Возвращаясь в Поднебесье

6 августа, 2010, 15:51 Распечатать Выпуск №28, 6 августа-13 августа

Встреча в начале жаркого августа в Крыму президента Виктора Януковича и министра иностранных дел Константина Грищенко стала предвестницей того, что украинское внешнеполитическое ведомство ожидает горячая осень...

Встреча в начале жаркого августа в Крыму президента Виктора Януковича и министра иностранных дел Константина Грищенко стала предвестницей того, что украинское внешнеполитическое ведомство ожидает горячая осень.

Впрочем, если судить по сообщениям президентского сайта, в списке из запланированных визитов главы государства в Германию, Францию, Великобританию и даже его участия в сессии Генассамблеи ООН и предшествующем ей саммите особо был выделен намеченный на 2—5 сентября визит В.Януковича в Китай. Это и не удивительно, поскольку фактически с первых дней новая украинская власть регулярно поднимает вопрос о «существенной активизации» отношений с КНР.

Очевидно, что положение дел на китайском направлении давно следовало решительно менять. Однако для начала немного о том, чего не следует делать в отношениях с Китаем.

Искусство понимания

Стоит отметить, что Китай в числе первых признал независимость Украины. Это произошло 27 декабря 1991 г., а уже 4 января следующего года в Киеве было подписано совместное коммюнике об установлении дипломатических отношений.

Разумеется, сказалась накопившаяся десятилетиями неприязнь к СССР, не прошедшая даже после горбачевской «оттепели». Посему развал главного евразийского конкурента на полтора десятка независимых государств, безусловно, с геополитической точки зрения, был Пекину на руку.

Начало украинско-китайских отношений было многообещающим.

Осенью 1992 г. состоялся первый официальный визит президента Украины Л.Кравчука в Китай, через год в Киев впервые приехал председатель КНР Цзян Цземинь, а в декабре 1995 г. по приглашению китайского лидера украинский президент Л.Кучма посетил Китай уже с государственным визитом.

Однако затем Украина допустила ряд опрометчивых шагов.

Первую ошибку можно назвать «тайваньской». В августе 1996 г. состоялся частный визит в Украину вице-президента и премьер-министра Тайваня Лянь Чжаня.

Пекин, как известно, весьма болезненно реагирует на любые попытки контактов его зарубежных партнеров с официальными представителями Тайваня. Даже американцы стараются этого избегать, поддерживая отношения с Тайбеем через свои негосударственные организации, в частности Американский институт в Тайване и Американский торговый центр, а также Координационный совет по Северной Америке.

Реакция не заставила себя долго ждать. Вначале китайцами были проигнорированы приглашения на прием в связи с Днем независимости Украины в наших посольствах практически во всех странах. Затем был отменен визит крупной правительственной китайской делегации, а также визит в Китай украинской военной делегации.

Показательно, что контакты на уровне глав государств прекратились тогда аж до 2001 г., когда состоялся государственный визит в Украину лидера КНР Цзян Цземиня. На это время приходится очередная активизация наших двусторонних отношений, свидетельством которой стали государственный и официальный визиты Л.Кучмы в Китай в 2002-м и 2003 годах.

Однако в 2005 г. Киев наступает на те же грабли, выдав визу представителю Тайваня Хуан Чжифану, посетившему Украину для участия в мероприятиях в рамках заседания «Международной кризисной группы». Ситуацию осложнило то обстоятельство, что за несколько месяцев до этого сессия Всекитайского собрания народных представителей приняла довольно-таки жесткий закон «О борьбе с сепаратизмом».

Тогда же был сделан еще один необдуманный шаг. В июле 2005 г.
президент Украины В.Ющенко совершил официальный визит в Японию, тем самым значительно осложнив дальнейшие контакты на высшем уровне с Китаем. (В Пекине редко оставляют без внимания, когда новоизбранный лидер какой-нибудь страны вначале посещает Японию, а потом Китай.)

Еще одним недальновидным действием Киева на китайском направлении можно назвать позицию по ШОС. Очевидно, с подачи американских неоконсерваторов, да и благодаря высказываниям некоторых российских военных, в украинском медиапространстве было довольно-таки распространено мнение, что Шанхайская организация сотрудничества — это такой себе азиатский аналог НАТО.

Подобный подход явно не способствовал украинско-китайскому диалогу, поскольку Пекин всегда подчеркивал, что основной курс ШОС — это экономическое сотрудничество, и организация никогда не станет военно-политическим антизападным альянсом.

Результаты такого «конструктивного партнерства» не могли не отразиться на наших двусторонних отношениях. Разумеется, то обстоятельство, что товарооборот в 2009 г. сократился на 32,2% по сравнению с этим же периодом 2008 г. и составил почти 4,2 млрд. долл., можно объяснить мировым финансовым кризисом. Однако ни на какой мировой финансовый кризис не спишешь тот факт, что с апреля 2003-го по апрель 2010-го между двумя странами фактически отсутствовал диалог на уровне глав государств. Более того, украинский министр иностранных дел не посещал КНР шесть (!) лет (с июля 2004 г. по июль 2010-го), а его китайский коллега и того больше — девять (с апреля 2001-го по май 2010-го). Да и встреча между главами внешнеполитических ведомств двух стран в этот период, в сущности, состоялась лишь одна — в рамках 60-й сессии ГА ООН в сентябре 2005г.

И подобный «диалог» мы имели с государством, которое, по некоторым прогнозам, уже к 2015 году может стать мировым лидером по объему промышленного производства. Ожидается, что еще раньше (к 2012 г.) китайский фондовый рынок превзойдет по капитализации рынок акций США и выйдет на первое место в мире.

Очевидно, что ситуацию на китайском «фронте» нужно менять кардинально.

Точки соприкосновения

У мировой державы, как известно, интересы по всему миру. И вкладывать деньги Пекин будет везде, где ощутит стабильного партнера.

Слово «стабильный» для КНР ключевое. Во время встречи со своим украинским коллегой в ходе недавнего визита К.Грищенко в Пекин глава китайского МИД Ян Цзечи заявил, что «стабилизация политической жизни» в Украине открыла большие возможности для прихода китайских инвесторов в эту страну и реализации амбициозных совместных научных и производственных проектов.

Тот факт, что Пекин дал кредит Молдове на сумму 1 млрд. долл., говорит о том, что КНР связывает значительные геополитические надежды с нашим регионом. А это дает Украине огромное поле деятельности для реализации многих инвестиционных проектов.

Итак, каковы же точки соприкосновения?

Учитывая огромную заинтересованность Китая в энергоносителях, перспективными представляются реализация государственным предприятием «Черноморнефтегаз» ряда инвестиционных проектов с китайскими партнерами и завершение работы по подготовке новых, которые дадут возможность на высоком техническом уровне осуществлять разработку глубоководного шельфа Черного моря. Тем более у Китая имеются технологии глубокого бурения морского шельфа.

Кроме того, в нынешнем году установлены прямые контакты НАК «Нафтогаз Украина» с ведущими нефтегазовыми корпорациями Китая как в плане привлечения китайских компаний к выполнению проектов на территории Украины, так и для возможного сотрудничества по взаимовыгодным проектам в «третьих странах».

Интерес Пекина к электролитическому марганцу можно удовлетворить путем создания совместных предприятий по переработке марганцевой руды в Украине. Кстати, начало в этом направлении уже положено. Проект такого СП предусматривает инвестирование со стороны КНР около 150 млн. долл. до 2012 г.

Кроме того, перспективным представляется создание нового железнодорожного контейнерного маршрута от портов в Восточном Китае до Вены, сотрудничество в сфере ядерной энергетики, создание сельскохозяйственного технопарка на территории Украины с рядом производственных зон.

Огромные перспективы для сотрудничества двух стран открываются в области самолетостроения. Во время встречи на саммите по вопросам ядерной безопасности в апреле с. г. в Вашингтоне между лидерами двух государств — В.Януковичем и Ху Цзиньтао было отмечено, что совместная работа в авиастроительной отрасли является одним из главных и перспективных направлений двустороннего сотрудничества. Кстати, с 2008 г. китайское правительство начало реализовывать государственную программу создания первого китайского тяжелого транспортного самолета. В том же году в Пекине было подписано соглашение об участии АНТК им. Антонова в выполнении отдельных работ в рамках этого проекта.

По словам нынешнего посла Украины в КНР Ю.Костенко, на стадии реализации находится контракт по поставкам на китайский рынок авиадвигателей для нового научно-тренировочного китайского самолета L-15. Только на первом этапе Китай имеет потребность в 200 единицах таких двигателей.

Кроме того, перспективным представляется продолжение сотрудничества в продвижении на китайский рынок современных моделей украинских пассажирских и грузовых самолетов широко известной в мире «антоновской» серии.

Значительные возможности для украинско-китайского сотрудничества имеются и в военно-технической сфере. Впрочем, эта тема не так давно была довольно подробно освещена коллегами на страницах «ЗН».

Отдельный вопрос — китайские инвестиции в контексте подготовки к Евро-2012. На сегодняшний день сторонами рассматриваются такие проекты, как строительство автодороги Львов — Краковец, большой окружной дороги вокруг Киева и мостовых переходов через Днепр, скоростной пассажирской железной дороги от аэропорта «Борисполь» до пассажирского терминала в районе станции «Дарница», строительство взлетно-посадочной полосы в киевском аэропорту «Борисполь», очистных сооружений и мусоросжигательного завода в Киевской области, а также проекты, связанные с альтернативными источниками энергии.

Следует упомянуть также о развитии сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере (количество китайских студентов, учащихся в украинских вузах, составляет около 10 тыс. человек), об украинско-китайских технопарках в Цзинане и Харбине и о многом другом.

Однако повторимся, успех всего сказанного выше зависит в первую очередь именно от стабильности и предсказуемости нашего государства.

Овладевая восточным мировоззрением

В китайских единоборствах есть такое понятие, как «контроль центральной линии». Долгие годы наша внешняя политика пребывала в дуалистической зацикленности «Евроатлантика—Россия», чем превратила себя в объект приложения сил и отодвинулась далеко на периферию той самой «центральной линии».

Ныне же благодаря стремительному изменению геополитической конъюнктуры появилась возможность «оседлать» рождающиеся новые мировые тренды, в том числе, в восточном направлении и, в первую очередь, в отношениях с Китаем.

Главное — четко сформулировать свое отношение как к внутрикитайским проблемам (Тайвань, Тибет, уйгуры и т.п.), так и ко внешним (позиция Китая по наиболее чувствительным вопросам в международных организациях).

И не обязательно петь в унисон. Важно быть предсказуемым для своего партнера, не приглашать высоких тайваньских представителей, одновременно заверяя Пекин, что Киев «поддерживает принцип одного Китая».

Как это ни парадоксально, но именно Тайвань подает наглядный пример того, как можно вести дела с КНР, четко обозначая экономические и политические приоритеты. В частности, после жестких переговоров в конце июня между Тайбеем и Пекином было подписано торговое соглашение, согласно которому Тайвань получил ежегодную скидку в пошлинах на поставляемые в Китай товары в размере 13,8 млрд. долл., а для Пекина такая скидка на экспортируемые в Тайвань товары составила всего 2,9 млрд. долл.

Очевидно, что сейчас для Киева важно четко понять логику внешнеполитического поведения Поднебесной и провести основательную работу над ошибками для того, чтобы получить максимальную выгоду от пекинского визита В.Януковича.

Кстати

Украина и КНР обсудят 23–27 августа в Пекине состояние и планы развития сотрудничества в космической сфере в рамках седьмого заседания украинско-китайской подкомиссии по сотрудничеству в области исследования и использования космического пространства в мирных целях.

Как сообщили агентству «Интерфакс-Украина» в украинском космическом ведомстве (НКАУ), в частности, в рамках заседания партнеры планируют рассмотреть результаты выполнения программы сотрудничества в космической сфере на 2006–2010 годы.

Кроме того, планируется парафировать проект программы сотрудничества на 2011–2015 годы, который должен быть подписан в рамках намеченного на сентябрь официального визита в КНР президента Украины Виктора Януковича.

КНР, наряду с РФ, странами ЕС, США и Бразилией входит в число основных партнеров Украины по работе в космической сфере.

Совместная деятельность осуществляется на основе подписанного в 1995 году украинско-китайского межправительственного соглашения о сотрудничестве в сфере исследования и использования космического пространства в мирных целях, а также долгосрочных планов коллективной работы.

План украинско-китайского сотрудничества на 2006–2010 гг. включает 29 долгосрочных двусторонних проектов по совместному созданию ракетно-космической техники, реализации научных программ, в частности, создание спутниковой группировки для мониторинга землетрясений и изучения «космической погоды», создание средств дистанционного зондирования Земли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно