ВОСТОЧНЫЙ ВЕКТОР ИРАНА

14 апреля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 14 апреля-21 апреля

Иран продолжает удивлять мир. Происходит то, чего так боялись и чему всеми силами препятствовали ...

Иран продолжает удивлять мир. Происходит то, чего так боялись и чему всеми силами препятствовали американцы, — эта страна всерьез рассчитывает стать новым лидером своего региона, причем добивается этого не военными или экстремистскими методами, а наиболее действенными в настоящее время — экономическими. Постепенный отказ от архаичных принципов революции двадцатилетней давности и проводимая президентом Хатами политика реформ уже заставила цивилизованный мир с особым вниманием присматриваться к Ирану. И если не все западные государства готовы к началу широкомасштабного сотрудничества с Тегераном, то его восточные соседи уже давно для этого созрели.

На прошлой неделе произошло событие, которое может стать поистине судьбоносным для Ирана. По сообщениям местной прессы, в скором времени может начаться воплощение в жизнь нового грандиозного проекта — строительства газопровода по маршруту Иран—Пакистан—Индия. Так же, как и почившая в бозе по объективным причинам идея о сооружении трубопровода из Центральной Азии через Афганистан до пакистанских портов в Индийском океане, этот проект вполне может стать поворотным в геостратегической судьбе его участников, не только укрепив их экономически, но и сыграв решающую роль в начале полномасштабного диалога между двумя враждующими сторонами — Индией и Пакистаном. С другой стороны, в результате ее воплощения в Центральной Азии могут совершенно неожиданно измениться сложившиеся в последние четверть века отношения между странами, что в свою очередь может вызвать цепную реакцию у других государств, имеющих в этом ре- гионе свои собственные интересы.

Оказывается, идея сооружения газовой магистрали из Ирана на восток обсуждалась заинтересованными сторонами в течение нескольких лет, однако главным препятствием в ее реализации всегда была позиция пакистанской стороны. И только после прихода к власти в Исламабаде военного руководства дело сдвинулось с мертвой точки. Уже в мае этого года индийский министр иностранных дел Джасвант Сингх посетит с визитом иранскую столицу с целью обсуждения деталей будущего проекта.

Как известно, главными препятствиями в реализации задуманного являются невозможность обеспечения безопасности трубопровода и репутация Пакистана как «рассадника» исламского фундаментализма. Однако, судя по всему, растущая потребность Индии в природном газе перевесит опасения Дели и заставит его в конце концов активизировать переговоры с Тегераном по форсированию начала строительства магистрали. Однако исламский фактор может сыграть все же не последнюю роль в этом проекте и в конце концов именно он вполне может вызвать напряженность в отношениях между его участниками.

Нет сомнения в том, что газопровод принесет экономическую выгоду всем трем государствам. Прежде всего сделка позволит Ирану получить доступ к неограниченному индийскому газовому рынку, а потребности Дели в «голубом топливе» неуклонно растут, как и индийская экономика в целом. В свою очередь, перед Тегераном реально стоит проблема поиска возможностей реализации своего стратегического сырья — природного газа. Резкое противодействие Соединенных Штатов подключению Ирана к серии проектов сооружения газопроводов в западном направлении практически не оставляет руководству страны выбора.

А ведь Иран обладает вторыми в мире по величине запасами природного газа. И на прошлой неделе информационное агентство IRNA сообщило, что на юге страны, в провинции Фарс, открыто новое самое крупное материковое газоконденсатное месторождение в мире. Газовый пласт находится на глубине 3345 метров. По оценкам иранских экспертов, он имеет длину 42 км, ширину — 5 км и толщину газового слоя — 750 м. Объем разведанных запасов месторождения, получившего название Табнакского, составляет 445 млрд. куб. метров газа и 240 млн. баррелей газосодержащих жидкостей. По предварительным оценкам стоимость его оценивается примерно в 16,5 млрд. долл. Добыча газа на месторождении может достигать 57 млн. куб. метров, а газосодержащих жидкостей — до 32 000 барр. в день. Иран планирует вести здесь добычу в течение 30 лет, начиная с текущего года. В этом году будет объявлен тендер на разведку еще двух месторождений в том же районе.

Так что индийские потребности Тегеран сможет удовлетворить в полном объеме. А они выглядят по истине впечатляюще. Согласно индийским источникам, к 2003 году экономике Индии будет необходимо более 64 миллиардов куб. метров газа. Исходя из растущих потребностей этой страны в импортном газе, проект трубопровода Иран—Пакистан—Индия выглядит вполне жизнеспособным. Его пропускная способность оценивается величиной 9,2 млн. куб. метров газа в день. Пакистан же, в свою очередь, сможет получать за перекачку топлива по своей территории ежегодно 600—700 млн. долларов, к тому же у него появится возможность поставлять в Индию и свой газ.

Однако такие радужные перспективы как всегда омрачаются некоторыми неблагоприятными аспектами. В нашем случае это связано с обеспечением безопасности газовой магистрали. Насилие на политическом и религиозном грунте давно уже стало «визитной карточкой» региона. За полувековую историю существования независимых Индии и Пакистана, эти страны успели уже трижды повоевать друг с другом и в настоящее время продолжают бороться между собой за Кашмир. Повстанцы в индийской северо-восточной провинции Ассам и исламские боевики в Кашмире продолжают взрывать здания, минировать железнодорожные пути и мосты. В самом Пакистане местные фундаменталисты также не прочь взорвать пару-тройку бомб в людных местах, чтобы напомнить власти о своем существовании. Учитывая непримиримый антагонизм в индийско-пакистанских отношениях, а также отказ пакистанских непримиримых воспринимать любые подвижки, направленные на начало диалога между Дели и Исламабадом, новый газопровод станет излюбленной мишенью террористов, ставящих своей целью обострить отношения Пакистана с Индией или с Ираном.

Наиболее вероятными группировками, которые наверняка захотят воспрепятствовать созданию новой газовой магистрали, являются кашмирские исламисты и афганские талибы. Первые любой ценой постараются не допустить, чтобы националистическое индийское правительство получило возможность решить одну из главных экономических проблем страны, а вторые захотят испортить радужную перспективу Тегерану. Известно, что удерживающий небольшие плацдармы в Афганистане Северный альянс, который большинство стран мира по-прежнему признает легитимным афганским правительством, получает основную поддержку из Ирана. И именно из-за боевых действий в северных провинциях Афганистана был сорван проект строительства трубопровода из центральноазиатских республик СНГ к портам Индийского океана. К тому же «Талибан» уже несколько раз был близок к тому, чтобы ввязаться в войну с иранской армией. Для привыкших к войне талибов провести вылазку на территорию соседнего Пакистана (который был своеобразной «колыбелью» движения афганских «семинаристов») и совершить диверсию на строящемся газопроводе является сущим пустяком.

Индийское правительство наверняка прекрасно отдает себе отчет в отношении всех этих угроз для нового проекта. Однако экономическая необходимость и постоянно растущая потребность в энергоресурсах все же выглядят для Дели более существенными. В настоящее время Индия является седьмой страной в мире по объемам потребляемых энергоносителей. Потребность только в природном газе за последние пять лет выросла вдвое — от 17 до 34 млрд. куб. метров. Поощрение правительством строительства тепловых электростанций, работающих на этом топливе, является решающим фактором дальнейшего роста спроса на это сырье. Имея собственные запасы газа лишь в 650 млрд. куб. метров, Индия неизбежно становится его крупнейшим импортером в мире. Учитывая то, что эта страна является развивающейся, и то, что в ней полным ходом идет как индустриализация, так и структурная перестройка промышленности и модернизация предприятий, потребность в энергоносителях здесь будет в обозримом будущем только возрастать.

А выбор импортеров у Индии весьма ограничен. В настоящее время правительство страны имеет несколько действующих контрактов на поставки танкерами сжиженного газа из Омана, Катара и ОАЭ, однако полученное таким образом топливо обходится весьма дорого. Еще одним вариантом может быть сооружение подводного трубопровода из Ирана. Несмотря на то, что тщательного изучения этого проекта не проводилось, западные эксперты полагают, что он обойдется индийцам даже дороже, чем доставка газа танкерами. Индийское руководство рассматривало возможность строительства трубопровода из Туркменистана через афганскую территорию, однако этому проекту не суждено было воплотиться в жизнь по тем же причинам, что и аналогичному туркмено-пакистанскому.

Конечно, проблема безопасности нового трубопровода формально будет лежать на Пакистане. Исламабад и Тегеран несомненно будут ее обсуждать в ходе дальнейших переговоров. Однако когда газопровод будет построен и начнет работать, любые неожиданности, связанные с этим, придется решать все же Ирану. Как известно, отношения между продавцом и покупателем предполагают наличие обязательств первого по гарантированной доставке продукции. Поэтому если по каким-то причинам нефть в Индию перестанет поступать, Дели будет напрямую обращаться к Тегерану с требованием решить возникшую проблему.

А решение таких проблем наверняка вызовет осложнения в ирано-пакистанских отношениях. Если будут иметь место случаи совершения террористических актов на газопроводе, Иран будет требовать от Пакистана обеспечения безопасности на нем любыми способами. В случае, если Исламабад окажется бессильным усмирить диверсантов (кто бы ни были), иранская сторона станет высчитывать средства, необходимые на устранение повреждений трубопровода, из платы Пакистану за транзит газа по его территории.

В ЭТОМ СЛУЧАЕ ТЕГЕРАН БУДЕТ НАХОДИТЬ ВСЕ БОЛЬШЕ ТОЧЕК СОПРИКОСНОВЕНИЯ, ПУСКАЙ ВНАЧАЛЕ НА ЧИСТО ЭКОНОМИЧЕСКОМ ГРУНТЕ, С ИНДИЕЙ. ОТНОШЕНИЯ ЖЕ ИРАНА И ПАКИСТАНА В ЭТОМ СЛУЧАЕ БУДУТ НЕИЗБЕЖНО УХУДШАТЬСЯ. В КОНЦЕ КОНЦОВ, ВСЕ ЭТО ЗАКОНЧИТСЯ РЕЗКИМ ИЗМЕНЕНИЕМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ В РЕГИОНЕ. НЕ СТОИТ ЗАБЫВАТЬ, ЧТО ЗА РАЗВИТИЕМ СИТУАЦИИ БУДУТ ВНИМАТЕЛЬНО НАБЛЮДАТЬ ЕЩЕ ДВА АКТИВНЫХ УЧАСТНИКА ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКОГО ПАСЬЯНСА — КИТАЙ И РОССИЯ, КОТОРЫЕ НАВЕРНЯКА ЗАХОТЯТ ПОУЧАСТВОВАТЬ В ПЕРЕДЕЛЕ СФЕР ВЛИЯНИЯ В ЭТОМ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОМ ВО МНОГИХ АСПЕКТАХ РЕГИОНЕ. ВОСТОЧНЫЙ ВЕКТОР ИРАНА

Максим ЧЕРЕДА

Иран продолжает удивлять мир. Происходит то, чего так боялись и чему всеми силами препятствовали американцы, — эта страна всерьез рассчитывает стать новым лидером своего региона, причем добивается этого не военными или экстремистскими методами, а наиболее действенными в настоящее время — экономическими. Постепенный отказ от архаичных принципов революции двадцатилетней давности и проводимая президентом Хатами политика реформ уже заставила цивилизованный мир с особым вниманием присматриваться к Ирану. И если не все западные государства готовы к началу широкомасштабного сотрудничества с Тегераном, то его восточные соседи уже давно для этого созрели.

На прошлой неделе произошло событие, которое может стать поистине судьбоносным для Ирана. По сообщениям местной прессы, в скором времени может начаться воплощение в жизнь нового грандиозного проекта — строительства газопровода по маршруту Иран—Пакистан—Индия. Так же, как и почившая в бозе по объективным причинам идея о сооружении трубопровода из Центральной Азии через Афганистан до пакистанских портов в Индийском океане, этот проект вполне может стать поворотным в геостратегической судьбе его участников, не только укрепив их экономически, но и сыграв решающую роль в начале полномасштабного диалога между двумя враждующими сторонами — Индией и Пакистаном. С другой стороны, в результате ее воплощения в Центральной Азии могут совершенно неожиданно измениться сложившиеся в последние четверть века отношения между странами, что в свою очередь может вызвать цепную реакцию у других государств, имеющих в этом ре- гионе свои собственные интересы.

Оказывается, идея сооружения газовой магистрали из Ирана на восток обсуждалась заинтересованными сторонами в течение нескольких лет, однако главным препятствием в ее реализации всегда была позиция пакистанской стороны. И только после прихода к власти в Исламабаде военного руководства дело сдвинулось с мертвой точки. Уже в мае этого года индийский министр иностранных дел Джасвант Сингх посетит с визитом иранскую столицу с целью обсуждения деталей будущего проекта.

Как известно, главными препятствиями в реализации задуманного являются невозможность обеспечения безопасности трубопровода и репутация Пакистана как «рассадника» исламского фундаментализма. Однако, судя по всему, растущая потребность Индии в природном газе перевесит опасения Дели и заставит его в конце концов активизировать переговоры с Тегераном по форсированию начала строительства магистрали. Однако исламский фактор может сыграть все же не последнюю роль в этом проекте и в конце концов именно он вполне может вызвать напряженность в отношениях между его участниками.

Нет сомнения в том, что газопровод принесет экономическую выгоду всем трем государствам. Прежде всего сделка позволит Ирану получить доступ к неограниченному индийскому газовому рынку, а потребности Дели в «голубом топливе» неуклонно растут, как и индийская экономика в целом. В свою очередь, перед Тегераном реально стоит проблема поиска возможностей реализации своего стратегического сырья — природного газа. Резкое противодействие Соединенных Штатов подключению Ирана к серии проектов сооружения газопроводов в западном направлении практически не оставляет руководству страны выбора.

А ведь Иран обладает вторыми в мире по величине запасами природного газа. И на прошлой неделе информационное агентство IRNA сообщило, что на юге страны, в провинции Фарс, открыто новое самое крупное материковое газоконденсатное месторождение в мире. Газовый пласт находится на глубине 3345 метров. По оценкам иранских экспертов, он имеет длину 42 км, ширину — 5 км и толщину газового слоя — 750 м. Объем разведанных запасов месторождения, получившего название Табнакского, составляет 445 млрд. куб. метров газа и 240 млн. баррелей газосодержащих жидкостей. По предварительным оценкам стоимость его оценивается примерно в 16,5 млрд. долл. Добыча газа на месторождении может достигать 57 млн. куб. метров, а газосодержащих жидкостей — до 32 000 барр. в день. Иран планирует вести здесь добычу в течение 30 лет, начиная с текущего года. В этом году будет объявлен тендер на разведку еще двух месторождений в том же районе.

Так что индийские потребности Тегеран сможет удовлетворить в полном объеме. А они выглядят по истине впечатляюще. Согласно индийским источникам, к 2003 году экономике Индии будет необходимо более 64 миллиардов куб. метров газа. Исходя из растущих потребностей этой страны в импортном газе, проект трубопровода Иран—Пакистан—Индия выглядит вполне жизнеспособным. Его пропускная способность оценивается величиной 9,2 млн. куб. метров газа в день. Пакистан же, в свою очередь, сможет получать за перекачку топлива по своей территории ежегодно 600—700 млн. долларов, к тому же у него появится возможность поставлять в Индию и свой газ.

Однако такие радужные перспективы как всегда омрачаются некоторыми неблагоприятными аспектами. В нашем случае это связано с обеспечением безопасности газовой магистрали. Насилие на политическом и религиозном грунте давно уже стало «визитной карточкой» региона. За полувековую историю существования независимых Индии и Пакистана, эти страны успели уже трижды повоевать друг с другом и в настоящее время продолжают бороться между собой за Кашмир. Повстанцы в индийской северо-восточной провинции Ассам и исламские боевики в Кашмире продолжают взрывать здания, минировать железнодорожные пути и мосты. В самом Пакистане местные фундаменталисты также не прочь взорвать пару-тройку бомб в людных местах, чтобы напомнить власти о своем существовании. Учитывая непримиримый антагонизм в индийско-пакистанских отношениях, а также отказ пакистанских непримиримых воспринимать любые подвижки, направленные на начало диалога между Дели и Исламабадом, новый газопровод станет излюбленной мишенью террористов, ставящих своей целью обострить отношения Пакистана с Индией или с Ираном.

Наиболее вероятными группировками, которые наверняка захотят воспрепятствовать созданию новой газовой магистрали, являются кашмирские исламисты и афганские талибы. Первые любой ценой постараются не допустить, чтобы националистическое индийское правительство получило возможность решить одну из главных экономических проблем страны, а вторые захотят испортить радужную перспективу Тегерану. Известно, что удерживающий небольшие плацдармы в Афганистане Северный альянс, который большинство стран мира по-прежнему признает легитимным афганским правительством, получает основную поддержку из Ирана. И именно из-за боевых действий в северных провинциях Афганистана был сорван проект строительства трубопровода из центральноазиатских республик СНГ к портам Индийского океана. К тому же «Талибан» уже несколько раз был близок к тому, чтобы ввязаться в войну с иранской армией. Для привыкших к войне талибов провести вылазку на территорию соседнего Пакистана (который был своеобразной «колыбелью» движения афганских «семинаристов») и совершить диверсию на строящемся газопроводе является сущим пустяком.

Индийское правительство наверняка прекрасно отдает себе отчет в отношении всех этих угроз для нового проекта. Однако экономическая необходимость и постоянно растущая потребность в энергоресурсах все же выглядят для Дели более существенными. В настоящее время Индия является седьмой страной в мире по объемам потребляемых энергоносителей. Потребность только в природном газе за последние пять лет выросла вдвое — от 17 до 34 млрд. куб. метров. Поощрение правительством строительства тепловых электростанций, работающих на этом топливе, является решающим фактором дальнейшего роста спроса на это сырье. Имея собственные запасы газа лишь в 650 млрд. куб. метров, Индия неизбежно становится его крупнейшим импортером в мире. Учитывая то, что эта страна является развивающейся, и то, что в ней полным ходом идет как индустриализация, так и структурная перестройка промышленности и модернизация предприятий, потребность в энергоносителях здесь будет в обозримом будущем только возрастать.

А выбор импортеров у Индии весьма ограничен. В настоящее время правительство страны имеет несколько действующих контрактов на поставки танкерами сжиженного газа из Омана, Катара и ОАЭ, однако полученное таким образом топливо обходится весьма дорого. Еще одним вариантом может быть сооружение подводного трубопровода из Ирана. Несмотря на то, что тщательного изучения этого проекта не проводилось, западные эксперты полагают, что он обойдется индийцам даже дороже, чем доставка газа танкерами. Индийское руководство рассматривало возможность строительства трубопровода из Туркменистана через афганскую территорию, однако этому проекту не суждено было воплотиться в жизнь по тем же причинам, что и аналогичному туркмено-пакистанскому.

Конечно, проблема безопасности нового трубопровода формально будет лежать на Пакистане. Исламабад и Тегеран несомненно будут ее обсуждать в ходе дальнейших переговоров. Однако когда газопровод будет построен и начнет работать, любые неожиданности, связанные с этим, придется решать все же Ирану. Как известно, отношения между продавцом и покупателем предполагают наличие обязательств первого по гарантированной доставке продукции. Поэтому если по каким-то причинам нефть в Индию перестанет поступать, Дели будет напрямую обращаться к Тегерану с требованием решить возникшую проблему.

А решение таких проблем наверняка вызовет осложнения в ирано-пакистанских отношениях. Если будут иметь место случаи совершения террористических актов на газопроводе, Иран будет требовать от Пакистана обеспечения безопасности на нем любыми способами. В случае, если Исламабад окажется бессильным усмирить диверсантов (кто бы ни были), иранская сторона станет высчитывать средства, необходимые на устранение повреждений трубопровода, из платы Пакистану за транзит газа по его территории.

В этом случае Тегеран будет находить все больше точек соприкосновения, пускай вначале на чисто экономическом грунте, с Индией. Отношения же Ирана и Пакистана в этом случае будут неизбежно ухудшаться. В конце концов, все это закончится резким изменением геополитического равновесия в регионе. Не стоит забывать, что за развитием ситуации будут внимательно наблюдать еще два активных участника центральноазиатского пасьянса — Китай и Россия, которые наверняка захотят поучаствовать в переделе сфер влияния в этом привлекательном во многих аспектах регионе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно