ЯДЕРНЫЙ ХОД. ЗА И ПРОТИВ

21 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Независимо от того, чем закончится спор между Украиной и Россией по поводу острова Коса Тузла, он обнажил еще одну проблему, гораздо большую, чем сам конфликт...

Независимо от того, чем закончится спор между Украиной и Россией по поводу острова Коса Тузла, он обнажил еще одну проблему, гораздо большую, чем сам конфликт. Впервые после ядерного разоружения Киев осознал, что все проблемы безопасности государства ему придется решать самостоятельно. Без учета помощи союзников и некогда данных международных гарантий. Политики вновь задумались над вопросом, не поможет ли возрождение ядерного статуса государства создать такой щит сдерживания, который заставит считаться с Украиной даже самых сильных игроков на международной сцене.

Может ли Украина защититься от внешних угроз и территориальных претензий вновь созданным ядерным щитом? Сколько это стоит и что такое ядерное оружие для Украины — рукотворный ящик Пандоры или соблазнительная панацея? Любой вопрос можно считать риторическим лишь до тех пор, пока он не овладеет массами.

Пороговая страна

После распада Советского Союза Украина обладала третьим в мире по величине ядерным арсеналом. Решение об уничтожении стратегических носителей и о вывозе в Россию 1734 ядерных боеголовок к ним было принято Киевом под ощутимым политическим давлением со стороны США и России. В декабре 1994 г. Украина присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) как неядерное государство, а последняя боеголовка была перевезена в Россию в августе 1996 г. В рамках трехстороннего заявления США и Россия дали гарантии уважать независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины, а также отказаться от использования против нее силы «в соответствии с принципами Заключительного акта ОБСЕ». Две супердержавы также пообещали «немедленно организовать меры со стороны Совета Безопасности ООН по предоставлению помощи Украине как государству, не обладающему ядерным оружием и являющемуся членом ДНЯО в случае, если Украина станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии с использованием ядерного оружия». В декабре 1995 г. вступило в силу соглашение о гарантиях между Украиной и МАГАТЭ, по которому контролируются все ядерные материалы, оставшиеся на территории страны.

Добровольное избавление Украины от военного атома трактовалось как первый подобный пример в мировой практике — на фоне настойчивого желания ряда других государств таким оружием обзавестись. Впрочем, и через десяток лет безъядерный пример Украины не стал соблазнительным. Фактически ни одно государство мира не последовало за Украиной и не отказалось от имеющегося ядерного щита. А единственной страной, отказавшейся от разработок в области создания боевого ядерного оружия, стала ЮАР. Фактически выменяв такое решение за лидерство на Африканском континенте. Но решение ЮАР несопоставимо с украинским, поскольку в ЮАР ядерного оружия не было.

В самой Украине сегодня то и дело раздаются голоса, что с официальным Киевом, обладай он ядерным потенциалом, разговаривали бы по-другому. Тон таких разговоров — тема отдельная. Но существуют ли технические возможности у Украины вернуть то утраченное счастье? Де-факто Украина в международной ядерной иерархии остается пороговым государством. Это означает, что экономический и научно-технический потенциал Украины вполне достаточен для разработки ядерного оружия. В отличие от двух других наследников бывшего СССР — Беларуси и Казахстана, — по своему научно-технологическому уровню Украина могла бы принять статус ядерного государства. Хотя бы потому, что из 20 взятых на вооружение боевых стратегических ракетных комплексов СССР 13 были разработаны в днепропетровских ГКБ «Южное» и ПО «Южмаш». В этом контексте нелишним будет напоминание, что и ныне уровень участия специалистов из Днепропетровска в обслуживании российских РВСН достаточно весом.

Ядерная реакция

Как-то генерал де Голль сказал фразу о том, что «государство, не располагающее ядерным оружием, когда другие этим оружием владеют, не располагает своей судьбой». Реальная угроза национальной безопасности и политический консенсус внутри государства по поиску эффективных механизмов демонстрации силы вполне может реанимировать вопрос в Украине о целесообразности возвращения стране ядерного статуса. Ведь, в отличие от потенциала обычных вооружений, уникальной чертой ядерного оружия, определившей его эффективность как средства политического и военного сдерживания, является возможность демонстрации его боевых возможностей без прямого использования. Это, кстати, тот козырь, который сегодня эффективно использует руководство России, спекулируя на теме, что ее запас стратегических ракет — на фоне обветшания других арсеналов — как минимум лет на 25 лет обеспечит России ее неприкосновенность от других центров силы — будь то США или расширяющееся НАТО.

В свое время вся атомная энергетика реально возникла из программы создания ядерного оружия. Сегодня даже беглый анализ ситуации говорит о том, что экономический и научно-технический потенциал Украины вполне достаточен для обратного хода. C учетом существующей технологической базы, создание основ для производства ядерных боеприпасов Украине, по самым скромным оценкам, потребует пять-семь лет при ежегодных объемах капиталовложений до 200—300 млн. долл. При этом на пути к ядерному статусу Украина должна промышленно воплотить ряд недостающих технологий. Уже сейчас она располагает запасом высокообогащенного урана, который, кстати говоря, Соединенные Штаты настойчиво предлагали выкупить у Харьковского физико-технологического института. В стране также сохранены два предприятия по добыче и переработке урана, завод по производству тяжелой воды, технологии создания электронных компонентов и даже специальная измерительная техника определения изотопного состава ядерных материалов. Отечественные ученые считают, что в стране в сжатые сроки могут быть промышленно реализованы такие недостающие ядерные технологии, как получение трития, технологические линии по разделению изотопов плутония, реактор-производитель оружейного плутония, радиохимический завод по обогащению плутония и металлургический завод по производству оружейного плутония. Стоит также добавить, что Украина является одним из наиболее богатых регионов мира по запасам урана. А еще несколько лет назад академик НАНУ Виктор Барьяхтар отмечал: «если сравнивать Украину с Индией и Пакистаном, то при нежелательном стечении обстоятельств Украина могла бы значительно быстрее стать ядерной державой с ядерным оружием и соответствующими ракетами, чем Индия и Пакистан».

Что касается самого ядерного цикла, любопытным является мнение руководителя Днепропетровского филиала Национального института стратегических исследований Анатолия Шевцова, который в свое время был тесно связан с ракетной проблематикой и детально изучал вопросы технологической готовности государства восстановить ядерный статус. Он уверен, что для возобновления последнего государству при наличии политической воли и одного млрд. долл. потребуется всего лишь полгода. Ученый считает: Украина способна создать ядерные боеприпасы как на основе обогащенного урана, так и на основе плутония. Согласно исследованию А.Шевцова, наиболее простым для нас может быть «плутониевый путь» разработки ядерного оружия. Причем стоимость небольшого реактора-производителя оружейного плутония Pu-239 и радиохимического завода составит всего несколько десятков миллионов долларов. Еще больше затраты можно снизить за счет выделения оружейного плутония из ТВЭЛов, облученных на украинских АЭС. Точность учета ядерных материалов МАГАТЭ, равная 99%, по этим оценкам, позволяет на «потерях» одного процента плутония ежемесячно создавать по одному ядерному боезаряду. К этому стоит добавить, что, согласно исследованиям, проведенным комитетом по международной безопасности и контролю над вооружениями при Национальной академии наук США, любая страна, обладающая АЭС, способна изготовить ядерное взрывное устройство из плутония реакторного качества. Плутониевый путь, если не вдаваться в излишние технические подробности, позволит Украине в течение достаточно короткого времени стать хозяйкой более 100 ядерных боезарядов средней мощностью в пределах 15 кт. У этого пути, правда, есть одно уязвимое место — зависимость от России в поставках ТВЭЛов.

Путь создания ядерного оружия на основе обогащения урана U-235 до 90-процентного уровня более дорог, поскольку сложнее технологически. По мнению А.Шевцова, почти все необходимое у Украины имеется. Создание же специальных высокоскоростных центрифуг — вопрос привлекаемых ресурсов и времени. Именно таким путем пошли Пакистан и Индия, а также пороговые государства Бразилия и Аргентина.

В сентябре 2002 г. американский еженедельник US News & World Report сообщал, что Соединенные Штаты Америки пытаются выкупить у Украины 75 кг обогащенного урана, который хранится в исследовательской лаборатории в Харькове. По данным издания, в Вашингтоне опасались, что радиоактивные материалы из Украины могут попасть в Ирак или другие режимы, отнесенные американцами к «оси зла». Позже, уже в ноябре того же 2002 г., американская газета The Washington Post писала о том, что в 1994 г. один высокопоставленный украинский ученый-ядерщик предложил официальным лицам США купить запас оружейного урана, хранившийся в лаборатории Харькова, достаточного для изготовления трех ядерных бомб, — и этот ученый сказал, что Украина, возможно, пожелает с ним расстаться. «Этот материал плохо охраняется, — сказал ученый, — и меня это беспокоит». Сделка так и не состоялась.

После этих публикаций гендиректор национального научного центра «Харьковский физико-технический институт» Владимир Лапшин заявил, что руководство ядерного объекта в Харькове категорически отрицает возможность продажи Украиной обогащенного урана другим странам. Он подтвердил, что американские компании действительно обращались с просьбой о приобретении урана. «Однако ядерные материалы, хранящиеся в институте, с одной стороны, являются собственностью государства, с другой — контролируются МАГАТЭ, и переместить их в другую страну без согласования на всех уровнях невозможно». Он указал, что система контроля и доступа на территорию центра создавалась с участием США, Швеции и Японии, и на сегодня эта система безопасности является одной из лучших в Европе.

Вперед, в прошлое?

В официальный ядерный клуб сегодня входят США, Россия, Британия, Китай, Франция. Круг неофициальных собственников шире. Более того, по мнению генерального директора МАГАТЭ Мохамед эль-Барадея, высказанному в этом месяце французской газете Le Monde, ныне от 35 до 40 стран обладают возможностью создания ядерного оружия. По мнению эль-Барадея, если одна из стран, которые имеют замкнутый ядерный цикл и в данный момент придерживаются ДНЯО, решит из него выйти, то она сможет создать ядерное оружие за считанные месяцы. При этом показательно, что никто особенно не говорит о том, какими техническими параметрами и разрушительными возможностями будут обладать те или иные военно-ядерные разработки. Ведь в отличие от обычных вооружений, точность и мощность которых нужно время от времени показывать и доказывать, у ядерного оружия есть одна уникальная особенность: оно выполняет сдерживающую функцию не столько своими военно-техническими характеристиками, а уже одним своим фактом наличия у той или иной страны. Именно это его свойство так или иначе эксплуатируют в Индии, Пакистане, Израиле. Ядерный арсенал, как заявляют некоторые специалисты, стал средством «непрямого воздействия, политическим оружием». Но на самом деле этот подход, конечно же, несколько упрощен. Ведь оружие становится оружием лишь тогда, когда существуют реальные планы по его боевому применению. Существование таких планов предусматривает наличие у политического и военного руководства той или иной страны четких критериев использования этого арсенала. То, какие обязательства в этой области готова взять на себя страна, зависит от характеристик ее ядерной политики.

Официальные собственники ядерного оружия это декларируют в своих доктринах — с учетом собственных национальных интересов. Например, Франция уже обозначила основные направления новой ядерной доктрины, которая окончательно будет утверждена в начале 2004 г. Новая доктрина исходит из геополитических реалий. Французские ракеты будут нацелены не только на государства, обладающие ядерным оружием, но и на страны, которые могут использовать против Франции свои химические и биологические арсеналы. Указание таких целей — одна из форм демонстративного ядерного сдерживания. С «неофициальными» собственниками ядерного оружия сложнее. Они имеют возможность спекулировать на своих ядерных амбициях в весьма широком диапазоне. Достаточно вспомнить периодически возникающую военную эскалацию между Индией и Пакистаном. Обе стороны имеют ядерное оружие, но ни у одной из них нет достаточного понимания ядерной доктрины противника. Это крайне нестабильная ситуация. Также трудно определить, в каких случаях, например, Израиль, решится на применение ядерного оружия. Такой фактор неопределенности, который условно соблазнителен для непризнанных собственников ядерной мощи, крайне раздражающе действует не только на соседей.

Что же произойдет, если Украина решится на военно-ядерный шаг? Конечно, это вызовет крайне негативную реакцию со стороны США и России. Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Украине Джон Хербст в интервью агентству Defense Express уже высказался, что для нашей страны будет ошибочным решение о выходе из ДНЯО и намерении получить статус ядерной державы, если такое решение будет иметь место.

Россия, как и США, также использует всевозможные рычаги влияния на Украину. Если на международном уровне это может быть девальвировано контраргументацией о территориальных претензиях со стороны России, то на двустороннем уровне это воплотится в практические мероприятия по жесткому давлению на Киев. Как с использованием лоббистских интересов тех украинско-российских бизнес-структур, которые живут за счет кооперационных связей, так и путем приостановки жизненно важных для украинской стороны проектов, например, прекратив поставки ТВЭЛов на АЭС или газа. Учитывая сохранение критической зависимости от российских поставок ядерного топлива, этот рычаг может быть очень весомым. Приобретение ядерного чемоданчика для Украины обернется тем, что вследствие нарушения Лиссабонского протокола 1992 г. государство попадет в число стран-изгоев, против которых США могут использовать превентивные ядерные удары, считает начальник отдела военной политики и безопасности Международного института исследования проблем международной безопасности Олег Бодрук. Ядерный статус Украины, по его мнению, не станет сдерживающим фактором. Наилучшим же способом обеспечения национальной безопасности Украины является вступление в НАТО и участие в ядерном планировании альянса.

В свою очередь экс-министр обороны Украины Константин Морозов, который частично вкусил все «прелести» обладания военно-ядерным наследством, также утверждает, что реализовать фактор сдерживания, который базируется на ядерном оружии, невозможно: «С экономической точки зрения на данный момент создать ядерное оружие абсолютно невозможно, а с оборонной точки зрения — нецелесообразно». Морозов считает, что обеспечивать сдерживание Украина должна в соответствии с международной системой безопасности и международным политическим процессом.

В то же время немало политиков и представителей власти считают, что ведение серьезного диалога о возобновлении Украиной ядерного статуса вполне целесообразно и будет способствовать ревизии недействующих гарантий безопасности. Кроме того, Украина может вплотную приблизиться к созданию ядерного оружия, оставив этот шаг для крайней меры, необходимой для сохранения государственности. Такая программа может реализовываться в рамках развития атомной энергетики с учетом расширения ее составляющих, которые потенциально можно использовать в военном деле. Тут, как и в космических программах, разделение на мирную и военную части довольно размыто.

Так или иначе, на ядерном пути — если допустить такой сценарий — Украине нужно будет научиться жить в экономической и политической блокаде. При таком раскладе «выручить» Украину сможет разве что консолидация всех политических сил вокруг идеи внешнего врага и обоснования создания панацеи от внешних бед в виде ядерного оружия. Естественно, это потребует соответствующей пропагандистской кампании. Весьма показательно, что еще в марте этого года, по данным соцопроса, проведенного Центром Разумкова, 19,2% респондентов считали, что Украине необходимо ядерное, химическое и бактериологическое оружие. Кроме того, согласно недавнему социологическому опросу Центра Разумкова, еще 23,1% граждан страны убеждены, что ОМП необходимо иметь для обучения и подготовки персонала. Впрочем, у столь радикально настроенных украинцев было и довольно-таки внушительное число оппонентов (43,3%) от общего числа опрошенных. Но все это было до проблем с Тузлой. И кто знает, какая консолидирующая идея нужна нашей стране, если все другие «консолидаторы» не работают?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно