Восточный акцент Хиллари Клинтон

20 февраля, 2009, 17:04 Распечатать

Япония стала первой остановкой в стартовой международной поездке Хиллари Клинтон в должности государственного секретаря Соединенных Штатов...

Япония стала первой остановкой в стартовой международной поездке Хиллари Клинтон в должности государственного секретаря Соединенных Штатов. Выбор Японии в ходе серии визитов, куда вошли Индонезия, Южная Корея и Китай, можно рассматривать как свидетельство значения придаваемого администрацией президента Барака Обамы отношениям с Токио.

Согласно сложившейся в США практике, новый государственный секретарь обычно первыми посещает Европу или Ближний Восток. Хиллари Клинтон сломала эту традицию, и это свидетельствует о том, что новая администрация США сегодня придает Азии большое значение и стремится укреплять отношения с азиатскими странами.

В середине сентября в Японии должны пройти выборы в нижнюю палату парламента, что может привести к важным политическим изменениям. Мощная оппозиционная сила — Демократическая партия — реальный претендент на власть. Правящая Либерально-демократическая партия чувствует себя не совсем уверенно, и общественности придется решать, кого она желает видеть в руководстве страны. В связи с этим можно сказать, что, несмотря на то что Вашингтон больше свыкся с Либерально-демократической партией Японии, существует перечень основоположных вопросов, над которыми США и Япония будут работать независимо от того, кто выиграет выборы.

Тот факт, что Хиллари Клинтон начала свой визит в Восточную Азию именно с Японии, — знаковый. И это не только сигнал, призванный успокоить стратегического партнера в регионе в вопросе политического сближения с Китаем. И даже не знак, подчеркивающий именно стратегическое партнерство. Визит в Японию несет намного большую нагрузку. Этот политический жест, несомненно, должен продемонстрировать как Японии, так и всему миру, что новая администрация США целиком и полностью понимает: не бросающиеся в глаза достоинства Японии сейчас не менее, а возможно, даже более важны для развития этого региона и мира в целом, чем парадное дао Китая.

Сегодня внимание мира не приковано к Японии, как раньше. Уже почти забыты сначала промышленное, а потом общеэкономическое чудо 60—70-х годов ХХ века. Не является горячей темой то, что Япония остается одной из крупнейших финансовых мировых сил и что именно японские методы производства и ведения бизнеса в целом положены в основу сегодняшних общепринятых концепций во всем мире. Остается без внимания и то, что Япония осуществила менее громкие, но, возможно, намного более тяжкие «подвиги» при переходе от относительно простых и линейных признаков прежнего взрывного экономического роста к преодолению дальнейших кризисов, перестройке и выходу на те зрелые методы ведения экономического и политического существования, в успешности которых в свое время сомневались даже мировые специалисты в этой области.

Далеко не каждый специалист в сфере экономики и политики до конца осознает тот факт, что сегодня все азиатские, да и другие мировые точки роста, условно названные «тиграми» (южнокорейский, сингапурский, тайваньский), фактически являются стратегической франчайзой Японии. В ней они черпали не только пример, но и подходы, институты, готовые схемы и готовые каналы взаимодействия с глобализированным миром. То есть пользуются той стратегической инфраструктурой, которую в свое время пробила и реализовала Япония, безусловно, вместе с Соединенными Штатами.

Кроме того, не следует забывать, что основа бума азиатских «тигров» (включительно с Китаем) — техническая франчайза в сфере высоких технологий, машиностроения да практически во всех других отраслях. Это легко заметить даже по внешнему виду электроники и автомобилей как из Китая, так и из Южной Кореи, которая прошла сей путь несколько десятилетий назад.

С другой стороны, эта частично демилитаризованная страна, не имеющая , в отличие от Китая, ни стратегических ракетных войск, ни ядерного оружия, уже несколько десятилетий спокойно посылает спутники в любую точку Солнечной системы, а не только на орбиту. А в способности Токио в сжатые сроки создать собственные ядерные силы вряд ли сомневаются мировые специалисты. Япония не делает ни того, ни другого, что свидетельствует вовсе не о патологическом миролюбии японцев (ведь самурайский дух еще не умер), а скорее о мудрости и толерантности этой страны.

Давайте представим хотя бы такой момент: Япония вдруг, так же, как и Россия, начала «подниматься с колен». Какой хаос мгновенно воцарился бы во всей Восточной Азии! И стало бы возможным дальнейшее экономическое процветание в Китае? Пожалуй, нет. На этом можно было бы похоронить планы экономического роста и преобразования Китая в экономическое сверхгосударство. Тем не менее никто не сомневается, что этого не произойдет. Соответственно, именно Япония держит руль стратегического управления процессами в этом регионе, и, соответственно, Хиллари Клинтон именно это подчеркнула как своим визитом, так и программой переговоров с японскими коллегами.

Если же говорить о том, почему госсекретарь Хиллари Клинтон решила включить Индонезию в свою первую поездку по Азии, то можно сказать, что этим визитом США посылает ряд важных сигналов. Для Америки Индонезия по многим вопросам имеет глобальное значение. Кроме того, что это страна с наибольшим количеством мусульманского населения, а по численности жителей занимает четвертое место в мире, она находится в периоде расцвета демократии после более трех десятилетий авторитарного правления.

Индонезия влиятельна в развивающихся странах, и это особенно важно в ходе решения проблем глобального финансового кризиса. Несмотря на то что в прошлом у США не было особенно развитых двусторонних партнерских отношений с Индонезией, включение ее в список первых визитов госсекретаря — положительный сигнал, и может рассматриваться как чрезвычайно важная политическая увертюра к новому типу отношений Вашингтона и Джакарты.

Нельзя исключать и того, что поездка Хиллари Клинтон в Индонезию — подготовка к предстоящему визиту президента Барака Обамы в это государство, где он провел несколько лет своего детства. Похоже, Индонезия может стать для администрации Обамы ключом к новому типу отношений Америки с мусульманским миром. А это в значительной степени демонстрирует, что США уделяют исламским государствам немалое внимание.

В свою очередь визит госсекретаря в Южную Корею подчеркивает высокий уровень отношений с Сеулом в региональном и глобальном измерениях. Насколько могла, Хиллари Клинтон акцентировала внимание на всех положительных изменениях, произошедших на протяжении последних восьми лет между двумя союзниками. Несмотря на многочисленные проблемы и трудности, можно сказать, что это был период тестирования для американо-южнокорейского альянса, в ходе которого завязались многие новые актуальные и крепкие связи.

Хотя политическая и экономическая сила этой страны не настолько важна, как японская, не стоит забывать, что именно Южная Корея осуществила то, чего не только мало кто ждал, а то, во что мало кто верил. Она сумела потеснить даже Японию из многих рынков, в частности таких, как электроника и в какой-то мере машиностроение. Что, собственно, и утвердило ее как ведущую экономическую силу мира.

Тем не менее, если весь мир сплошь и рядом пользуется японской моделью производства и бизнеса, то частично это же можно сказать и о Южной Корее. Ведь эта страна, в начале своего послевоенного существования прошедшая через анархию, прожорливость олигархов и политическую и экономическую дезинтеграцию, нашла свой выход и предложила собственную модель управляемого экономического стратегического развития, без которой не могла бы состояться сегодняшняя Южная Корея. И именно эта модель — в той или иной степени — применялась в дальнейшем большинством стран, в частности США, для управления стратегическими процессами.

Не следует также забывать, что введенная тогдашним южнокорейским руководством модель коммерческой аналитической разведки, или стратегического маркетинга, которая также положена в основу южнокорейского экономического чуда, стала образцом для разработки аналогичных систем во всем мире. Кроме того, бесспорно, Южная Корея — ключевое государство в решении проблемы с Северной Кореей, которая, несмотря на, казалось бы, линейную понятность, не является простой, и даже администрация Джорджа Буша не осмелилась ее решать.

Впрочем, по моему мнению, наиболее значимым является визит госсекретаря США в Китай. Эта страна далеко не terra incognita для Хиллари Клинтон. Достаточно вспомнить, что в сентябре 1995 года она приняла участие в IV Всемирном конгрессе женщин в Пекине, а в 1998 году в качестве первой леди посетила Китай с супругом — президентом Биллом Клинтоном.

Можно сказать, что китайское направление политики стало одним из приоритетных для госпожи Клинтон и всей новой администрации Белого дома. На первой пресс-конференции после прихода на пост госсекретаря Хиллари Клинтон подчеркнула, что Америке необходимо вести с Китаем всеобъемлющий диалог. И что США намерены разработать новый, значительно более широкий подход к сотрудничеству с этой страной, который будет больше соответствовать той важной роли, которую играет и станет играть КНР во многих региональных вопросах и на международной арене.

Нынешним визитом госсекретаря Соединенных Штатов практически начинается новая эра не только новой администрации Барака Обамы в отношениях с Поднебесной, но и новая эра для всего Китая. Фактически Хиллари Клинтон прибыла туда для того, чтобы «короновать» Китай как сверхгосударство и де-юре, и де-факто.

Вместо того чтобы бороться со становлением Китая как сверхдержавы, администрация США реализует по отношению к этой, несомненно, крупнейшей силы в Восточной Азии известную и обкатанную модель преобразования неформального лидера в де-факто и де-юре формального, но с высокой ответственностью. Что, с одной стороны, предотвращает негативные последствия борьбы неформального лидера за лидерство, причем вплоть до военных операций, а с другой — провоцирует более быстрое созревание и мудрость — как в политическом, так и других смыслах — этой страны и не допускает безответственных экстремистских шагов и в близком окружении, и в глобальном смысле. Причем это политика, от которой не может отказаться не только США, но и Китай. Поскольку это выгодно всем в частности и миру в целом.

Впрочем, как подчеркивает влиятельная китайская газета Zhenmin Zhibao: «На протяжении немногим более трех недель после начала работы нового правительства Барак Обама стремится сдерживать распространение финансового кризиса внутри страны и внедрить в жизнь «новую экономическую политику», пытаясь путем серии визитов восстановить международный имидж США. С этой точки зрения, можно сказать, что азиатская поездка Хиллари Клинтон является попыткой нового правительства создать новую внешнеполитическую ситуацию».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно