Волна и цена, «выковырянные из носа»

4 апреля, 2008, 15:21 Распечатать Выпуск №13, 4 апреля-11 апреля

О том, что в Энергетической стратегии Украины до 2030 года, принятой правительством в марте 2006 года, ...

Прошедшая неделя ознаменовалась несколькими информационными волнами в российских СМИ с признаками истерии. Не только намерение Украины присоединиться к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ) и государственный визит в Украину президента США Дж.Буша в качестве лоббиста нашей страны на этом пути вызвали бурную реакцию российских державных мужей и многочисленных экспертов, но и подписание контракта между Национальной энергогенерирующей компанией «Энергоатом» и американской компанией «Вестингауз» на поставку партии ядерного топлива для Южно-Украинской АЭС на период с 2011-го по 2015 год.

Подписание случилось 30 мар­та, в воскресенье. В принципе, событие-то рядовое. Две большие компании подписали коммерческий контракт. Поскольку одна из компаний — американская, то подписание приурочили к визиту американского президента. Практи­ка нормальная и принятая во всем мире. Но уже в понедельник только одно российское информационное агентство Regnum дало шесть материалов относительно этого события, не говоря уже о печатных и непечатных СМИ. Одни названия чего стоят: «Решение о замене российского топлива на иностранное на украинских АЭС не просто безответственно, но и цинично» (!), «Киев готовит себе новый Чернобыль», «Украинские игры с атомом», «Контракт — сугубо политическое решение» и, наконец, «Россия может поднять цену на свое ядерное топливо для Украины». Высказывались директора и зам.директора российских институтов, депутаты верхней и нижней палат Государственной думы, руководство компании «ТВЭЛ», бывшие сотрудники первой АЭС и «просто эксперты». Да и украинские лоббисты российских интересов не молчали и, используя принадлежащие им медиа­ресурсы, подливали маслица в огонь. Удивляюсь все-таки «Росатому» и «ТВЭЛ» — им-то зачем напрягаться, когда силами наших отечественных «радетелей» украинских интересов, возглавлявших не так давно движение «В Европу — вместе с Россией», можно без ущерба для корпоративного российского кармана организовать по высшему разряду «черный» пиар НАЭК и всей ядерной энергетики Украины через им принадлежащие СМИ?

О том, что в Энергетической стратегии Украины до 2030 года, принятой правительством в марте 2006 года, говорится о необходимости продолжения проекта квалификации ядерного топлива производства «Вестингауз» для украинских АЭС с целью диверсификации его поставок, россияне, причастные к ядерной отрасли, знали прекрасно. Знали они и о Плане мероприятий на 2006—2010 гг. на выполнение Стратегии, утвержденном распоряжением КМУ, в котором определены сроки реализации проекта. Напомню также о том, что весной 2007 года был подписан контракт НАЭК с «Вестингауз» на поставку 42 тепловыделяющих сборок (ТВС) в 2009 году для продолжения проекта квалификации. И произошло это, кстати, во время президент­ства в компании пророссийского А.Деркача, любителя захаживать в гости к руководителю «Росатома» С.Кириенко по-свойски. Значит, результаты испытаний шести ТВС производства «Вестингауз», находящихся в реакторе энергоблока №3 ЮУАЭС с 2005 года, не были уж так плохи, раз Андрей Леонидович раскошелился на оплату еще 42 ТВС, кстати, в рамках коммерческого контракта? Замечу, что реакции в российских СМИ, во всяком случае бурной, тогда не наблюдалось.

Да и как нам без диверсифика­ции, когда был уже прецедент, не замеченный широкой общественностью Украины в разгар бурных событий оранжевой революции. Тогда, в декабре 2004 года, агентство «Интерфакс-Украина» со ссылкой на тогдашнего президента российской компании «ТВЭЛ», монопольного поставщика ядерного топлива на все 15 энергоблоков украинских АЭС (производящих почти 50% электроэнергии в стране), сообщило, что в 2005 году компания может приостановить поставки топлива. Почему такое сообщение совпало по времени с проблемными выборами президента Украины, догадаться не сложно. Однако когда позиция руководства России относительно наших выборов была скорректирована, все рассосалось, как будто и не было никаких заявлений. Не говорю уже о том, что весь мир наблюдал шоу «Россия перекрывает вентиль на трубе с газом для Украины», причем в двух актах, как в Марлезонском балете, с ант­рактом длиной в два года.

Спрашивается: по-государст­венному ли ставить практически всю энергетику Украины в зависимость от поставок основных энергоресурсов для производства электроэнергии в стране, т. е. газа и свежего ядерного топлива, от одного политически капризного поставщика? К тому же цены, на которые он ежегодно повышает (при этом для внутренних потребителей цена вдвое ниже. Т.е. мы с вами инвестируем в российский ядерно-промышленный комплекс, дотируем российские АЭС).

История с ценами на свежее ядерное топливо аналогична газовой. Цены на него повышаются российской компанией ежегодно. Только пишут в СМИ об этом мало, поскольку ценовые параметры контрактов НАЭК «Энерго­атом» с «ТВЭЛ» всегда были великой коммерческой тайной. И проекты этих контрактов еще до подписания почему-то не появляются в Интернете.

Реакция же РФ на подписание контракта НАЭК—«Вестин­гауз», по большому счету, похожа и на ее реакцию на наш ПДЧ. Мы еще не вступаем в НАТО, а только готовимся, и не известно, вступим ли, но уже наш северный сосед по континенту грозит направить ракеты с ядерными боеголовками на нас. Мы еще не перешли к коммерческому использованию американского топлива на наших АЭС, а только проводим исследования, по итогам которых Госатомрегулирование Украины выдаст или не выдаст разрешение на его использование, а нас уже пугают всеми мыслимыми и немыслимыми катастрофами на наших ядерных энергоблоках. Напрашивается одесский вопрос: чего вдруг?

А «вдруг» потому, что Россия, страстно желая быть энергетической империей, не только торгуя газом, но и топливом для АЭС, которое уже не ископаемый ресурс, а высокотехнологическое изделие, чем очень гордится, не хочет терять огромный рынок Украины и иметь на нем конкурента. Российские СМИ пишут: контракт НАЭК с «Вестингаузом» — политическое, а не экономическое решение. Да, а что в этом плохого? Разве Россия всегда исходит только из экономических соображений? И хотя точно не известно, какие ценовые параметры имеет этот контракт из-за пресловутой коммерческой тайны, как мне кажется, даже если топливо «Вестингауза» будет и чуть дороже, минимизация политических рисков стоит этой цены. Не всегда то, что дешевле, стоит покупать, необходимо учитывать и другие обстоятельства, особенно когда уже были прецеденты политического давления с использованием в качестве рычага энергоресурсов.

И еще раз о цене. Представители «ТВЭЛ» заговорили о том, что они теперь имеют право повышать еще больше цену на свое топливо для Украины. Первый вице-президент ОАО «ТВЭЛ» В.Рождественский прокомментировал под­писание контракта между НАЭК «Энергоатом» и американской компанией Westinghouse следующим образом: «Корпорация «ТВЭЛ» приветствует подписание украинской НАЭК «Энерго­атом» и компанией Westinghouse контракта на поставку топлива как свидетельство готовности украинской компании работать на принципах свободного рынка, принятых в Европе. До сих пор контракты на поставку топлива между НАЭК «Энергоатом» и ОАО «ТВЭЛ» заключались в эксклюзивном порядке, в этой связи формирование цены диктовалось во многом субъективными факторами. Заявленная диверсификация поставщиков позволит конкретно продемонстрировать стремление украинской компании работать со всеми поставщиками на равных условиях, в соответствии с законами рыночной экономики. В ОАО «ТВЭЛ» уверены, что переговоры по заключению контракта на поставку топлива для АЭС Украины на период после 2010 года будут переведены именно в это русло». Конец цитаты.

Как по мне, заключать договор «в эксклюзивном порядке» — это как раз и есть по законам рыночной экономики. Украина является самым крупным, в некотором смысле даже монопольным потребителем российского топлива, при­нося почти половину годовой валютной выручки «ТВЭЛ», потому и имеет право на дисконты и прочие блага, включая субъективный фактор. Ценовые условия контракта всегда являются результатом переговоров и компромиссов. Хочется надеяться, что все-таки цена в России на что бы то ни было определяется не столь экзоти­ческим способом, как однажды кры­лато выразился уходящий рос­сийский президент относительно цены на газ, а именно не «выковыривается из носа», а рассчитывается по ранее согласованной формуле.

Ну и в заключение хочу рассказать следующую историю. 20 мар­та 2008 года две компании — российская «Атомэнергопром» и японская «Тошиба» подписали Генеральное рамочное соглашение о развитии сотрудничества в мирном использовании атомной энергии. Российские СМИ писали мно­го на эту тему, преподнося событие так, словно был создан еще один транснациональный могучий концерн, и что это соглашение — большая победа российского ядер­но-промышленного комплекса. Политолог Н.Яковлев, руководитель российского Центра геополитических экспертиз, заявил 21 мар­та следующее: «Политические игры, граничащие с безумием (сколько эмоций! — О.К), на украинских атомных станциях должны прекратиться в ближайшее время… (каков тон, однако! — О.К.) Я уверен, что стратегическое партнерство «Атомэнергопрома» и «Тошибы», купившей в свое время «Вестингауз», заставит украинцев прекратить неразумную программу (как дипломатично! — О.К.) сокращения объема поставок российского топлива на украинские АЭС. К тому же, общаясь с «Вестингауз», Украина будет обращаться в том числе и к России, поскольку это предполагает стратегический альянс двух крупных ядер­ных корпораций — «Атомэнер­гопрома» и «Вестингауз». Конец цитаты.

Журналист одного из российских информагентств обратился ко мне за комментарием относительно подписания соглашения с «Тошибой», задав такой характерный вопрос: «Как это отразится на Украине?» Мой ответ был — да никак. Два хозяйствующих субъекта заключили соглашение о сотрудничестве, дело житейское и мало к чему обязывающее. Обычно в таких соглашениях пишется о том, что будет происходить обмен информацией, опытом эксплуатации, взаимные визиты специалистов, организовываться различные совместные мероприятия, в том числе обучающе-ознакомительные. Наш НАЭК «Энергоатом» имеет подобные договоры с многими ведущими компаниями мира — такими как «АРЕВА», «Электросети де Франс», с «Росэнерго­атомом» и другими. Вот если бы «Атомэнергопром» купил акции «Тошибы», как это сделал «Казатомпром» прошлой осенью, купив 10% акций «Вестингауза», тог­да это было бы событие. В этом случае «Атомэнергопром» мог бы каким-то образом влиять на произ­водственную политику «Тошибы», которая владеет 63% акций «Вестин­гауза». А продаст ли «То­шиба» свои акции российской компании — большой вопрос. Ведь акции «Атомэнергопрома» 100% принадлежат государству, что закреплено законом, есть законодательное ограничение и по участию иностранных компаний в этом концерне, потому обмен активами на паритетных началах невозможен в условиях российского государственного капитализма. У нас вот тоже есть трехстороннее и, подчеркну, даже правительственное соглашение между Украиной, Россией и Казахстаном о создании совместного предприятия УкрТВС для производства ядерного топлива на троих, но даже оно не действует уже семь лет, несмотря на высокий статус договора! Мой комментарий свет так и не увидел. Как не было опубликовано и мое мнение в духе предлагаемой вам сегодня статьи российским агентством Regnum, журналист которого обращался ко мне по поводу контракта НАЭК—«Вестингауз». Свобода слова по-российски в действии!

P.S. Кстати, о высочайшем качестве российских ТВСА и некачественности изделий «Вестин­гауз», грозящих Украине «новым Чернобылем» и прочими напастями. Помнится мне, что году так в 2001 «плыли» (на жаргоне специалистов) решетки на российских тепловыделяющих сборках, и украинским атомщикам пришлось отбраковывать кассеты стоимостью по 500 тыс. долл. за штуку. А 17 октября 2003 г., во время планово-предупредительного ремонта энергоблока №3 ЗАЭС, в котором в опытно-промышленной эксплуатации находились модифицированные ТВСА российского производства, в них были обнаружены всякие посторонние предметы, которые не предусматривались конструкцией! Инспек­торы по ядерной и радиационной безопасности Госатомрегулирования Украины и представители НАЭК «Энергоатом» даже программу разработали специальную под кодовым домашним названием «поиск лишних болтов и гаек в российских сборках». А посторонние предметы в ТВС — это угроза ядерной безопасности! Особенно когда эти ТВС уже в активной зоне реактора и эти посторонние предметы существенно влияют на физику реактора. Потом украинская делегация ездила в Ново­сибирск и Электросталь, чтобы на месте ознакомиться с производством ТВСА (полагаю, за счет провинившегося «ТВЭЛ»). Жаль только, что при Л. Кучме у нас со свободой слова было туго, потому громкого скандала не случилось и все закончилось тихо. А ведь какой повод упустили наши журналисты! Вот уж где можно было попиариться! Так вот, господа россияне, как там насчет бревна в собственном глазу у нас, славян, говорится?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно