ВЫБОРЫ-2002: СОЛО ДЛЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО РЕСУРСА? - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ВЫБОРЫ-2002: СОЛО ДЛЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО РЕСУРСА?

21 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Как ни парадоксально это звучит, но самыми демократичными парламентскими выборами в Украине были выборы 1990 г...

Как ни парадоксально это звучит, но самыми демократичными парламентскими выборами в Украине были выборы 1990 г. и 1994 г., когда страна делала лишь первые шаги по пути демократических преобразований. Сегодня же проблема проведения честных и прозрачных выборов — одна из острейших в государстве. Об этом заявили почти все политики.

Президент Украины даже подписал указ об обеспечении открытых и прозрачных выборов. Но уже через несколько недель Л.Кучма заявил, что разговоры об использовании административного ресурса расценивает как «предвыборные спекуляции», что об использовании административного ресурса «кричат те, у кого мало шансов пройти 4-процентный барьер». Так где же логика? Чего ради Президенту Украины издавать специальный указ, если он считает использование административного ресурса лишь разговорами? И почему об этом говорят и коммунисты, имеющие гарантированные шансы пройти в будущий парламент? Кроме того, любую идею можно исказить до полной ее противоположности. В Днепропетровской области государственные чиновники уже инициировали, ссылаясь на упомянутый указ Президента Украины, создание общественной (?) организации, которая будет способствовать проведению честных и прозрачных выборов.

Эксперты Центра Разумкова считают, что масштабное применение административного ресурса на выборах 2002 г. вполне возможно. Дружными рядами выстроилась партия власти — блок «За единую Украину!», лидеры которого имеют невысокий публичный рейтинг, зато мощные связи и влияние в высоких властных кабинетах. Подобный разрыв между влиянием и рейтингом наводит на невеселые мысли о том, каким образом будут достигаться «прогнозируемые» результаты блока на выборах.

Сегодня ясно: один шаг в применении административного ресурса — это два шага назад на пути утверждения украинской демократии. Потому именно этой проблеме уделено значительное внимание при подготовке аналитического доклада Центра Разумкова, именно ей посвящалось большинство выступлений участников «круглого стола» «Политические партии и блоки накануне парламентских выборов 2002 г.», организованного Центром совместно с Фондом Конрада Аденауэра.

Административный ресурс по-украински: что это?

Словосочетание «административный ресурс» стало привычным в украинском политическом лексиконе. Но четкого определения этого понятия не существует: одни понимают его как прямую фальсификацию в день выборов, другие — как поддержку властью лояльных к ней кандидатов в народные депутаты.

Очевидно, что административный ресурс используется не только во время проведения выборов и не только при определении их результатов. Его влияние распространяется на весь политический процесс. Достаточно вспомнить влияние властей на создание партий — для защиты своих интересов (например, НДП) или для раскола влиятельных политических сил (того же Руха). Не без влияния властей меняется и политическая конфигурация парламента, когда одни фракции (почему-то преимущественно оппозиционные) ликвидируются, а другие (почему-то преимущественно лояльные к власти) создаются. В период блокирования политических сил накануне выборов власть определяет своего основного фаворита — «партию власти», на сегодня это блок «За единую Украину!».

В то же время проявления административного ресурса во время избирательной кампании наиболее очевидны, ведь власть нуждается в очередном подтверждении ее легитимности как в глазах украинских граждан, так и перед международным сообществом. На предыдущих выборах административный ресурс действительно использовался преимущественно во время проведения голосования и определения их результатов. Сегодня акценты будут смещены — за счет административных рычагов во время проведения голосования можно рассчитывать на поддержку не больше 3—4% избирателей, которые примут участие в голосовании (то есть примерно 800—900 тыс. граждан). Этого мало для серьезного влияния на результаты выборов.

Очень тревожным симптомом является то, что в обществе растет неверие в прозрачность и честность выборов. По результатам опросов Центра Разумкова, лишь 4,6% респондентов верят, что выборы 2002 г. пройдут «честно, без подтасовок». В течение 1994—2001 гг. этот показатель уменьшился вчетверо. Между тем отмечается непрерывный рост отрицательного показателя — процента уверенных в том, что «все будет подтасовано». В 1994 г. таких респондентов было лишь 12%, в 1998 г. — уже 17% (замеры в те годы проводил фонд «Демократические инициативы»), а в 2001 г. — 23,3%. Таким образом, в 1994 г. в честность парламентских выборов (предполагая определенные нарушения) верила почти половина населения — 46%, а в 2001 г. таковых осталось менее трети — всего 29,4%.

Масштабное применение административного ресурса ожидается именно во время проведения избирательной кампании, особенно предвыборной агитации. Уже сегодня прозвучали первые тревожные звоночки — отдельные губернаторы внесли в Центральную избирательную комиссию свои предложения о переформировании избирательных округов. Какими будут новые округа? И не придется ли, например, А.Морозу выбирать, где баллотироваться: в Миронивском или Таращанском районе, которые могут оказаться «разбросанными» по разным округам?

Административный ресурс можно определить как влияние должностных лиц с использованием их властных полномочий на развитие политического процесса в Украине, в частности на ход, результаты и прочие составные избирательного процесса, с целью сохранения власти.

Естественно, использовать административный ресурс могут лишь те, кто осуществляет функции государственной власти, местного самоуправления или наделен административно-распорядительными полномочиями — государственные служащие, руководители и сотрудники органов местного самоуправления, руководители предприятий и учреждений, как правило, государственных. Главная цель использования админресурса в избирательном процессе — это влияние на политический выбор граждан Украины.

Административный ресурс — аморальное, асоциальное, противоправное явление, нарушающее не только Конституцию Украины, а в отдельных случаях — и нормы Уголовного кодекса Украины, но и провоцирующее «коррозию» нравственных основ общества.

Использование админресурса приводит к тому, что (при формальном соблюдении демократических норм) волеизъявление избирателей и результаты выборов оказываются под значительным влиянием государственных чиновников, руководителей предприятий и учреждений. Усиление этого влияния последних будет означать, что украинское общество уверенно идет по пути установления «административной демократии».

Именно в руках Президента сосредоточены практически все эффективные рычаги управления, а в глазах государственно-политической элиты глава государства выступает фактически единственным олицетворением власти. Поэтому главным потенциальным распорядителем административного ресурса, в стратегическом плане, является глава государства и его администрация.

Кабинет министров в определении стратегии применения административного ресурса имеет меньше возможностей. Впрочем, на этапе его непосредственного применения возможности правительства соизмеримы с возможностями президентской администрации.

Что же имеется в арсенале власти для применения административного ресурса? Во-первых, министерства, государственные комитеты. Например, Министерство обороны Украины может потенциально влиять почти на 300 тыс. военнослужащих и членов их семей. Соответствующие возможности влияния есть и у руководства Министерства топлива и энергетики. Яркий пример со времен предыдущих парламентских выборов — отключение электроэнергии в избирательном округе, где баллотировался В.Гетьман, «странным образом» совпавшее с его выступлением по телевидению.

На выборах 2002 г. еще одно наглядное подтверждение может найти принцип «деньги — это власть». На заседании «круглого стола» народный депутат Украины И.Богословская заявила о возможности использования государственных средств для финансирования избирательной кампании «партии власти»: в 2002 г. на «ручное управление» Минфину передано 6 млрд. грн. поступлений от приватизации, не включенных в госбюджет.

Во-вторых, под знамена административного ресурса могут построить глав областных и районных государственных администраций, руководителей органов местного самоуправления. Лишь в местных госадминистрациях работает около 64 тыс. государственных служащих, которые не только являются потенциальным объектом влияния, но и сами могут его оказывать.

Непосредственно «обрабатывать» избирателей могут командиры воинских частей, главные врачи, директора школ, руководители высших учебных заведений и т.п. При этом наиболее благоприятные условия для влияния существуют именно в «закрытой аудитории»: среди военнослужащих срочной службы; студентов; лиц, приговоренных к лишению свободы; больных и пр.

Административный ресурс по-украински: спекуляции или явление?

Насколько проявится инстинкт самосохранения власти, насколько общество осознало всю опасность использования административного ресурса, насколько судебная власть готова к защите конституционных прав граждан — вот основные факторы, которые будут влиять на уровень применения админресурса на парламентских выборах 2002 г.

Инстинкт самосохранения власти. В любой стране власть (должностные лица, ее представляющие) стремится сохранить и продолжить срок своих полномочий. Так что использование административного ресурса не является чисто украинским феноменом. В той или иной степени это проявляется практически во всех государствах, даже самых демократических.

Почему же вопрос использования административного ресурса является знаковым для проведения парламентских выборов? Да потому, что в Украине его применение на порядок более масштабно и существенно влияет на волеизъявление граждан. Подобную ситуацию провоцирует несформированность гражданского общества; преобладающая зависимость СМИ от власти и лояльных к ней финансово-промышленных групп. Уровень политической и правовой культуры и граждан, и должностных лиц далеко не всегда достаточен для обеспечения ответственного гражданского поведения.

Самое страшное то, что для многих государственных служащих, политиков использование административного ресурса стало обычным и нормальным явлением, не влекущим не только правовой или административной ответственности, но и общественного порицания. Сохранение власти, типа властных отношений, сложившихся в Украине, стало самоцелью подавляющего большинства государственно-политической элиты. Для достижения этой цели могут быть использованы все доступные власти методы и средства влияния, в том числе и принуждение.

Избирательное законодательство и административный ресурс. В Украине уже стало правилом, что каждые последующие выборы проходят по новому закону: выборы 1990 г. — по закону 1989 г., выборы 1994 г. — по закону 1993 г., выборы 1998 г. — по закону 1997 г. Не исключение и парламентские выборы 2002 г. В октябре 2001 г. стало ясно, что по старому закону выборы проводить уже невозможно, а нового еще не было. Этот цейтнот подтолкнул парламентские фракции и группы и Президента Украины к политико-правовому компромиссу.

Новый избирательный закон действительно установил более прозрачную и совершенную модель избирательного процесса. Однако даже самый совершенный закон не может полностью исключить использование административного ресурса. Это реально лишь при установлении нормальных, прозрачных и честных правил политической «игры» и их неуклонного соблюдения должностными лицами, политиками, журналистами и политическими технологами.

Роль судебной власти. Изменения в законодательстве значительно повысили влияние судебной власти на проведение выборов. Однако судебная власть в Украине в значительной степени зависит от исполнительной власти (например, финансирование судов осуществляется через Министерство юстиции) и органов местного самоуправления (предоставление жилья судье часто зависит именно от решения руководителей этих органов).

Кроме того, средняя заработная плата судьи не превышает 0. В подобных условиях можно подобрать «ключи» практически к любому, даже самому принципиальному судье. Поэтому не исключено выборочное применение законодательства, когда решение по кандидатам в народные депутаты (политической партии) будет зависеть от их (ее) лояльности к исполнительной власти. Впрочем, аналогичные возможности появятся и у оппозиционеров с большими денежными мешками.

Не следует забывать и негативный опыт предыдущих парламентских выборов: только районные (городские) суды Украины в 1998 г. рассмотрели более 2500 дел по решениям и действиям избирательных комиссий. Центральная избирательная комиссия получила около 2000 жалоб о нарушениях во время выборов, но нарушители так и не были привлечены к правовой ответственности за свои действия.

Консолидация административного ресурса. В отличие от президентских выборов, где административный ресурс, как правило, закрепляется за действующим Президентом — кандидатом на должность главы государства, в парламентской избирательной кампании появляется проблема консолидации (или распределения) этого ресурса и управления им.

В 2002 г. на свою долю административного ресурса рассчитывал широкий спектр политических сил: от партий, декларирующих оппозиционность, до партий, открыто защищающих интересы государственно-политической или бизнесовой элит.

Ситуация кардинально изменились после того, как лидеры блока «За единую Украину!» объявили о вхождении в блок главы администрации Президента Украины В.Литвина и премьер-министра Украины А.Кинаха, — таким образом была окончательно определена «партия власти». Остальным же политическим силам — указано их настоящее место в украинский политический квартире.

Блок «За единую Украину!» и до того не мог пожаловаться на недостаток административного ресурса (министр аграрной политики Украины И.Кириленко возглавляет предвыборный штаб блока, отдельные избирательные штабы располагаются в помещениях областных государственных администраций; среди лидеров блока — вице-премьер-министр В.Семиноженко, экс-премьер-министр Украины, нынешний министр транспорта Украины В.Пустовойтенко, экс-вице-премьер-министр Украины С.Тигипко, народный депутат Украины В.Пинчук — лица, приближенные к действующему Президенту Украины).

Даже если государственные служащие возьмут отпуск на период проведения предвыборной агитации, то едва ли удастся таким образом ограничить использование административного ресурса. Ведь за ними останутся «авторитет должности», обширные связи среди политической элиты, поддержка органов власти и т.п. В подобной ситуации единственный сдерживающий фактор применения административного ресурса (кроме неуклонного соблюдения законодательства) — это личные нравственные принципы лидеров блока В.Литвина и А.Кинаха.

Но даже при таких условиях есть определенные тенденции распыления административного ресурса, особенно на региональном уровне:

(1) главы областных и районных администраций будут больше заниматься мажоритарными округами, чем политическими партиями, что создает политическим партиям, не приближенным к власти, определенные региональные возможности для проведения избирательной кампании;

(2) как свидетельствует опыт 1998 г., едва ли удастся полностью согласовать во всех избирательных округах списки кандидатов-мажоритарщиков, которых будет поддерживать власть, что приведет к определенной конкуренции между ними;

(3) лидеры отдельных политических партий имеют неформальные отношения с руководителями органов исполнительной власти, местного самоуправления, а также влиятельные партийные организации в регионах, что может уменьшить влияние административного ресурса. Например, позиции Партии регионов в Донецкой и Луганской областях едва ли удастся существенно пошатнуть;

(4) главы областных и районных государственных администраций будут стремиться обеспечить свое политическое будущее при любом раскладе сил — как в новоизбранном парламенте, так и после президентских выборов 2004 г. Это заставит их проявить готовность к сотрудничеству не только с политическими партиями, официально рассчитывающими на поддержку власти, но и с иными политическими силами. При этом главы администраций сосредоточатся, скорее, на обеспечении желаемых результатов на выборах в районные и областные советы, чем на выборах в парламент;

(5) проведение земельной реформы существенно нарушило систему зависимости сельского населения от председателей КСП, что тоже может уменьшить влияние административного ресурса в Украине;

(6) парламентские выборы
1998 г. показали, что управление административным ресурсом — довольно сложный процесс и масштабы его использования зависят прежде всего от квалификации должностных лиц, осуществляющих это управление. Так, возглавляемая тогдашним премьером В.Пустовойтенко НДП смогла получить на тех выборах лишь немногим более 5% голосов.

В то же время власть сохраняет достаточно рычагов влияния для широкого применения административного ресурса. На уровень и масштабы его использования значительное влияние будут оказывать позиции граждан.

Общество и административный ресурс. По данным социологического опроса УЦЭПИ, если представители действующей власти будут принуждать граждан голосовать вопреки их выбору, то лишь 3,5% «подчинятся и проголосуют, как им скажут» (диаграмма «Действия граждан Украины в случае давления на них представителей власти»). Но эти результаты позволяют оценить влияние админресурса на последнем этапе — проведении голосования. А наибольшим по масштабам применения и влияния будет использование административного ресурса непосредственно во время проведения избирательной кампании.

Не может не радовать, что подавляющее большинство граждан (72,4% опрошенных) готовы различными способами отстаивать свое конституционное право. Между тем, 22,7% граждан Украины не будут принимать участие в выборах в случае давления на них. Такая позиция почти четверти населения свидетельствует об огромной социальной «усталости» украинских граждан, окончательно разочаровавшихся в возможности положительных изменений в стране.

Часть журналистского корпуса (особенно в столице) также считает неприемлемым применение административных рычагов и грязных технологий во время избирательной кампании. Ведущими журналистами создана Комиссия по журналистской этике, общественная организация «Хартия-4».

Однако силы, выступающие за проведение честных и прозрачных выборов, еще довольно слабы и распылены, едва ли им удастся кардинально изменить ситуацию за довольно ограниченное время, оставшееся до выборов. Развитие политической ситуации в Украине свидетельствует, что уровень применения административного ресурса на будущих парламентских выборах 2002 г. будет достаточно высоким.

Административный ресурс по-украински: как его могут использовать

Эксперты УЦЭПИ проанализировали опыт прежних избирательных кампаний в Украине, опыт проведения выборов в других странах, в частности в России, новый закон Украины «О выборах народных депутатов Украины». На основании этого анализа и определенных обобщений были определены возможные проявления применения административного ресурса во время проведения парламентских выборов 2002 г., изложенные ниже по этапам избирательной кампании (см. таблицу «Возможные проявления административного ресурса и предложения по нейтрализации его влияния»).

В случае массового применения административного ресурса на парламентских выборах 2002 г. непосредственные формы осуществления демократии в глазах украинских граждан будут еще больше дискредитированы. Усилится социальная апатия, возрастет отчуждение граждан от власти, в общественно-политической и экономической жизни будут нарастать авторитарные тенденции, усиливаться роль силовых структур.

На международной арене, особенно среди демократических стран Европы, будет возрастать недоверие к Украине, утвердится отношение к ней как к недемократической стране третьего мира. В этом случае стратегический курс на европейскую интеграцию, провозглашенный Украиной, окажется еще одним очередным «фальстартом» власти.

Полностью аналитический доклад Центра Разумкова «Політичні партії напередодні виборів: стан і тенденції» помещен в журнале «Національна безпека і оборона», №12, декабрь 2001.

* * *

Председатель совета партии «Демократический союз» Владимир Горбулин и лидер Демократической партии Украины Анна Антоньева подписали меморандум о намерении создать избирательный блок.

Вчера и сегодня на соответствующих съездах приняты решения о скреплении политических уз. Еще не ясно, сколько мест в потенциально проходной части списка получат представители партии-владелицы империи «Артемида». Не составлена еще и первая пятерка, в том числе и потому, что все еще не ясно, какими путями в парламент будет двигаться Анна Антоньева – списочным или мажоритарным. Отметим, что ее шансы сохранить за собой статус народного депутата в списке несколько выше, нежели на округе, на который она рвется с реваншистским упорством. Именно в Кировограде в ходе тяжелых и продолжительных боев она в 1998 году отвоевала депутатский мандат у Игоря Шарова, тогда еще не столь близкого к Президенту и не являвшегося правой рукой Литвина в блоке «За единую Украину». По идее, кто-то из двух претендентов – либо Шаров, либо Антоньева — благоразумно должен уйти в списки, но в украинской политике благоразумие не всегда является определяющей движущей силой…

Теперь о блоке «Демсоюза и ДПУ». Альянс предсказуемый и технологически объяснимый. Слово «демократический» оттягивает на себя от одного до двух процентов из числа тех, кто приходит опустить в избирательную урну свой бюллетень. Чем меньше в партийном перечне будет демократических брэндов, чем выше окажется их концентрация в блоке, тем реальнее шансы у объединения преодолеть 4-процентный барьер. Впрочем, один из отцов-основателей Демсоюза Александр Волков создание блока объясняет несколько иначе:

— В процессе подготовки к выборам мы не скрывали, что ищем партнера, который подходил бы нам в первую очередь по идеологической направленности. Это было определяющим, поскольку искать партнеров с разветвленной организацией у нас не было нужды, ведь у нас самих структура весьма мощная, что было доказано жизнью, президентскими выборами и референдумом. Поиск идеологических спутников остановился на партии Анны Антоньевой. Я не скажу, что переговоры были простыми. Они длились около трех месяцев. Не обо всем получалось договориться с первого раза, но целесообразность взяла верх, поэтому мы вместе.

— Почему вы отказались от «трехмерной» конструкции блока и в ваших рядах не оказалось Селянско-демократической партии Довганя?

— Мы вели с ним консультации. Это правда. Но условия, предложенные Довганем и его партиями, оказались для нас неприемлемыми.

— Эти условия были финансовыми или человекосписочными?

— О финансах у нас переговоров не было, поскольку каждый должен был поддерживать свою партию сам. Но остро обсуждался вопрос распределения мест в списке. Речь шла не только о количестве, но и о пропорции, и здесь мы общего языка не нашли. Однако не только эта причина сделала блокирование невозможным. Представители партии Довганя голосовали против Земельного кодекса в парламенте, мы же голосовали «за». Это очень серьезное идеологическое разногласие, которое также не позволило нам идти вместе.

— Александр Михайлович, какова суть переговоров Владимира Горбулина с Виктором Ющенко, а также вашего общения с тем же лидером «Нашей Украины»?

— Ответить за Владимира Павловича я не могу. Об этом лучше спросить у него. Я же не скрывал и не скрываю, что у нас с Виктором Андреевичем прекрасные отношения. Я его уважал и уважаю до сегодняшнего дня. В свое время, когда он сделал однозначную ставку на правых, мы с ним разошлись в идеологических моментах, но сейчас я вижу, что Ющенко пытается опереться не только на правые, но и на центристские партии и общественные организации. Поэтому мы и продолжаем с ним наши консультации.

— Иными словами, нельзя исключать объединения блока демократических партий с блоком Виктора Ющенко или же речь идет только о поддержке экс-премьером кандидатов от «Демсоюза и ДПУ»?

— Пока консультации идут. Насколько я понимаю, Виктор Андреевич в работе его блока очень жестко держит руку на пульсе. Но пульс этот до конца не перекрывает, и ему все же диктуют и Костенко, и Удовенко, и Пинзенык, и некоторые другие люди условия, мимо которых он не может пройти. Мне кажется, что это его крест, который тяжело нести, но жалко бросить.

Если нам предложат что-то существенное, мы это обсудим. На сегодняшний же день дальше консультаций вопрос не продвинулся. С другой стороны, мы абсолютно уверены, что преодолеем
4-процентный барьер в составе того блока, который есть на сегодняшний день — «Демсоюза и Демократической партии». Это позволит нам создать свою прочную фракцию в парламенте. Поэтому идти к кому-то пасынками, получая два-три места, мы не намерены.

— Есть мнение, что происходящее в последнее время с партией СДПУ(о) вывело эту организацию из перечня однозначных фаворитов предвыборной гонки. Ваше мнение.

— Я бы так не сказал. Исследования, которые проводятся нашими социологами и аналитиками, говорят, что СДПУ(о) имеет рейтинг около 5% и безусловно входит в десятку или, как у нас говорят, в «Высшую лигу» политических сил. Их результат на выборах сложно прогнозировать. Я не думаю, что освобождение Виктора Медведчука от должности первого вице-спикера серьезно скажется на позициях СДПУ(о). У него будет больше времени заниматься партией. Скажу вам честно: если кто-то пытается закопать или списать СДПУ(о) со счетов, то делает он это слишком рано.

— А админресурс?

— Тут, конечно, есть момент. Он будет послабее. Но наши встречи в округах свидетельствуют о том, что социал-демократов там поддерживают не только из-за админресурса. У них большая идеологическая ниша, имеющая своих стойких сторонников, и это им поможет преодолеть, я считаю, даже
5-процентный барьер.

— Вы имеете репутацию человека, тесно работавшего с группами технологов во время различных выборов и волеизъявлений. Каков потенциал админресурса в процентном выражении, то есть, кругом бегом по всей стране, сколько процентов сможет прибавить его использование?

— Я вам скажу так: при любых вариантах админресурс в Украине не может превышать 5—7%. И то не во всех областях, и не все знают, как его использовать. Для этого нужна сильная команда. И подобные квалифицированные группы людей существуют далеко не у всех партий и не во всех областях.

* * *

Лицезрение снизошедшего с парламентского Олимпа экс-спикера Виктора Медведчука на этой неделе так и не состоялось. Полностью отдавшись, как и обещал, партийной деятельности, Виктор Владимирович отбыл на Восточно-европейский социал-демократический форум, где успешно был избран его (форума) главой. Поскольку минувшая сессионная неделя в парламенте была в уходящем году финальной, а с нового года Верховная Рада будет работать в щадящем режиме, собираясь под куполом считанные дни, лидеру СДПУ(о) суждено остаться в людской памяти членом парламентского президиума. Маловесомый, но хоть какой-то утешительный приз для начавших резко терять высоту объединенных социал-демократов.

Стремительность последовавших за отставкой вице-спикера признаков ослабления позиций эсдеков впечатляет. Активизировались слухи о близящемся снятии с должности главы Львовской областной налоговой администрации Сергея Медведчука. Вновь поднято успевшее уже изрядно припасть пылью дело, связанное с перечислением валютных средств на зарубежный счет, открытый на имя сына Леонида Кравчука, восходящее своими корнями к делу «Бласко». Оч-ч-чень своевременное дело, если учесть, что события происходили еще в прошлом веке, в 1993 году, а экс-руководитель «Бласко» Павел Кудюкин уже успел отсидеть и выйти. Фракция СДПУ(о) начала терять своих бойцов: из ее состава вышли бывший и. о. генерального прокурора Олег Литвак и бывший первый заместитель начальника Главного управления налоговой милиции Виктор Развадовский. Почти одновременно с этим в социал-демократический огород полетел камушек, пущенный из рук Ивана Плюща. Главы парламента, всячески старавшегося продемонстрировать непричастность к свержению своего первого заместителя, хватило не надолго. Не удержался-таки обычно хладнокровный Иван Степанович, проговорился. К нему, оказывается, подходили люди «из определенных политических сил» и настаивали на скорейшем принятии закона о региональных языках. На его резонный вопрос, зачем им срочно понадобился этот закон, представители этих «определенных политических сил» без излишнего стеснения и максимально откровенно ответствовали: «Нам нужны голоса на Востоке». Задачка даже не для члена «Новой генерации»: если лидер СДПУ(о) Виктор Медведчук на своей пресс-конференции после отставки заявил, что его фракция настойчиво добивалась принятия закона о региональных языках, то кто именно эта «определенная политическая сила»?

И уж вовсе как насмешка воспринимаются возникшие в парламентских кулуарах разговоры о возможном назначении Виктора Медведчука министром юстиции. В то время как по непонятным причинам затягивается вступление на расчищенную им под себя площадку государственного секретаря Минюста Александра Лавриновича, к чьему карьерному росту, по некоторым сведениям, приложил руку экс-вице-спикер. Правда, хотя многие считают, что для амбициозного Медведчука предложение министерского поста будет оскорбительным, есть и те, кто с этим не согласен. Не счел же за оскорбление экс-премьер-министр Валерий Пустовойтенко свое назначение министром транспорта, да и экс-министр внутренних дел Юрий Кравченко, похоже, вовсе не комплексует по поводу своего нового звания губернатора Херсонской области.

* * *

Народная примета: стоит партии «Яблуко» начать разоблачительные вылазки против какого-либо должностного лица, как оно тут же получает статус гонимого и в виде компенсации за это без проволочек со всей своей партией включается в любой приглянувшийся избирательный блок. Но что еще весомее — автоматически попадает под личный патронат главы государства, добровольно выступающего адвокатом «яблучной» жертвы. На сей раз мишенью для метания грома и молний партия Бродского избрала киевского мэра, лидера партии «Єдність» Александра Омельченко. Поводом послужило совмещение Александром Александровичем поста столичного городского головы с должностью председателя Киевской госадминистрации. Стремление к соблюдению конституционных и прочих правовых норм — святое дело, особенно если учесть, что совмещать, по мнению «яблучников», несовместимое осталось г-ну Омельченко каких-то три месяца. В полном соответствии с народной приметой Президент предложил горячим головам не «перейматися» и подождать с правовой оценкой ситуации. «Честное слово, я не знаю ответа, поскольку не знаю правовой стороны. Должна быть экспертная оценка», — охладил пыл омельченкофобов гарант. Вот только в блок Ющенко «Єдність» пока так и не записалась. Что, впрочем, нисколько не дезориентировало искушенную в политических интригах публику. Доминирующим побудительным мотивом, которым депутатский корпус во главе со свежеиспеченной фракцией «Єдність» руководствовался, отставляя Виктора Медведчука, была, по словам Леонида Кравчука, месть. Месть за отставку премьер-министра Ющенко. Теперь союзники, сателлиты и просто сочувствующий СДПУ(о) люд мстят тем, кто отомстил за Виктора Андреевича. Вендетта, как оказалось, — столь увлекательное занятие, что в эмоциональном порыве эсдеки даже не позаботились о том, чтобы не «светить» так откровенно своих людей. Первый заместитель председателя Конституционного суда оперативненько «откопал» соответствующие законодательные нормы, а «Яблуко», размахивая ими, выстроилось в пикеты под горадминистрацией. Народная мудрость: политика — это игра, где у каждого игрока есть свой счет побед и поражений, а не джунгли, живущие по закону «Око за око, зуб за зуб».

* * *

Так и не почувствовав разницы между понятиями «стоять за «кассетным скандалом» и «использовать последствия «кассетного скандала» журналисты на этой неделе донимали Президента вопросами о причастности СДПУ(о) к событиям ноября прошлого года. Леонид Данилович за социал-демократов вступился и похоже в оценке того этапа не погрешил против истины. Но аргументы Президент привел странноватые: «не самоубийцы же они», — молвил он. «А если бы у Президента нервы не выдержали, то власть бы к Ющенко перешла». Сказанное многими тут же было истолковано как обвинение экс-премьера в причастности к организации «кассетного скандала».

Правда, такой уж однозначности в словах Президента, пожалуй, не было. Но Виктору Андреевичу это не помешало призвать всех отказаться от использования «кассетного скандала» в ходе предвыборной кампании. Но публичным «Ребята, давайте жить дружно» лидер «Нашей Украины» не ограничился. Возможность двояко трактовать слова Президента заставила Виктора Андреевича еще раз переступить порог Банковой и «по душам поговорить» с главой государства. По данным «ЗН» во время этого разговора собеседники друг друга «батьком» и «сыном» не обзывали. Результатом же общения стало заявление Леонида Кучмы о том, что Ющенко «как человек» не способен «на подобное». Для мало дипломатичного Президента заявление весьма расплывчатое. Что этим хотел сказать Леонид Данилович, не совсем ясно: Ющенко как человек не способен на такой поступок? Ющенко как человек не способен на столь рискованную и серьезную игру? Или Ющенко как человек на это не способен, но те, кто заинтересованы в его продвижении, способны? Словом, домыслов может быть много, но скорее всего делая подобное заявление Кучма выразил нежелание получать в лице Ющенко открытого оппозиционера и недруга. Латентная неприязнь Президента определенное время должна устраивать больше, чем открытое противостояние.

Что же касается отсутствия суицидальных наклонностей у СДПУ(о), то их нет. Это правда. Ведь прослушав уже в первых морозовских пленках то, как оскорбительно Президент отзывался о них, Григорий Суркис и Виктор Медведчук какое-то время размышляли, какую им позицию занять. И в конечном итоге решили поддержать главу государства. Мужики потому что.

Наблюдатель Ольга ЧЕРНАЯ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно