ВЫСТУПАЮТ ВСЕ!

7 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 7 марта-14 марта

Эффект новизны, бесспорно, мощный стимул для позитивного эмоционального настроя. И в этом смысле канун выступлений оппозиции полугодичной давности выгодно отличался от преддверия нынешних акций...

Эффект новизны, бесспорно, мощный стимул для позитивного эмоционального настроя. И в этом смысле канун выступлений оппозиции полугодичной давности выгодно отличался от преддверия нынешних акций. Революционный запал тех сентябрьских дней по своим масштабам явно превосходит боевой дух сегодняшней предакционной обстановки. Скептиков, говорящих о бесперспективности уличных выступлений, хватало и полгода назад. Теперь же, когда существенная часть иллюзий значится в числе безвозвратно утерянных, пессимистически настроенных граждан стало гораздо больше. Но когда эмоции, столь важные для революционных марш-бросков, утихают, возникают благоприятные условия для работы рассудка. А если к этому еще добавляется и время, в течение которого можно успеть пораскинуть мозгами, то эффект почти достижим.

Для того чтобы усвоить щедро преподнесенные жизнью уроки, у оппозиции были и условия, и время. Осталось только закрепить пройденное и не растеряться на очередной «контрольной». Таковой предстоит стать событиям 9 марта, которые открывают весенне-летний сезон оппозиционного движения. Хотя об уровне подготовки к нему антипрезидентских сил можно попытаться составить представление уже сегодня. Декларация единства, принятая на чрезвычайном съезде оппозиционных сил 2 марта, судя по всему, не просто бумага. За время, прошедшее с 16 сентября, по части объединения усилий оппозиция заметно преуспела. И съезд, и девятимартовские акции готовились сообща. Трио в составе бютовца Александра Турчинова, социалиста Иосифа Винского и коммуниста Адама Мартынюка продемонстрировали слаженность и спетость. Однако, как отмечают многие наблюдатели, координация действий происходила не только на уровне столицы. Была предпринята попытка (о степени ее удачности можно будет судить уже в ближайшие дни) на местах создать некие совместные структуры по подготовке и проведению весеннего наступления. То, что Юлия Тимошенко окрестила на съезде штабами сопротивления. Согласно нашей информации, принцип построения таких штабов основывался на том, какая из трех партий обладает наибольшей поддержкой населения в отдельно взятом регионе. Там, где сильны, скажем, позиции коммунистов, возглавлять штаб поручалось члену КПУ, а его замами становились бютовец и социалист. В области же или районе, где особыми симпатиями пользуются сторонники Юлии Тимошенко или Александра Мороза, роли распределялись в соответствии с этими особенностями электоральных предпочтений. Такой подход позволяет более рационально использовать имеющийся у партий ресурс, а главное — является своеобразным актом взаимного доверия, дефицит которого в рядах «тройки» наблюдался полгода назад.

Вторая отличительная особенность нынешнего этапа оппозиционного движения это то, что у антивластных сил начали появляться планы на жизнь «после Кучмы». Что было продемонстрировано уже 2 марта, когда Юлия Тимошенко зачитала программу из двенадцати пунктов, содержащих в себе, хотя и несколько абстрактные, но все-таки наметки позитивных действий оппозиции, после того как ее революционные планы будут реализованы. Да, у «тройки» немало разногласий по поводу как стратегических, так и тактических моментов. Но все, что пока не удается привести к общему знаменателю, благоразумно выносится за скобки. Зато не вызывающие споров положения разрабатываются детально. И сам процесс совместного творчества может стать подспорьем для консенсуса, когда придет время приступать к спорным вопросам.

Третьим моментом, делающим нынешние акции не похожими на прошлогодние, — определенные меры секретности, которыми сопровождалась ее подготовка. Широкого и подробного анонсирования программы выступлений, предварявших сентябрьскую акцию, на сей раз организаторы действа старались избегать. Выдача на-гора максимума информации о грядущих выступлениях объяснялась тогда необходимостью прорыва через информационную блокаду. Однако тот факт, что одновременно с этим прорывом произошло вооружение властей знаниями о грядущем, оказался куда весомей. Посему на этот раз потребовались определенные конспиративные усилия, и информацию постарались замкнуть на ограниченном количестве посвященных.

Четвертым уроком, который организаторы выступлений успешно усвоили, стало то, что от одновременного проведения акции по всем городам и весям страны было решено отказаться. Доставка в столицу колонн иногородних демонстрантов оголила улицы и площади в регионах. Теперь решено прибегнуть к методу эха: провести мероприятия в Киеве, сделав ставку вновь не на столичных жителей, а организовать акции на местах в последующие дни, когда «акционеры» разъедутся по домам.

Ну, и главной особенностью весенних уличных маршей должно стать официальное участие в них блока «Наша Украина». За три дня до назначенного срока группе «нашеукраинцев» удалось-таки склонить своего лидера к принятию соответствующего решения. В подготовке к сентябрьским акциям «Наша Украина» не участвовала. Но соратники по оппозиции из других партий сумели подавить обиду на Виктора Ющенко, поступившего в соответствии с народной мудростью — не важно, кто танцевал, главное, кто поклонился. Было ради чего: появление на Европейской площади Виктора Андреевича придало акции дополнительные импульс и размах. Теперь, хоть и поздновато, объявлено даже, что «НУ» подключается к подготовке мероприятия. Такой поворот событий позволил устроителям действа скорректировать прогноз относительно участников в сторону увеличения. Ожидается, что на улицы Киева выйдут от 35 до 50 тысяч демонстрантов.

Ющенко и оппозиционное движение — отдельная тема разговора, которую мы попытались затронуть в беседе с народным депутатом, членом «Нашей Украины» Тарасом Стецькивым. Однако не могли обойти вниманием и другой, не менее животрепещущий вопрос: каким образом в оппозиционных рядах было воспринято обращение Президента с его известными инициативами?

– С моей точки зрения, заявление Президента содержит все признаки антиконституционного переворота. Скажем, в той части, где он выражает намерение (заметьте, в третий раз за время своего президентствования) обратиться к народу с вопросами, решение по которым, по его мнению, будет иметь силу прямого действия. То есть реализованы без решения парламента, что противоречит Конституции. Хотя в том же обращении, сам себе противореча, Президент говорит о том, что он инициирует изменения Основного Закона, которые должны быть утверждены парламентом… Я должен сказать, что мы знали о готовящемся обращении и о том, что Президента в третий раз посетила мысль с помощью референдума утвердить свою власть. По моему мнению, это агония. И Президента лично, и режима в целом. Когда перспектива референдума возникла в 1996 году, ситуация в государстве была далеко не такой взрывоопасной, как сейчас. Думать, что в условиях, когда происходит поляризация политических сил и четкое разделение общественного мнения по линии «власть—оппозиция», им удастся, опираясь на силовой механизм, фальсификацию, демагогию, воплотить решение этого референдума в реальность, равнозначно намерению поставить страну на грань гражданского конфликта. И я думаю, результат этого обращения будет прямо противоположный тому, что ожидается Президентом.

— Какие же цели он, по-вашему, преследует?

– По сути, инициатива Президента – это завуалированная попытка продлить его полномочия до 2006 года. И депутатов пробуют купить такими мелкими подачками, как продолжение срока их полномочий, увеличив его до пяти лет. Оппозиции будто бы дарится закон о выборах на пропорциональной основе при обязательном двухпалатном парламенте. Но ведь невооруженным глазом видно, что в нижней палате будут заседать депутаты-политики, которых поддерживает народ, а в верхней палате – олигархи, которых назначит Президент. Леонид Кучма думает, двух лет — до 2006 года — ему хватит, чтобы к этому времени обеспечить себе полную безопасность после своего ухода. Однако результат будет противоположным – досрочные президентские выборы. Это мой прогноз. И еще одна тактическая цель, которую преследовал Президент своим выступлением, – это попытка расколоть оппозицию. Чего только стоит фраза о том, что большинство оппозиционеров занимает деструктивную позицию, но в последнее время наметился диалог между властью и оппозицией. Кого Президент имел в виду? Не Виктора ли Андреевича Ющенко? Это попытка, даже если такой диалог и не велся, посеять в рядах оппозиции взаимное подозрение и недоверие. Что для власти было бы очень кстати накануне акций 9 марта. Но это не основная цель. Такая задача ставилась во главу угла во время первого выступления Президента по поводу конституционной реформы, которое предшествовало шестнадцатому сентября. Сейчас цель иная – сберечь себя и режим.

– Какова же будет ответная реакция оппозиции? Вы думали над тем, как скорректировать линию поведения в связи с новыми обстоятельствами, возникающими после внесения в парламент президентского законопроекта об изменениях в Конституцию?

– С моей точки зрения, судьба страны сейчас находится, как это ни громко звучит, в руках одного человека – Виктора Ющенко. От той позиции, которую он займет по отношению к инициативам Президента, по большому счету, зависит, как будет развиваться ситуация в стране в этом году и в дальнейшей перспективе. Другими словами, если Ющенко четко заявит, что это антиконституционный переворот, и призовет народ встать против этого, остальное – дело техники. Референдум будет провален, и на основании того, что инициативы Президента не получили народного одобрения, встанет вопрос о досрочной отставке.

— Но ведь в президентском указе не говорится о референдуме.

– Правильно. Только я думаю, что в виде указа все это будет вынесено на всенародное голосование. По крайней мере, такая информация нам поступала. В своем выступлении Президент заявил о желании вынести вопрос о конституционной реформе на всенародное обсуждение. Это означает намерение в какой-то форме добиться формального одобрения большинством населения. Скорее всего, это не будет референдум и всеукраинский опрос. Они задумали некую хитроумную модель, которая может состоять в том, чтобы решение принималось, скажем, трудовыми коллективами, местными советами, профсоюзами и так далее. И все это суммарно будет выдано за волю большинства народа. Они могут даже не утруждать себя организацией формальной процедуры голосования.

Так вот, оппозиция должна развернуть борьбу против этой идеи на всех участках фронта. Организовывать альтернативные собрания трудовых коллективов, альтернативное обсуждение, уличные акции, юридические экспертизы.

— А может быть, не мешало бы вспомнить об одобренном Конституционным судом проекте изменений к Основному Закону и попытаться ускорить процесс его продвижения?

— Конечно, нужно попробовать собрать в парламенте триста голосов вопреки воле Президента и снять вопрос как таковой. И я считаю, что украинский парламент уже имеет опыт подобного непослушания, если вспомнить 1991 год, 1996-й, а также декабрь 2002-го. Президентское выступление только подхлестнет оппозицию к ускорению принятия решения в парламенте и активизации агитационной деятельности вне парламента.

– Насколько известно, вы были среди тех «нашеукраинцев», которым за три дня до мероприятия удалось убедить Виктора Ющенко, чтобы он объявил «Нашу Украину» равноправной участницей оппозиционных выступлений 9 марта. Не поздно?

– Но все же лучше, чем никогда. Я уверен, что девять десятых наших структур еще раньше включились в подготовку к этой акции по собственной инициативе, основываясь на заявлении Виктора Ющенко, сделанном после возвращения из Вашингтона. Да, политическое добро было тогда дано. Но проблема заключается в том, что после политического заявления не прозвучало организационной команды. Будь такая команда дана раньше, акции были бы более массовыми, более мощными и более результативными. Когда ситуация мирная, можно играть на два, на три, на пять фронтов. Но когда положение начинает поляризоваться, политический лидер должен иметь максимально определенную позицию, давать максимально четкие указания и выжимать из каждой акции максимальный результат.

Думаю, акция, во-первых, должна продемонстрировать силу оппозиции. Во-вторых, во время нее будет оглашена позитивная программа и декларация единства. И, в-третьих, акция должна стать мощным стартом. С учетом того, что дело идет к лету, нужно попробовать в нарастающем темпе создать колоссальное общественное давление на власть с целью добиться досрочных президентских выборов. Мне это кажется задачей-максимум. Если на улицы городов и сел Украины в какой-то момент выйдут два миллиона людей, то результат будет достигнут. Если мы будем способны, как это, кстати, было заявлено на съезде, выстроить цепь протеста от Львова до Киева и от Киева до Донецка, если это удастся, я вас заверяю – власть дрогнет. В такой ситуации ни одна власть еще не выдерживала. И тогда ей можно будет диктовать условия, сроки и правила досрочных выборов. Кучма добровольно не уйдет. Но добиться от власти путем давления снизу согласия на досрочные выборы – реально. Возможность оппозиции на такие действия показала бы, что общественное мнение уже не в активе, а в пассиве, на ее стороне.

– И вы считаете, что при традиционно низкой политической активности наших людей такое возможно?

– Я вам скажу свое мнение: при окончательном решении Виктора Ющенко занять оппозиционную нишу – это реально.

– Но нежелание Виктора Андреевича окончательно радикализироваться, наверное, можно понять: он все еще не теряет надежды наладить диалог с пропрезидентскими силами. А сохранились ли еще, по вашим наблюдениям, у него иллюзии по поводу того, что в Президенте когда-нибудь проснутся «отцовские» чувства в отношении своего «сына»?

– Я думаю, что такие иллюзии, по крайней мере, в его ближайшем окружении, существуют, иначе не было бы такого поведения. Но пора уже понять, что мы вступаем в решающую фазу противостояния, когда половинчатая позиция не реальна. Я допускаю и считаю необходимым вести определенные разговоры с умеренным крылом пропрезидентского большинства, которое загнано туда силовыми методами и шантажом. Но этот разговор нужно вести с четко выраженной антивластной позиции.

Компромисс с действующей властью возможен. Но ценой такого компромисса будет сохранение правящей элиты на своих должностях. Другого не бывает. Это приведет к изменению фамилий, но не элиты. И это не приведет к экономическому, политическому и гуманитарному прорыву Украины. Потому что, если мы сохраним при власти ту олигархическую систему, которая существовала при Кучме восемь лет, то она рано или поздно доброго просвещенного президента переделает в Кучму-3. Кроме того, я убежден, что президентское окружение не даст Леониду Кучме, даже если бы он захотел этого взамен на персональные гарантии, назначить Ющенко преемником. Наоборот, те люди, которые сегодня находятся рядом с Кучмой, сделают все, чтобы Виктор Андреевич поверил в такую возможность, а потом просто размажут его по стенке.

– Существует, однако, мнение, что в случае, если досрочных выборов добиться не удастся, столь ранняя «засветка» активистов оппозиционного движения приведет к существенным потерям в их рядах. Поскольку выдержать столь долгое противостояние власти, которая обрушит весь арсенал репрессивных методов на организаторов «зон, свободных от Кучмы», сможет далеко не каждый. Не усматриваете ли вы в этом опасность?

– Во-первых, нужно верить в свой народ, как в него верил Вячеслав Чорновил. Без веры в него народ не поднимешь. Во-вторых, нужно иметь достаточно политической воли и смелости, чтобы не побояться этот народ призвать к противостоянию с властью. И, в-третьих, нужно было тогда вообще не начинать, а раз уж начал – доводи до конца. Если мы уже прокукарекали «Кучму геть!», если мы хотим защитить своих сторонников и достичь результатов, то сможем это сделать только путем максимальной активности, публичности, бурной реакции на любое давление на бизнесмена, депутата местного совета, городского головы, представляющих оппозицию. Власть должна знать, что за каждую попытку надавить на оппозиционного активиста ее будут бить по рукам. Если пройти половину дороги, а потом остановиться только потому, что наших бьют, – побьют наверняка. Нужно дойти эту дистанцию до конца. Только максимальная концентрация и максимальное противостояние. Когда люди убедятся, что мы их защищаем, они будут готовы положить голову за нашу общую идею. Люди должны знать, что за них (есть такое хорошее слово на Галичине) «впираються». Только так формируется консолидированная сила, только так она может победить власть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно