ВЫКАПЫВАЯ ТОПОР ВОЙНЫ, РОССИЯ БРОСАЕТ ВЫЗОВ ЗАПАДУ

21 января, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 21 января-28 января

Еще прошлой весной, когда натовская авиация беспощадно бомбила югославские города, в российской Государственной думе депутаты инициировали вопрос о пересмотре концепции национальной безопасности России...

Еще прошлой весной, когда натовская авиация беспощадно бомбила югославские города, в российской Государственной думе депутаты инициировали вопрос о пересмотре концепции национальной безопасности России. И для того, чтобы как следует припугнуть Запад, предложили внести в этот документ положение о том, что ядерное оружие может быть применено Россией не только в ходе вооруженного конфликта, но и в случае острого международного кризиса еще до того, как начнутся военные действия. Запад не испугался и довел начатую операцию до ее логического завершения. Об обещании российских парламентариев, как и о желании Белграда присоединиться к союзу России и Белоруссии, быстро забыли.

Однако черновая работа над новой концепцией потихоньку продолжалась в недрах гигантского управленческого аппарата Российской Федерации. А Москва периодически пыталась напомнить Западу о существовании у нее «ядерной дубинки». Достаточно вспомнить, что в июле прошлого года два российских ядерных бомбардировщика пролетели вo время учений вдoль нoрвежскoгo пoбережья, а в нoябре, вo время визита в Китай, Борис Ельцин угрожающе заметил, чтo не следует забывать o наличии у Рoссии ядернoгo арсенала.

И вот, встретив новое тысячелетие, Россия явила миру и свой новый взгляд на обеспечение своей национальной безопасности. Явление это вызвало буквально шквал эмоций у западных политиков. И не случайно — ведь опубликованная концепция, утвержденная исполняющим обязанности президента Владимиром Путиным, на основе которой будет разрабатываться новая военная доктрина России, принципиально отличается от предыдущего подобного документа трехлетней давности. И самое главное отличие заключается в том, что впервые в качестве возможной угрозы для российской безопасности здесь упоминается Запад. В минувший понедельник большинство западных газет вышли с сообщением об этом на первой странице, а их мотив был однозначным: по мнению журналистов, Россия и Запад отныне опять превращаются во врагов.

Первое знакомство с документом позволяет сказать, что основания для такой, без преувеличения, паники действительно имеются. Россия кардинально изменила свою оценку тенденций современного развития международных событий. В концепции отмечено, что нынешнее положение в мире характеризуется формированием двух взаимоисключающих тенденций. Наряду со становлением многополярного мира, которое активно поддерживает Россия, наблюдаются попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего военно- силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права.

Документ констатирует активизацию усилий ряда государств, направленных на ослабление позиций России в политической, экономической, военной и других областях. Авторы концепции убеждены, что попытки игнорировать интересы России при решении крупных проблем международных отношений, включая конфликтные ситуации, способны подорвать международную безопасность и стабильность, затормозить происходящие позитивные изменения в международных отношениях.

Такая оценка международной обстановки ставит на первое место среди угроз, существующих для России в международной сфере, следующие три. Во-первых, стремление отдельных государств и межгосударственных объединений принизить роль существующих механизмов обеспечения междуна- родной безопасности, прежде всего ООН и ОБСЕ. Во-вторых, опасность ослабления политического, экономического и военного влияния России в мире. А в-третьих — укрепление военно-политических блоков и союзов, прежде всего расширение НАТО на восток. Любопытно, что притязания на территорию Российской Федерации замыкают перечень угроз в этой сфере.

Отдельно отмечено, что чрезвычайно опасными для российской национальной безопасности являются попытки других государств противодействовать укреплению России как одного из центров влияния в многополярном мире, помешать реализации национальных интересов и ослабить ее позиции в Европе, на Ближнем Востоке, в Закавказье, Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Главной же угрозой для России в военной сфере, как сказано в документе, является возведенный в ранг стратегической доктрины переход НАТО к практике силовых действий вне зоны ответственности блока и без санкции Совета Безопасности ООН.

Согласно концепции, важнейшей задачей Российской Федерации является осуществление сдерживания в интересах предотвращения агрессии любого масштаба, в том числе с применением ядерного оружия, против нее и ее союзников. На основании этого делается вывод о том, что Россия должна обладать ядерными силами, способными гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому государству-агрессору или коалиции государств в любых условиях обстановки.

В связи с этим значительно расширены сценарии возможного использования ядерного оружия. Именно это положение вызвало бурю негодования на Западе. Дело в том, что прежняя концепция предполагала возможность применения ядерного оружия Россией первой только в случае нападения на нее другой ядерной державы. В нынешнем же документе сказано, что она оставляет за собой право на применение всех имеющихся в ее распоряжении сил и средств, включая ядерное оружие, в случае необходимости отражения вооруженной агрессии, если все другие меры по разрешению конфликта не принесли результата.

Такая формулировка повергла Запад в шок. Ведь получалось, что россияне уже не рассматривают ядерное оружие в качестве сдерживающей силы, они считают, что ядерное оружие может быть выгодно использовано в определенных вооруженных конфликтах.

Шум вокруг новой российской концепции позволил пройти незаметно событию, которое в другом случае обязательно приковало бы к себе определенное внимание. 4 января президент США Билл Клинтон направил в Конгресс доклад о стратегии национальной безопасности, ежегодного представления которого требует Закон Голдуотера-Николса от 1986 года. В сопроводительном письме Белого дома к документу, озаглавленному «Стратегия национальной безопасности для нового столетия», говорится, что тремя основными целями стратегии национальной безопасности являются укрепление безопасности Америки, повышение уровня ее экономического благосостояния и содействие демократии за ее пределами. Центральным элементом стратегии достижения этих целей является «участие и лидерство США в мировых делах».

Американский документ, как и все предшествующие ему, раскрывает приоритеты политики Вашингтона во всех регионах мира. В отличие от российской концепции, он не определяет способов, сил и средств обеспечения национальной безопасности государства — это в большей степени задача военной стратегии США. Тем не менее, анализ целей американской внешней политики в большинстве регионов мира действительно позволяет говорить о наличии взаимоисключающих интересов Вашингтона и Москвы в области международных отношений.

Самый яркий пример этого — политика США в отношении Каспийского региона. В докладе Билла Клинтона сказано, что американцы обращают особое внимание на инвестиции в освоение энергоресурсов Каспия и их экспорт из Кавказского региона на мировые рынки. Это позволит, по мнению американских политиков, расширить и разнообразить мировые источники энергии и укрепить уровень экономического благосостояния стран региона. Стабильность и процветание в государствах Кавказа и Центральной Азии будет способствовать быстрому освоению и поставке на международные рынки больших объемов каспийских нефти и газа при серьезном коммерческом участии США в этом процессе.

В докладе президента США без обиняков сказано, что разработка и освоение Каспийского региона повысит уровень энергетической безопасности Соединенных Штатов, а также Турции и других американских союзников. К тому же это создаст коммерческие возможности для компаний США, работающих в нефтегазовой сфере. Невооруженным взглядом видно, что это положение запросто можно классифицировать как попытку помешать реализации национальных интересов России и ослабить ее позиции в Закавказье.

Аналогично выглядит задекларированная политика США на Балканах и в Юго-Восточной Европе. Американская стратегия предусматривает намерения Вашингтона добиваться интеграции Албании, Боснии, Болгарии, Хорватии, Македонии, Румынии и Словении в основное русло общеевропейского процесса. Более конкретно в президентском плане действий в Юго-Восточной Европе названы меры для содействия демократическим, экономическим и военным реформам в этих странах, поощрения регионального сотрудничества и более тесных контактов их с НАТО.

Не обрадовали Москву и намерения США в отношении Балтийских стран. Концепция предусматривает реализацию усилий Соединенных Штатов по скорейшей интеграции Латвии, Литвы и Эстонии в трансатлантическое сообщество.

Ну и уж совсем неприятным для России выглядит раздел доклада, посвященный чеченской теме. В нем сказано, что конфликт в Чечне является серьезной проблемой в посткоммунистическом развитии России и ее отношениях с международным сообществом. А средства, которые российские военные используют в этой войне, «подрывают законную цель обеспечения территориальной целостности РФ и защиты граждан от терроризма и беззакония».

Успокоить Москву может лишь то, что, говоря о поддержке Вашингтоном усилий стран СНГ по интеграции в «новую Европу и международное сообщество» и развития их сотрудничества с НАТО, на первое место в списке этих государств американцы ставят все же Россию.

Зная о резко негативном отношении Москвы к намерениям США пересмотреть Договор 1972 года по ПРО, Билл Клинтон в своем докладе между тем отметил необходимость его адаптации к современным условиям. Американцы предлагают внести в договор изменения, предусматривающие возможность развертывания ограниченной национальной системы противоракетной обороны, призванной противостоять новым угрозам со стороны враждебных государств.

Кстати, в документе отмечено, что соглашение о преемственности договора по ПРО, подписанное представителями США, России, Беларуси, Казахстана и Украины в сентябре 1997 года (имеющее чрезвычайно важное значение для нашей страны), будет передано в Сенат для рассмотрения и утверждения лишь после ратификации Россией договора СНВ-2. Американцы вполне серьезно надеются на то, что российская Дума сделает это. Мало того, они предполагают, что возможность подписания очередного договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-3) все еще является реальной. Российский же документ о продолжении диалога с Вашингтоном по дальнейшему ограничению ядерных наступательных сил не упоминает вообще.

Разумеется, сравнивая российскую и американскую стратегии обеспечения национальной безопасности этих двух стран, можно найти и больше взаимоисключающих положений. С другой стороны, оба документа имеют много похожего. К примеру, обе страны собираются бороться с терроризмом и международной преступностью, а также не допустить распространения оружия массового уничтожения.

Тем не менее, несомненно то, что Россия, долго терпевшая односторонние действия американского руководства по формированию однополюсной модели мира, решила наконец «выкопать топор войны». Она зафиксировала в важнейшем государственном документе намерение не допустить единоличного господства США в мире, объявив попытки Вашингтона закрепиться в этом качестве главной угрозой своей национальной безопасности. А что касается снижения порога применения ядерного оружия, то эта угроза выглядит как последний довод Кремля, использованный для того, чтобы Запад поверил в серьезность его намерений.

Однако впадать в отчаяние и говорить о начале новой «холодной войны» было бы преждевременно. Думаю, что можно согласиться с американскими аналитиками, утверждающими, что нoвая российская кoнцепция лишь фиксирует изменения, произошедшие за пoследние гoды в мироoщущении прoстых рoссиян и рoссийской элиты, кoтoрым теперь oрганичнее гoворить не o «партнерстве» с Западoм (язык старoй кoнцепции), а, бoлее нейтральнo, o «сoтрудничестве» c ним (формулирoвка нoвoй кoнцепции). К тому же ясно, что какие бы концепции рoссийские руковoдители ни принимали, у них на самом деле нет ни малейшегo желания применять ядернoе oружие, крoме как в целях самoзащиты и в самoм крайнем случае.

Ну а что касается Украины, то нам следует, наверное, опасаться вовсе не мифической возможности нанесения Москвой упреждающих ядерных ударов. Более тревожным выглядит, к примеру, то, что угрозой для своей национальной безопасности Россия называет ослабление интеграционных процессов в СНГ и собирается защищать права и интересы российских граждан за рубежом с применением мер политического, экономического и иного характера.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно