Выборы в Турции: вверх по ступеням, ведущим вниз

17 июня, 2011, 14:48 Распечатать

12 июня в Турции состоялись очередные парламентские выборы.

12 июня в Турции состоялись очередные парламентские выборы. На 550 мест в Великом Национальном Собрании Турецкой Республики претендовало 15 политических партий, три из которых преодолели десятипроцентный проходной барьер. Историческую победу одержала правящая Партия справедливости и прогресса (ПСП) во главе с действующим премьер-министром страны Реджепом Эрдоганом. Выборы прошли на удивление организованно. Турция доказала всему миру и прежде всего самой себе, что в мусульманской стране вполне возможны и демократия, и порядок.

Формально результаты голосования, в котором приняли участие более 50 млн. избирателей (явка 86%), выглядят следующим образом: ПСП — 49,95% (326 мест в парламенте), левоцентристская Республиканская народная партия (РНП) — 25,94% (135 мест), Партия националистического движения (ПНД) — 12,98% (53 места), независимые кандидаты, поддерживаемые курдскими партиями — 6,58% (36 мест).

В чем же историческое значение этих выборов?

Во-первых, впервые в истории страны одна и та же партия выиграла выборы в третий раз подряд — результат, о котором европейские политики могут только мечтать. И не просто выиграла, а получила достаточное количество голосов, чтобы единолично сформировать правительство. Такой успех позволил некоторым обозревателям назвать Эрдогана «вторым после Ататюрка» лидером национального масштаба.

Во-вторых, на этих выборах ПСП увеличила свою электоральную базу по сравнению с предыдущими выборами (2002 год — 34,4%, 2007 — 46,4%), однако, в силу специфики турецкой избирательной системы, получила меньшее количество депутатских мандатов (в 2002 году было 367, в 2007-м — 341). Нынешних 326 голосов не хватит даже для того, чтобы инициировать общенациональные референдумы (для этого нужно 330 голосов), не говоря уже о внесении изменений в конституцию (требуются две трети). А значит, партии Эр­догана придется искать союзников в стане оппозиции по ключевым вопросам будущего развития страны. До сих пор представители ПСП делали это крайне неохотно.

В-третьих, более чем на 50% (с 50 до 78) возросло число депутатов-женщин. Это абсолютный рекорд в истории республики. Причем наибольшее количество женщин (45) провела в парламент именно ПСП, которую оппозиционеры обвиняют в ползучем исламизме.

В-четвертых, впервые в истории республики в парламент прошел в качестве независимого кандидата представитель христианского меньшинства из числа сирийцев, проживающих в юго-восточной провинции Мардин. До сих пор подобное невозможно было даже представить, хотя страна и позиционирует себя как мультикультурное общество.

В целом, по единодушной оценке наблюдателей, в том числе от ОБСЕ, выборы прошли в свободной и демократичной обстановке, а победа правящей партии объясняется прежде всего харизмой ее лидера Реджепа Эрдогана и профессиональной агитационной кампанией, проведенной кандидатами в депутаты от ПСП в своих избирательных округах. В адрес главы турецкого правительства уже поступили поздравления от США, Германии, Франции, ЕС, Ирана, Мексики, Италии, Пакистана, Великобритании, Испании, Швеции, Азербайджана, Киргизии, Косово и никем не признанной Турецкой Республики Северного Кипра. Необыкновенно широк круг друзей Турции, выстроенный активной внешней политикой страны, которая уже не боится брать на себя роль регионального лидера, нести ответственность и затраты, связанные с этой ролью. Как справедливо заметил один из местных обозревателей, Эрдоган вернул туркам чувство собственного достоинства и гордости за страну, именно поэтому его поддержали в 65 из 81 провинции страны.

Но так ли все благополучно в турецком «королевстве»? Вот неполный перечень проблем, которые уже на следующий день после победы на выборах следует решать ПСП. Прежде всего, лидеры партии должны предложить обществу и основным политическим силам понятный и приемлемый для большинства механизм формирования новой Конституции. Дейст­вующий Основной закон был принят через два года после военного переворота 12 сентября 1980 года и уже не соответствует потребностям страны. 12 сентября 2010 года правящая партия инициировала и выиграла процесс внесения конституционных изменений, которые, в частности, впервые в истории республики поставили под гражданский контроль армию. Однако уже тогда стало ясно, что поправками дело не закончится. Практически во всех слоях турецкого общества сложился консенсус относительно того, что стране нужна новая Конституция, однако принимать ее теперь придется на коалиционной основе.

Далее, ПСП должна найти ответ на обвинения в притеснении свободы слова и цензуре Интернета, которые раздаются как внутри страны, так и со стороны европейских партнеров. Эрдоган крайне болезненно реагирует на подобную критику, зачастую прибегая к прямой конфронтации (как во время ставшего знаменитым выступления в Европарламенте или в комментариях по поводу публикации редакционной статьи в журнале «Экономист», призывающей голосовать за оппозицию), однако дискуссии по этому поводу все равно не избежать. Наконец, по мнению серьезных экспертов, собираются тучи на экономическом горизонте страны. Дефицит платежного баланса достиг угрожающих размеров, весьма ощутимо растет инфляция и не уменьшается безработица, но до сих пор правительство крайне неохотно ограничивало рост внутреннего потребления. Теперь становится ясно, что экономика Турции перегрета, поэтому следует ожидать, что уже к осени будут приняты не самые популярные меры по устранению существующих дисбалансов, включая повышение налогов. В предвыборной гонке не удалось найти эффективный ответ и на курдскую проблему. Немалое число парламентариев именно от населенных курдами юго-восточных провинций следует рассматривать как политическое послание ПСП о том, что курды вовсе не отказались от своих требований и с ними нужно вести серьезный, системный, а не эпизодический диалог.

Внушительно выглядит и перечень внешнеполитических проблем, которые — вполне сознательно — оставляли в тени предвыборных дискуссий. Прежде всего на повестке дня стоит кризис в Сирии. В рамках провозглашенной внешней политики «нулевых проблем» Турция сделала огромные шаги навстречу своим ближневосточным соседям. Граница с Сирией длиной в 900 км сегодня практически открыта для движения товаров, людей и услуг, но еще несколько месяцев тому назад никто не ожидал потока беженцев. Сегодня уже почти семь тысяч сирийцев спасаются от армии президента Башара аль-Ассада в Турции, а Реджеп Эрдоган откровенно критикует политику правящей верхушки этой страны и совершенно неадекватное применение силы по отношению к протестующим. Все еще не найдено решение ливийской проблемы, и кроме всего прочего, со дня на день следует ожидать отправки новой флотилии с гуманитарным грузом в сектор Газа. Такой шаг, предпринятый об­щест­венными организациями, но не без молчаливого благос­ловения турецких влас­тей, способен окончательно разор­вать и без того натянутые отношения с Из­раилем, что усложнит крайне напряженную ситуацию на всем Ближнем Востоке.

Одной из самых запутанных является история о переговорах Турции и ЕС о членстве в Европейском Союзе. С одной стороны, мандат на ведение таких переговоров никто не отменял, а с другой — Германия, Франция, Австрия и некоторые другие страны ЕС открыто выступают против членст­ва Турции, отдавая предпочтение «привилегированному партнерству». Не нужно быть Нострадамусом, чтобы предвидеть: ПСП во главе с Эрдоганом никогда на это не согласится. Нельзя, конечно, исключать, что в новых условиях Анкара примет-таки политическое решение открыть свои морские и аэропорты для кораблей и самолетов Республики Кипр, а это автоматически откроет дорогу к новому этапу переговоров. Но приведет ли это к смене позиции ряда ключевых стран ЕС — большой вопрос.

Новый парламент Турции соберется 24 июня. Ожидается, что уже 26-го июня Эрдоган получит мандат на формирование нового правительства, которое станет реальностью в первую неделю июля. Но премьер-министр Турции не был бы самим собой, если бы и здесь не отметился с предложением провести реформу. В структуре правительства исчезнут восемь министерств, будут созданы новые шесть, два министерства сольются в одно, а еще два подвергнутся реорганизации. В частности, будет создано министерство по делам Европейского Союза, министерство экономики, министерства молодежи и спорта, министерство торговли и таможни, министерство развития и министерство по вопросам семьи и социальной политики. В структуре центральных органов уп­равления появятся обычные для нас должности заместителей министров, которые будут чем-то средним между госсекретарями и политическими назначенцами. Вообще-то в Турции не любят экспериментировать с административными реформами, но в данном случае даже критики Эрдогана соглашаются, что на некоторых направлениях структура правительства была неэффективной. Имена тех членов ПСП, которые возглавят эти министерства, все еще не называются, однако рискнем предсказать, что изменений по сравнению с предыдущим составом не избежать.

Что же означают эти выборы для Украины? Есть все основания полагать, что полученные ПСП результаты пойдут на пользу двусторонним связям, учитывая личные дружеские отношения, сложившиеся между Реджепом Эрдоганом и Виктором Януковичем. Достигнутое в январе соглашение о стратегическом партнерстве между Украиной и Турцией уже осенью должно воплотиться в пакет новых договоренностей в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах. На протяжении первых шести месяцев этого года уже стали реальностью контакты на уровне глав правительств и парламентов, консультации по безвизовому режиму, вопросам безопасности, торговли, инвестиций, транспорта, энергетики, значительно активизировались деловые связи, товарооборот за четыре месяца вырос на 42,5% при сохранении позитивного для Украины сальдо — самого большого среди всех торговых парт­неров нашей страны. Турция как никто другой интересуется и Евро-2012, и инвестициями в туристическую инфраструктуру Украины, а «Турецкие авиалинии» готовы чуть ли не утроить количество рейсов во все наши крупные города. Трудно преувеличить роль Турции в создании новых маршрутов транспортировки энергоносителей как с Востока на Запад, так и с Юга на Север. В том, чтобы стать энергетическим хабом на перекрестке Европы и Азии, заинтересованы и власть, и оппозиция. Нет оснований сомневаться в том, что получив в очередной раз мандат доверия от своего народа, правительство Эрдогана не побоится принимать смелые решения. А отношения стратегического партнерст­ва для того и существуют, чтобы результаты этих решений были взаимовыгодны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно