ЗАБАСТОВОЧНЫЙ УДАР

2 февраля, 1996, 00:00 Распечатать

вызовет волну спада производства, которая прокатится по всей промышленности «Как начавшаяся 1 февраля бессрочная забастовка шахтеров отразится на вашем предприятии?..

вызовет волну спада производства, которая прокатится по всей промышленности

«Как начавшаяся 1 февраля бессрочная забастовка шахтеров отразится на вашем предприятии? Как вы думаете: стоят ли за шахтерами какие-либо политические силы и чего они добиваются?» - редакция газеты «Зеркало недели» задавала эти вопросы, обзванивая крупнейшие металлургические и коксохимические предприятия Украины.

Донецкий государственный металлургический завод, главный инженер Анатолий БОНДАРЕНКО:

- Если шахты не будут отгружать уголь несколько суток, у нас остановится доменный цех. Не будет чугуна - не будет стали. Волна спада производства прокатится по технологическим цепочкам всей промышленности. Никому от этого хорошо не будет. Что касается грядущих убытков, то они будут нарастать: каждый следующий день простоя обойдется дороже, чем предыдущий. Это одно. Второе: если предприятие не будет работать, люди не получат зарплату - и тут запустится механизм негативных социальных последствий. К тому же, доменный газ - один из источников энергии, используемой не только в промышленности, но и для обогрева города. В результате - увеличится расход природного газа, которого и так не хватает. Мне трудно говорить о политическом аспекте. Думаю, политических вопросов нет. Главное - социальные, бытовые причины. Людям надо платить заработную плату.

Если бы шахтеры регулярно получали зарплату, пусть даже и не очень высокую, я не думаю, что они стали бы бастовать.

Завод «Днепроспецсталь», директор Геннадий КИЙКО:

- Мы непосредственно уголь не потребляем - нашему предприятию нужна электроэнергия, произведенная из угля. В зимнее время энергоснабжение жестко лимитировано. Нас отключают ежедневно. Установлен лимит - 30% нашей мощности. Недопоставки угля ударят по нам рикошетом через электроснабжение. Бастовать - это не метод.

Что касается того, стоят ли за шахтерами какие-либо политические силы, то не думаю, что можно рассматривать угольщиков в отрыве от всего промышленного комплекса страны. Мы не считаем, что шахтеры другой политической окраски. Но надо отметить, что шахтеры, к сожалению, пользуются своим приоритетным положением - технологические цепочки многих отраслей промышленности начинаются с угля. Металлурги тоже могли бы предъявить претензии в такой форме, но они более дисциплинированный народ.

Комбинат «Криворожсталь», главный инженер Владимир НЕЧЕПОРЕНКО:

- Я отрицательно отношусь ко всем забастовкам. Любая из них - удар по всей промышленности Украины.

Днепропетровский металлургический завод им. Петровского, заместитель директора Виктор КАРПЕНКО:

- Как забастовка скажется на нашем предприятии? Уже сказалась! Вчера остановили домну №3, работаем на одной печи. Теперь на ее запуск потребуется пять суток и большие расходы угля, газа, электроэнергии. Прежние шахтерские забастовки мы переживали легче, потому что тогда были мощные запасы угля на коксохимах. А сейчас на нашем Днепропетровском коксохимзаводе угля на двое суток работы.

- А какое настроение у ваших рабочих?

- Все говорят, что бастовать сегодня - это глупо. Добиваться улучшения - надо. Но куда же бастовать, если промышленность и так еле дышит?

Металлургический комбинат «Запорожсталь», главный инженер Игорь ДЫШЛЕВИЧ:

- Прекращение отгрузки угля из Донбасса на нас пока не сказалось, так как 80% его мы получаем из России. Но сравнительно неплохое положение нашего предприятия не характерно для отрасли. Да и наши перспективы далеко не безоблачны. В России шахтеры тоже бастуют. К тому же из Донбасса мы получаем коксующийся уголь. И если его отгрузка не возобновится, неделю мы продержимся, а потом начнутся серьезные осложнения вплоть до остановки доменных печей и всего производственного цикла.

По-видимому, за этой забастовкой стоят определенные политические силы. Сейчас как раз по радио транслируются выступления в Верховном Совете. Депутат из Макеевки очень агрессивно выступал, критиковал и правительство, и Президента. Многое сказано верно, но на проблему он смотрит с колокольни своей отрасли. Тяжело ведь сейчас всем, не только угольщикам. Сложнейшее положение в горнорудной промышленности. Например - я буквально несколько дней назад вернулся из Кривбасса. Горняки мечтают, чтобы им дали льготы на уровне шахтеров.

Вообще, уголь в промышленности - начало всего. И правительству надо было раньше принимать более эффективные меры. Наш директор Виталий Сацкий еще в феврале 1994 года, выступая на одном из правительственных совещаний в Киеве, напоминал, что во всем мире угольная промышленность дотируется. И то, что в четверг говорили за круглым столом по телевидению - ну прямо один к одному его доклад двухлетней давности.

Макеевский металлургический комбинат

(Дозвониться не удалось - по данным междугородной телефонной станции, телефоны отключены за неуплату.)

Комментирует заместитель министра промышленности Украины Владимир ТЕРЕЩЕНКО:

- В связи с забастовкой сократилась поставка угля для коксохимических заводов. Сейчас на этих предприятиях запасов хватит на двое суток работы при нормативе девять. В сокращенном режиме работают доменные цеха в Макеевке, Енакиево, на Днепропетровском заводе им.Петровского. Кроме того очень малы запасы топлива на теплоэлектростанциях - около суток. Вчера, 2 февраля, был аварийно отключен Мариупольский металлургический комбинат им.Ильича, кстати не имеющий задолженности по оплате электроэнергии.

Цена на уголь у нас выше мировой, а качество - ниже. Это результат непродуманной налогово-финансовой политики, спада производства. А в результате складывается парадоксальная ситуация: своим шахтерам мы сочувствуем, но нам выгоднее купить уголь у кого угодно, но только не у них. Повторюсь: одна из причин роста его себестоимости - в сокращении его производства. Забастовки эту ситуацию только усугубляют.

Разрушение технологической цепочки в результате прекращения отгрузки шахтами угля проиллюстрирую на примере коксохимического производства. Если коксохимический завод не имеет достаточного количества угля, он увеличивает период коксования. То есть, резко уменьшается количество кокса. Не хватает кокса - останавливается доменное производство. Стоят домны - нет доменного газа. А большая его часть идет на ТЭЦ для выработки тепла для заводов и близлежащих населенных пунктов. Замерзнут системы отопления в поселках металлургов - в такие морозы это будет катастрофа. Так что, возможные социальные последствия - вот что самое страшное.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно