РосУкрЭнерго» Дмитрий Фирташ или его партнеры?

— Нет, я с ними не встречался, они не просили о встречах со мной.

— Получала ли НАК «Нафтогаз України» официальные претензии от ОАО «Газпром» или его европейских партнеров о недопоставках российского экспортного газа в ноябре 2007-го — феврале 2008 года?

— То, что касается претензий. В ноябре 2007-го «Газпром» заявил о транзите в Европу 9,66 млрд. кубометров газа. НАК «Нафтогаз» транспортировала 10,44 млрд. Декабрь: заявлено на транзит 9,98 млрд. кубометров, транспортировано 11,73 млрд. Январь: заявлено 9,72 млрд. кубометров, прокачано 10,55 млрд. Претензий быть не может. Мы протранспортировали на 3 млрд. кубометров газа больше заявленного «Газпромом». Есть вопрос: сколько «Газпром» («Газпромэкспорт») отдает из газохранилищ в Украине для «РосУкрЭнерго» и почему он не отдает газ для экспорта этой компании из своего же экспортного магистрального потока? Но это вопрос не к нам. Это вопрос взаимоотношений двух партнеров, и «Нафтогазу» среди них нет по определению.

— Жаловалось ли официально «РосУкрЭнерго» и его партнеры на «Укртрансгаз»? В чем состояли их претензии?

— Нет, не жаловалось. У них с «Укртрансгазом» все хорошо. «Укртрансгаз» выполняет их команду быстрее, нежели наши указания — компании «Нафтогаз України».

— Намерен ли «Нафтогаз» проводить политику, направленную на заключение прямых договоров с производителями газа, в частности с «Газпромом», а не с посредником РУЭ? Известна ли вам позиция «Газпрома» на сей счет? В чем она состоит?

— Я хотел бы через «Зеркало недели» донести до общественности следующее. Не могу сказать сейчас, что я пришел — и все вернулось.

— А зачем возвращаться, если надо идти вперед?

— Именно поэтому на сегодняшний день есть поступательное движение, то есть мы должны прийти к тому, что НАК «Нафтогаз України» должна стать самостоятельной компанией. Реализацией газа в Украине должен заниматься «Нафтогаз». Все финансовые потоки должны быть сосредоточены в НАКе для того, чтобы эту компанию каким-то образом сбалансировать и вытащить из той финансовой клетки, в которую ее за последние годы загнали. На сегодняшний день я вижу ситуацию так: украинский рынок — весь НАКу, а не так, как его поделили до этого (см. рис. 2. — А.Е.). И нужно сказать большое спасибо г-ну Бойко, потому что у «РосУкрЭнерго» по цене 179,5 долл. За тысячу кубометров, которую они декларируют, НАК готова купить весь объем газа, если этот газ продается на украинско-российской границе.

— НАК «Нафтогаз України» создавалась и всегда была «бизнесом президентов». Если эта компания, как вы прочите, станет финансово самостоятельной, то где гарантии, что она снова не станет финансовой «кубышкой» для очередного президента или премьера?

— Плачевность ситуации в том, что мы («Нафтогаз») слишком зависим от тех или иных политических движений. Однако есть ряд решений, которые позволят этого избежать. Если НАК — стратегическое предприятие в Украине (это все понимают), то давайте его переподчиним СНБОУ. Это один из вариантов. Есть другой. Давайте его откроем и продадим: 1% — Укрсиббанку, 1% — Ощадбанку, сделаем «Нафтогаз» открытым, уберем политизацию и будем спокойно работать.

Я помню НАК конца 2002 года. Чтобы там ни говорили и ни писали, компания получала прибыль, владела достаточным запасом газа в собственных газохранилищах, имела прямые отношения с Россией и Туркменистаном. И «Нафтогаз» мог разговаривать с тем же «Газпромом» как партнер. А что на сегодняшний день? И «Газпрому» еще надо сказать спасибо за то, что они с нами разговаривают, — в принципе, у нас нет с ними никаких отношений. Чтобы решить свои проблемы, мы должны ехать в Швейцарию и общаться с «РосУкрЭнерго».

— Вы говорите о поступательности в газовой отрасли. Так, возможно, первым логичным шагом должно стать выдворение с украинского рынка РУЭ и его сателлита?

— Опять же — не надо крайностей. В нашей ситуации необходимо понимать, что в принципе нам никакие «газовые» посредники не нужны. Да, мы хотим сохранить доступ к «ресурсам», а в общем-то — к квоте «РосУкрЭнерго». Или, скорее, это нужно «Газпрому»… Тогда, пожалуйста, «Газпром», продайте нам 50% так называемой украинской доли в РУЭ.

— Такое предложение было?

— Да, это предложение «Газпрому» было сделано.

— А «Газпром» не предлагал «Нафтогазу» выкупить 50% или хоть какую-то долю РУЭ?

— Нет.

— А на ваше предложение ответили?

— Нет.

— Вы можете оспорить утверждение Ю.Бойко, И.Воронина и Д.Фирташа о том, что в Украину поступает туркменский и другой центральноазиатский газ?

— Меня как главу НАК «Нафтогаз України» устраивает, что на сегодняшний день к нам поступает природный газ по цене 179,5 долл. за 1000 кубометров. Пусть даже он называется центральноазиатским. Но покупаем-то мы его на украинско-российской границе.

— Остается ли еще газ, принадлежащий НАКу, в подземных хранилищах газа (ПХГ)? Насколько его хватит?

— Нет у НАКа газа в подземных хранилищах вообще. Украинского газа, к сожалению, нет.

— И что вы будете делать?

— Ходить с протянутой рукой… Если нас поддержат СНБОУ и Кабмин, тогда купим необходимый объем газа. С другой стороны для себя я уже конфигурацию могу понять, где, куда и какими шагами нужно двигаться, чтобы эту ситуацию разрешить. И то, что газ не будет политически зависим от кого-то — от второго, третьего, десятого, — в этом можете мне поверить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно