ЗАБОЙ

31 мая, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 31 мая-7 июня

вокруг реструктуризации угольной отрасли «Кирпич ни с того ни с сего, - внушительно перебил неизвестный, - никому и никогда на голову не свалится»...

вокруг реструктуризации угольной отрасли

«Кирпич ни с того ни с сего, - внушительно перебил неизвестный, - никому и никогда на голову не свалится».

(М.Булгаков, «Мастер и Маргарита»)

Светлана РЯБОШАПКА, УНИАР (специально для «ЗН»)

Власти с изменившимся лицом всю неделю занимались угольной отраслью и неплатежами. То есть платежами, конечно. Впрочем, постановление КМ «О состоянии дел в угольной отрасли...» и Указ Президента о структурной перестройке в ней же появились на свет еще в бытность премьер-министром Евгения Марчука. И то, что обладающий феноменальной деловой хваткой новый глава КМ - господин Лазаренко начал свою «премьерную» деятельность именно с угольных проблем, заставляет и нас вновь обратиться к этой теме.

Похоронить дороже

Угольщики бастуют. Не так чтобы очень, но все-таки около 30 донецко-луганских шахт перманентно стоят по нетехническим причинам. Если, конечно, невыплату заработной платы можно считать причиной не технической. Немножко скучной арифметики. По словам министра угольной промышленности Сергея Полякова, в первом квартале 1996 года 40 бюджетных триллионов «позволили не допустить дальнейшего роста задолженности по заработной плате в текущем году» и речь идет в основном о задолженности прошлогодней - по словам того же Полтавца - триллионов 36. На шесть триллионов Минэнерго закупило угля для зимовки тепловых электростанций - эти деньги тоже пойдут (или уже пошли?) на зарплату шахтерам. Имея привычку играть словами, ваш автор хотела добавить: «на ЗАПЛАТУ шахтерам», но подумала и не решилась... Время-то наступает серьезное: легко сказать - перестройка целой отрасли, да еще такой, которая ничего на экспорт не делает, а следовательно, денег хронически не имеет. Пока что ситуация выглядит так, что практически нерентабельным шахтам дотируют цену их угля, а теоретически прибыльным дают всяческие вкусности вроде средств на капитальное строительство и обещания десяти триллионов технического кредита от коммерческих банков прямо сейчас. Кроме того, на передачу социальной сферы (традиционно портящей структуру себестоимости угля) в коммунальную собственность местных властей предполагается дать Донецкой области - 9 триллионов, Луганской - 6. Из средств бюджета, которые появятся в результате приватизации. Во втором полугодии госбюджет будет пересмотрен - необходимо изыскать еще 35 триллионов для все тех же шахт, потому, что взялся дотировать - дотируй. Что еще из арифметики? Ах да, знаменитый Фонд стабилизации топливно-энергетического комплекса, запланированный в объеме 108 триллионов (на сегодня, говорят, есть 5 триллионов и налоговая инспекция с милицией, чтобы добыть недостающее). Если же пополнить фонд не удастся, то «найдем другие источники», пообещал вице-премьер Василий Евтухов. Он же на вопрос «А не дешевле ли обойдется позакрывать нерентабельные шахты» ответил, что отнюдь не дешевле, а даже намного дороже: «Вопрос стоит так: либо не добывать уголь вообще, либо добывать, постепенно снижая существующую себестоимость. Поэтому не надо делать резких движений - угольная отрасль требует государственной поддержки. Цена угля - в среднем 32,5 доллара - то, что можно пустить на наш рынок. Наш уголь в долларовом эквиваленте несколько выше. За счет чего выше. Получается, что отрасль, конкретная шахта не зарабатывают себе на жизнь. Почему? Потому что она нерентабельна. Давайте тогда закроем. Подсчитали и оказалось, что закрыть - дороже, потому что нужно поддерживать водоотлив, социальную сферу, безработных. Дешевле поддержать существующее производство и постепенно выйти на рентабельный уровень. Механизм такой есть. Частично он состоит из закрытия шахт - никуда не денешься. Но это нужно делать постепенно».

К сказанному остается добавить, что бюджетные средства, иностранные кредиты и прочие деньги будут поступать в отрасль через структуру компании с по-немецки длинным названием: «Укруглереструктуризация». Компания государственная, при этом - акционерная. По-моему, закрытая. На мой вопрос, нельзя ли пристроить свой ваучер в «Укр-угле-и т.д.», министры улыбнулись хорошей, но старой шутке.

А в это время где-то...

А пока происходила пресс-конференция «по углю», где-то в недрах Кабинета министров очень много народу совещалось по поводу платежной проблемы. Поскольку речь идет о дотируемой угольной отрасли, то проблема платежей, в частности платежей в бюджет, - проблема «родная». Потому - о ней пара слов и немного истории.

Еще в январе прошлого года Национальный банк Украины, сильно подозревая, что дело неплатежей стало делом всенародным, предложил проблему изучить. Тем более, что к тому времени платежная безнадега достигла полутора- двухгодичного возраста, то есть подросла, окрепла и показала прорезавшиеся зубы. На прошедшей неделе рабочая группа, призванная «зрить в корень» платежного кризиса, приступила. При поддержке программы ТАСИС и участии представителей НБУ, Минфина, Минстата, Минэкономики планируется выяснить основные причины неплатежей. Элемент новизны состоит именно в этом, поскольку до сих пор правила хорошего властного тона предписывали в пожарном порядке «гасить» следствия. Или последствия. И вовсе, смею предположить, не потому, что причин никто не понимал. Так что, не дожидаясь выводов рабочей группы, примем в качестве одной из причин платежной неразберихи очевидную: неплатежи устойчиво существуют потому, что они устойчиво выгодны. Прежде всего - как способ ухода от налогов. Плюс - своеобразный метод управлять финансовыми потоками - внутри предприятия, между предприятиями, между государствами.

Взаимная задолженность начала очень быстро расти в 1993 - 94 годах. Безоплатные поставки, работа на склад, накопление огромных объемов неликвидных активов на предприятиях. На сегодня ПОЛОВИНА оборотных средств предприятий размещена в дебиторской задолженности, в запасах товарно-материальных ценностей, что и объясняет «наличие отсутствия» денег на расчетных счетах: таковы следствия «мягкой» монетарной политики, защиты отечественного товаропроизводителя, пополнения оборотных средств предприятий из кармана населения, фиксации курса. На сегодня политику НБУ также нельзя назвать ну очень жесткой: правительство как получало безоплатное денежное довольствие, так и продолжает его получать.

В 1995 году, с торможением инфляции, к источникам пополнения оборотных средств директоров предприятий добавилась массовая невыплата зарплат. Официальная невыплата. Для значительной части работающих это означало безработицу. Для госсистемы - безработицу скрытую, или скрываемую. А официальная задолженность продолжала расти.

«Динамика накопления задолженности по зарплате отражает не только разделение предприятий на благополучные и безнадежные, но и то, что к концу года мы получим значительное увеличение числа официально зарегистрированных безработных», - считает представитель НБУ в «рабочей группе по неплатежам» Виктор Лисицкий, но от каких-либо выводов пока отказывается. Тем не менее очевидно, что многострадальному бюджету предстоит рано или поздно озаботиться выплатой пособий и всяческой социальной защитой. А на какие, извините, средства? Полученные в результате приоритетной перестройки угольной отрасли? Почему именно угольной? Отвечая на последний вопрос, советник Президента Валерий Литвицкий заметил, что в угольной отрасли наблюдаются наибольшие структурные патологии, но, конечно, перестраивать надо все в комплексе - и химию, и металлургию, и энергетику вообще. С этим просто невозможно не согласиться, но почему - из бюджета? И где такой бюджет вообще существует?

Промежуточный финиш

Можно, конечно, собрать шесть-семь коммерческих банков в Киеве, задействовать ряд «карманных» банков при крупных промышленных предприятиях и от первых потребовать по триллиону (с «Проминвеста», конечно, три триллиона - он большой, ему видней), а из вторых образовать нечто вроде консорциума. Беда в том, что даже при хорошей погоде вся банковская система одномоментно может извлечь из себя на нужды бесплатно трудящихся шахтеров 4, максимум - 5 триллионов. А требуется, по постановлению, 12 в мае и 5 в июне. Ну, банкам не привыкать - что-нибудь придумают, тем более, что при таких государственных расходах эмиссионно-инфляционная ситуация вполне может измениться к концу года настолько, что взятый кредит правительство вернет легко и с процентами. Пока что властям удавалось худо-бедно, но держаться «в рамочках» относительно пристойной инфляции. Но «кирпич» пополнения оборотных средств приоритетных отраслей за счет мифических доходов уже висит над головами налогоплательщиков. Готовы ли те же угольщики платить инфляционный налог?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно