За державу стыдно

26 октября, 2012, 15:20 Распечатать Выпуск №38, 26 октября-2 ноября

Резонанс в связи с похищением российского оппозиционера — это не просто шумиха в канун выборов. Это вопиющая, горькая и очевидная возможность еще раз увидеть, кто мы есть, со стороны.

© telegraf.com.ua

Украинское «гостеприимство»

Александра ПРИМАЧЕНКО

Заслуживает ли история с похищением на территории Украины российского оппозиционера Развозжаева того резонанса, который ей придали? 

Если учитывать степень бесправия миллионов наших соотечественников, живущих в этих реалиях, тысяч и тысяч тех, которым было уготовано пострадать за свои убеждения. Если отдавать себе отчет, сколько случаев исчезновения людей (к которым, обоснованно или нет, считают причастными присягнувших защищать свой народ) остались без какой бы то ни было реакции — и государственной, и общественной. Если все, что есть общего между ежедневной деятельностью мощнейших государственных силовых структур и соответствующими законами, исчерпывается их названиями. Мне кажется, заслуживает.

Мы живем в этих реалиях десятки лет. И «Наших бьют» для нас вовсе не означает «К бою!», просто интересно: сегодня — кого? Мы привыкли невозмутимо переносить отголоски чужих, больших и маленьких, бед, боясь лишь собственной. Так что за дело нам до пришлого, который наивно надеялся укрыться здесь от своей войны? До того, кто, словно незваный гость, застал хозяев врасплох: такими, как они есть на самом деле, каждый день, а не при параде, в ожидании гостей. И неготовые к приему хозяева обошлись с ним по инерции, как со своим — без церемоний, беззаконно и жестко. 

Не он первый, не он последний. Украина не раз решительно и недвусмысленно давала понять: мы вам тут не прибежище какое-то для неблагонадежных, у нас своих оппозиционеров и всякого подозрительного элемента полно, потому чужих отдаем по первому требованию, если надо, и запаковать поможем. Не просто без лишних — без любых — формальностей. Государству Украина совершенно не важно, что обязательные в таком случае юридические условности вообще не были соблюдены. Игнорировать закон — это наш стиль. 

Русские тоже традиционно, оказалось, действительно на войне своих не бросают. Правда, «своим» Развозжаев стал для них, лишь очутившись в Украине. И не бросили его лишь в том смысле, что не отпустили со своей перманентной, ни для кого не победоносной войны. Он видел себя и, наверное, был оппозиционером, а довелось ему стать маленьким украинским сувениром, презентом из числа приятных, ни к чему не обязывающих мелочей, так кстати подвернувшимся к поездке украинского президента к российскому. 

Государство, во власти которого находился взывающий к защите, показало себя не сильным, справедливым и правовым, а жалким, ничтожным, зависимым. Суверенная держава с чего-то вдруг прогнулась и на цырлах побежала исполнять чужую волю. Похоже, что не без помощи собственных компетентных товарищей. 

Спаковать беженца-одиночку — задача несложная. И лишь потом, с большим запозданием, постепенно стало приходить досадное осознание того, как неловко получилось. Конечно, эти дурные мысли не лезли бы в голову, если бы не навязчивая общественность, особенно зарубежная.

Шел день за днем, а власть так и не надумала сказать ничего существенного по сути дела, кроме совершенно дикой явки с повинной. Отдуваться поставили начальника управления по связям с общественностью МВД Украины Владимира Полищука. И он сказал сильно: «Понятно, что это были не преступные элементы. Это не криминальный вопрос, а вопрос взаимодействия силовых структур, о котором я ничего не знаю». И добавил: «Вероятнее всего, действовали силовики или силовые структуры других стран. И об этом можно сделать вывод, если посмотреть видео, которое было на российском телевидении на следующий день, где он (Развозжаев. — Ред.) был в сопровождении сотрудников российского ФСБ». Какая дедукция, аналитика! Сколь компетентно! Конечно, это не криминал. У нас же какой бы уголовщиной ни занимались спецслужбы и правоохранители — это почти всегда не криминал, а «спецоперация». Теперь вот орлы сидят рядком, смотрят российское телевидение, чтоб установить: кто ж это орудовал в нашей столице, как у себя дома? 

В одном жесте — квинтэссенция Украинского государства. Лишенного самоуважения, тяжело больного, с маниями и фобиями, да, кроме всего прочего, находящегося в глубочайшей психологической зависимости, обусловленной, видно, травмами совкового детства. 

Теперь по факту данного инцидента мировая общественность требует «тщательного расследования со стороны украинских властей». О, да, расследовать — это к нам, это ж наш конек! Особенно, что касается собственных преступлений. Тем более, это не первое дело, из которого нагло торчат уши чужих спецслужб, так что опыт соответствующий у нас есть. И мы будем расследовать — не один десяток лет, пока не выйдем… на себя же. Но это уже не при нынешней власти. 

В общем, больше шансов узнать правду об этой дерзкой операции «иностранной спецслужбы» на территории нашего государства и пособничестве высших государственных чиновников Украины из мемуаров какого-нибудь российского отставника, повествующего о сговорчивых хохлах. Впрочем, особых откровений в этих воспоминаниях для нас, пожалуй, не будет… 

Так что резонанс в связи с похищением российского оппозиционера — это не просто шумиха в канун выборов. Это вопиющая, горькая и очевидная возможность еще раз увидеть, кто мы есть, со стороны. Осознать в очередной раз: то, к чему мы привыкли, — это не норма, а серьезное отклонение. Увидеть, ужаснуться и попытаться выбрать другой путь. 

Факты и интерпретации

Владимир КРАВЧЕНКО

Российский оппозиционер исчез в Киеве 19 октября, внезапно прервав юридическую консультацию по процедуре оформления статуса беженца, чтобы через два дня появиться в Москве, на выходе из Басманного суда заявив журналистам, что его похитили и пытали. Представители СБУ, МВД, Генпрокуратуры в один голос утверждают, что российская сторона официально не обращалась к ним по поводу розыска или задержания Леонида Развозжаева. 

Позже Владимир Полищук сказал в интервью агентству «Интерфакс—Украина», что в отношении Развозжаева на территории Украины действовали силовые структуры других стран. Из какой именно — сомнений практически нет. К чему эти эвфемизмы! Вопрос в том, помогали ли украинцы братской спецслужбе соседней страны? Экс-глава ГУР МО Украины Александр Скипальский уверен, что спецоперация россиян не могла пройти без содействия и поддержки украинских силовых структур.

История возмутительная, унижающая Украинское государство, его спецслужбы и нас, украинских граждан. Подобное похищение (если, конечно, вся история не была талантливой инсценировкой российских спецслужб с участием самого Развозжаева) скорее могло произойти в «банановой республике» где-то в Африке или Латинской Америке, нежели в государстве, которое говорит о европейских ценностях и о своем желании вступить в Европейский Союз.

Но похищение произошло в Украине. В результате нанесен еще один серьезный удар по ее репутации как государству, декларирующему соблюдение международных соглашений и национального законодательства, гордящемуся тем, что является страной—основателем ООН, намеревающемуся стать непостоянным членом Совета Безопасности и готовящемуся к тому, чтобы в 2013-м председательствовать в ОБСЕ. 

В этой ситуации не важно, успел ли Леонид Развозжаев получить статус беженца или нет, является ли он гражданином России или Украины. В цивилизованном обществе человек должен быть уверен в том, что он находится под защитой государства, на территории которого он пребывает, что оно обеспечивает ему безопасность и гарантирует его права. Выслать же человека, передать его в руки правоохранительных органов другой страны можно только в результате юридической процедуры, прописанной в международных соглашениях и национальном законодательстве. 

Но в данном случае эти процедурные нормы были проигнорированы. А без решения украинских судебных и правоохранительных органов захват человека, его насильственный вывоз, удержание помимо воли в другом месте на юридическом языке называется похищением. Молчаливое попустительство украинских правоохранительных органов, если похищение Развозжаева было осуществлено с их ведома, — соучастием в преступлении. 

Пытаясь разобраться в том, что произошло, и выработать свою дальнейшую позицию, международные правозащитные организации, США, ЕС, ООН требуют от Киева проведения серьезного расследования. Обвинения в адрес Украины очень серьезные, заявляет спикер верховного представителя ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Майа Кочьянчич. 

«Тревогу вызывает факт исчезновения человека, который хотел обратиться за защитой на территории Украины, поскольку, по его словам, имел основания бояться возвращения на родину. Мы ожидаем, что украинские правоохранительные органы проведут тщательное расследование и сообщат нам о его результатах», — в свою очередь пояснила ZN.UA причины обеспокоенности мирового сообщества советник по вопросам общественной информации Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев в Беларуси, Молдове и Украине Александра Маковская. Да только будет ли это объективным расследованием или формальной отпиской? Судя по поведению украинских властей, скорее последнее.

В нынешней ситуации представителей европейских стран и международных организаций настораживает то, что украинский МИД не собирается отправлять ноту в российское внешнеполитическое ведомство, а история с Развозжаевым не обсуждалась на встрече Виктора Януковича и Владимира Путина. Это укрепляет уверенность западных дипломатов в том, что операция российских спецслужб прошла в тесном взаимодействии с украинскими органами. 

Например, операция американцев по ликвидации в Пакистане лидера «Аль-Каиды» Усамы бин Ладена вызвала международный скандал и на долгие месяцы омрачила отношения стратегических партнеров. Ничего удивительного в том нет: Вашингтон нарушил суверенитет страны. В Киеве же лишь обещают «внимательно изучить вопрос» и не делают в отношении Москвы никаких решительных шагов. 

Поясняя позицию Киева, собеседник ZN.UA из отечественного внешнеполитического ведомства на условиях анонимности сказал, что «МИД Украины не располагает информацией, предоставленной правоохранительными органами Украины, которая давала бы нам основания обращаться к российской стороне с просьбой дать разъяснение по поводу ситуации, возникшей вокруг г-на Развозжаева. Более того, по информации Государственной пограничной службы, он покинул территорию Украины добровольно. Соответственно, у украинского внешнеполитического ведомства на данный момент нет легитимных причин для того, чтобы высказывать протест или каким-либо другим образом реагировать, обращаясь к МИДу Российской Федерации».

Подобное объяснение мало кого устроит. Возможно, после заявления Полищука украинский МИД изменит свою позицию. А главе СБУ Игорю Калинину станет вдвойне интересна эта скандальная история, поскольку в академии Службы безопасности он, в частности, преподавал дисциплину «Спецоперации иностранных государств». Если, конечно, г-н Калинин рассматривает Россию как иностранное государство.

Эксперты, с которыми мы побеседовали, высказывают предположение, что операция по Развозжаеву была санкционирована высшим политическим руководством Украины, которое решило сделать подарок Владимиру Путину в преддверии визита Виктора Януковича в Москву. Быть может, в Киеве хотели таким актом «доброй воли» создать благоприятный фон для посещения Януковича в Белокаменную? Судя по итогам переговоров, по поведению российского президента, тот не оценил этот широкий жест. Зато Янукович продемонстрировал, что человеческая жизнь ничего не значит для него: украинский президент готов жертвовать людьми ради общения с Путиным и не готов — своими активами…

Несмотря на общественный резонанс истории с исчезновением Леонида Развозжаева, наши собеседники полагают, что она не будет иметь последствий для нашей страны в виде каких-либо санкций со стороны международного сообщества. Как не было их и в случае экстрадиции в августе в Россию беженца из Ингушетии, а в сентябре высылки в Узбекистан беженца из этой страны. При этом случай с россиянином тем более вопиющий, что статус беженца ему был предоставлен Финляндией, согласившейся принять его в рамках программы переселения. 

Эта история, как и многие другие, показывает, что беженцам находиться в Украине небезопасно: наша страна не является надежным убежищем и транзитным «трамплином». Ради сиюминутных политических выгод украинская власть может отправить людей туда, где их жизни будет угрожать опасность. А развязывает руки Киеву уверенность в том, что сколь бы широкий резонанс не вызвала выдача беженца, история со временем забывается. Как, например, это было с палестинцем Дираром Абу Сиси, оказавшемся в израильской тюрьме, или узбекскими беженцами, выданными Украиной Узбекистану в 2006 году. 

Однако маловероятно, что это забытье наступит в случае с Леонидом Развозжаевым.

История с российским оппозиционером имеет одну особенность, выделяющую ее на фоне других случаев нарушения Украиной своих международных обязательств по защите беженцев: похищение российского оппозиционера произошло накануне парламентских выборов, когда к происходящему в нашей стране особо внимательно присматриваются международные наблюдатели. И это совпадение (случайное ли?) дает основания предполагать о заранее спланированной акции по дискредитации нашей страны. Очевидно, что произошедшее в Киеве 19 октября сыграет свою роль в восприятии наблюдателями ситуации в Украине с демократией, верховенством права, соблюдением властями прав человека. 

Постоянный интерес к этой истории обеспечит и уголовное дело, возбужденное следственным комитетом РФ в отношении координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова, его помощника Константина Лебедева, а также помощника депутата Госдумы Ильи Пономарева Леонида Развозжаева по факту подготовки к организации массовых беспорядков (ст. 30 и 212 УК РФ). Поводом послужили результаты проверки сведений, изложенных в фильме «Анатомия протеста — 2», который был показан в начале октября на канале НТВ.

Дело резонансное, поскольку речь идет о дискредитации властью внесистемной оппозиции и ее популярных лидеров. Прежде всего, Сергея Удальцова. И хотя Развозжаев — фигура малоизвестная в российском оппозиционном движении, но по мере развития уголовного дела таинственная история его «явки с повинной» будет постоянно подниматься в украинском контексте в информационном пространстве …

Помимо негативного эффекта для имиджа Украины и политического руководства страны, история с российским оппозиционером будет иметь ряд последствий для нашей политики евроинтеграции. 

Маловероятно, что она окажет прямое воздействие на отношения Украины и Евросоюза: нельзя сказать, что эта скандальная история кого-то сильно удивила в Брюсселе. Она лишь усилит сомнения в том, что Киев искренне и серьезно подходит к евроинтеграции, а украинские политики разделяют ценности Европейского Союза. Также сомнительно, что Леонид Развозжаев станет главной темой переговоров. Хотя, конечно, вопрос похищения российского оппозиционера чиновники Еврокомиссии и дипломаты стран—членов ЕС будут поднимать на встречах. Но дело Развозжаева, прежде всего, может осложнить процесс либерализации визовой политики и усилить недоверие Евросоюза в частности и мирового сообщества в целом к украинской правоохранительной системе. 

Так, в рамках Плана действий по либерализации визового режима с Европейским Союзом был подготовлен договор об операционном сотрудничестве между МВД Украины и Европолом. Но будет ли он подписан в условиях роста недоверия к украинской спецслужбе, которую подозревают в причастности к похищению российского оппозиционера? Ведь подобные соглашения предусматривают обмен информацией, что требует наличия определенного доверия между правоохранительными органами Украины и Евросоюза. А как оно может быть, когда налицо признаки незаконной экстрадиции и сокрытия правды?

История с Развозжаевым, независимо от того, проводили ли россияне спецоперацию самостоятельно или в тесном взаимодействии с украинскими спецслужбами, также поднимает вопрос суверенитета страны. Рассматривая версии происшедшего, эксперты не исключают и того, что украинские спецслужбы действовали в обход президента. И если это так, тогда возникает вопрос: контролирует ли глава государства силовые структуры? Или спецслужба работает в режиме внешнего управления? И если это так, то может ли Виктор Янукович в таком случае быть уверенным в своей личной безопасности? В условиях подобного ограниченного суверенитета, чувствовать себя в безопасности в Украине не могут ни украинские граждане, ни иностранцы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно