Выборы-невидимки

5 декабря, 2008, 17:19 Распечатать Выпуск №46, 5 декабря-12 декабря

Досрочные выборы в Украине все-таки состоялись. Несмотря на кризис, в разгар которого, по словам многих отечественных политиков, коней на переправе менять опасно...

Досрочные выборы в Украине все-таки состоялись. Несмотря на кризис, в разгар которого, по словам многих отечественных политиков, коней на переправе менять опасно. Вопреки глухому сопротивлению народных депутатов, не желавших выделять на праздник народного волеизъявления бюджетные средства. Невзирая на явное нежелание «выкладываться» лидеров партий — парламентских и непарламентских. При всей апатии избирателей, подуставших ходить на избирательные участки и ничего не получать взамен. 30 ноября украинцы все же пришли и проголосовали. В 138 населенных пунктах, в том числе таких крупных как Ривное, Мукачево, Феодосия и Первомайск, переизбирали руководителей местной власти.

Бесшумная кампания

Правда, страна столь масштабную избирательную кампанию (пожалуй, самую масштабную со времени последних парламентских выборов) практически не заметила. Да что страна — даже в городах, где, собственно, проводились выборы, о приближении дня голосования многие избиратели и не догадывались. Ссылаясь на отсутствие средств, теризбиркомы даже пригласительные для жителей и обязательные по закону листовки кандидатов печатали в последний момент. В Феодосии, к примеру, плакаты появились в комиссиях за пять дней до 30 ноября. До привычной с советских времен «социальной рекламы» с призывами прийти на выборы руки вообще не дошли.

Неудивительно, что активность украинцы проявили разве что в селах, где без всякой агитации все обо всем знают. Кое-где зафиксировали просто фантастические по нынешним временам результаты — 94% проголосовавших. Скажем, в Буйваловом на Сумщине или Попивцях на Хмельнитчине. А жителям одного из сел Херсонской области, видимо, так понравилось заполнять бюллетени, что там состоится еще и повторное голосование (кандидаты-лидеры набрали равное количество голосов — ровно по 88). Впрочем, оказалось, что «Схід і Захід разом» не только в том, что активно голосуют селяне, но и в низкой явке горожан. В Мукачево на участки пришли только 27% тех, кто имел право голоса, в Цюрупинске — 26% , в Первомайске — вообще чуть больше 19%.

В общем-то избирателей можно понять. Политика в целом и выборы в частности многих сильно утомили. Особого доверия к политикам украинцы не испытывают. К тому же выбирать на этот раз пришлось «временных» мэров — по странной прихоти отечественных законодателей, срок полномочий местных председателей, избранных на досрочных выборах, укорочен, и закончится одновременно с полномочиями тех их коллег, которые были избраны в 2006-м (Леонид Черновецкий, правда, еще летом настаивал на том, что его во второй раз избрали тоже на четыре года, но в ЦИКе столичного мэра сразу же поправили). Да и зачем горожанам было тратить силы и время, если во многих городах результат был по сути предрешен.

Скажем, в Феодосии мало кто сомневался в победе выдвиженца регионалов, директора местной нефтебазы Александра Бартенева. И дело даже не в его партийности. А в давних связях с предыдущим градоначальником Владимиром Шайдеровым, который бессменно управлял Феодосией десять лет подряд. Даже конкуренты Бартенева признавались, что ему и агитацию проводить не надо. В Мукачево с не менее значительным перевесом победил исполняющий обязанности мэра и давний соратник Виктора Балоги (тоже бывшего мукачевского головы) Золтан Лэндел. Он даже пожурил оппонентов за плохую работу, позволившую ему собрать не половину, а две трети голосов тех, кто все-таки посетил избирательные участки. Оппоненты парировали: они и не собирались «париться» ради призрачной надежды порулить городом аж два года. Вот если бы местная кампания была совмещена с парламентской, то, возможно, и выдвинули бы кандидатов посильнее. Не для того чтобы победить. Достаточно попортить нервы руководителю президентского секретариата... Впрочем, и сторонники Лэндела признаются, что на участках было уж очень малолюдно и даже они практически не видели молодежи.

Партийным не беспокоить?

С активностью самих политиков дела обстоят намного лучше. Кадидатов хватало везде. В Ривном их было целых 22. В упорной борьбе, впрочем, сокрушительную победу одержал, перефразируя советский слоган, нерушимый блок беспартийных. Победителями без партбилета оказался 91 человек! Для сравнения: регионалов в списке всего 16, бютовцев — 11. Причем даже среди партийных половина предпочла не слишком хвастаться своей политической «пропиской». Из 137 победителей 113 — самовыдвиженцы. Видимо, подозревали кандидаты, что украинцы в последнее время не испытывают особых симпатий к партиям и блокам. В том числе и к тем, представители которых заседают в парламенте. Может, перестраховывались — общий итог показывает, что при всей нелюбви к политикам многие избиратели все-таки продолжают руководствоваться принципом «сукин сын, но наш сукин сын». Регионалы, не скрывавшие своей партийности, как правило, побеждали на Востоке и на Юге, бютовцы — на Западе и в Центре, «народники» — в Центре и на Юге. Единственный представитель «Единого центра», правда, избран головой в одном из сел Херсонской области. Но вряд ли это может свидетельствовать о какой-то тенденции.

Кстати, в Ривном за кресло мэра сражались представители сразу трех парламентских сил — Блока Литвина, ПР и входящей в «НУ—НС» Украинской народной партии. Но только уэнпист Василий Червоний решился выдвинуться на конференции однопартийцев. Хотя замаскировавшимся под самовыдвиженцев конспирация не помогла — победил все равно беспартийный Владимир Хомко. Директор облводоканала, между прочим. Видимо, даже работники ЖКХ не вызывают у избирателей такой идиосинкразии, как партработники.

С другой стороны, определение «беспартийный» тоже не всегда стоит понимать буквально. Скажем, тот же Лэндел не только не скрывал своих связей с Балогой, но и на следующий день после выборов пообещал вступить в «Единый центр». Правда, мотивировал свое намерение несколько двусмысленно — мол, не за горами парламентские выборы, а попасть в Раду, не будучи членом какой-то партии, невозможно. Конечно, руководителям «ЕЦ» было приятно услышать такую высокую оценку шансов партии преодолеть трехпроцентный барьер, но вообще-то Золтана Золтановича выбирали на должность мэра, а она с мандатом народного депутата не совместима.

Впрочем, как показывает практика, умение связно излагать свои мысли для победы на выборах совсем не обязательно. Здесь работают другие технологии. Большинство кандидатов действовали с помощью нанятых агитаторов и через «лидеров мнений», практически не используя публичные выступления. Это раньше избиратели ценили радость общения с претендентами, а сейчас граждан лучше лишний раз не раздражать. Разумеется, в условиях кризиса ограничены возможности действовать на работников, скажем, через собственников или менеджеров предприятий. Но для местных выборов достаточно мобилизовать небольшое количество сторонников — при низкой явке для победы хватает преимущества в несколько сотен голосов.

В Крыму даже жаловались, что при таком подходе выборы перестают быть выборами, а превращаются в пустую формальность, когда результат можно расписать заранее — как «пулю» между тремя-четырьмя «хозяевами города». И даже намекали, что этот опыт может быть использован на выборах областных советов, крымского парламента и даже Верховной Рады. Впрочем, в отличие от выборов мэра, по определению мажоритарных, при избрании представительских органов действует пропорциональная система с закрытыми списками. Так что прямо распространять опыт 30 ноября на них все же не стоит.

Игра в прятки

Запрограммированность результата, возможно, объяснит и отсутствие большого количества нарушений. Кандидаты, особенно проигравшие, разумеется, жаловались на ограниченный доступ к СМИ и использование админресурса, но не очень активно. Но и сказать, что организованности прибавилось, тоже нельзя. Избиратели, причем даже высокопоставленные, по-прежнему не находили себя в списках, без права голоса оставались целые кварталы, при этом регулярно всплывали «мертвые души», неспособные голосовать по определению. В Ривном кандидата-социалиста сняли с регистрации за день до выборов, а на участках об этом узнали уже 30 ноября. Бюллетени начали править на ходу, и несколько тысяч просто испортили — штамп «выбыл» проставили не в том месте. Тем не менее оспаривать результаты в суде пока никто не спешит. Даже известный своими эскападами Василий Червоний поспешил заявить, что «выше судебных разбирательств». Коммунист Анатолий Ситков, проигравший выборы в Феодосии, был еще откровеннее. Мол, что бы изменилось от отмены результатов? Так что «пусть уж хоть кто-то работает и что-то делает для города».

Впрочем, вполне возможно, что и отменять будет нечего. После выборов прошла неделя, но никаких официальных результатов пока нет. Все, о чем говорилось в начале статьи, цифры сугубо предварительные. А из Ривного в Центризбирком — по состоянию на утро пятницы — не поступили даже предварительные данные. Помнится, на парламентских выборах задержка с передачей данных на несколько часов вызывала возмущение партийных лидеров. Со специальным заявлени­ем выступал даже президент. А здесь почему-то молчок. Хотя почему «почему-то»? В том, что проис­ходит, прямая вина столичных политиков. Верховная Рада с грехом пополам выборы назначила, но профи­нансировать их так и не решилась — может, из-за опасения, что местные выборы легким движением руки превратят в парламентские?

В итоге праздник волеизъявления пришлось проводить... в долг. Деньги большинство теризбиркомов получило с огромной задержкой, в лучшем случае — половину от необходимого. Скажем, на выборы феодосийского мэра требовалось 900 тысяч гривен, а получили меньше 300 тысяч. И только 27 ноября. Этого хватило на печатание бюллетеней, протоколов и приглашений, но не на оплату труда членов избиркомов. В ЦИКе разводят руками — и так скребли по всем сусекам, от себя отрывали. На местах, в свою очередь, замечают, что это для «центра» — не оправдание. Члены комиссий подозревают: если избирательный процесс будет завершен по графику, остаток денег они могут просто не увидеть. Вот и происходит игра в прятки: данные в центр не передают, надеясь хотя бы таким бесхитростным шантажом выбить причитающееся. Правда, ЦИК деньги не печатает, а у законодателей с исполнительной властью совсем другие заботы, они с удовольствием сделали бы вид, что никаких выборов 30 ноября вообще не было.

Впрочем, как показывает практика, публично игнорировать и внимательно наблюдать украинские политики могут одновременно. Слишком уж интересный создается прецедент. Не исключено, кстати, что именно так, незаметно для большинства украинцев, отрабатывается технология срыва «больших» выборов — парламентских или даже президентских. Оспа­ривать их проведение в судах, конечно, тоже можно. Но, во-первых, рисковано — на каждый аргумент для судей можно найти контр­аргумент повесомее. Во-вторых, хлопотно — требует мобилизации и личного присутствия на месте событий едва ли не всей парламентской фракции. А в-третьих (и это оценочное суждение), дорого. Зато здесь, простите за цинизм, даже экономия выходит, членов комиссии стимулируют не доплатами, а невыплатами. И что особенно важно — одно дело блокировать выборы в процессе подготовки, когда не известен результат. Совсем другое, когда потенциальный победитель определен, и решение можно принимать в зависимости от того, хотите или нет его победы. Избиратели, конечно, могут возмутиться. Но кто в наше время на это обращает внимание? Один вице-спикер, бывший полевой командир Майдана, уже предупредил: так, мол, и так, эпоха оранжевой революции закончилась, теперь нужно смотреть в будущее!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно