ВОЕННЫЕ ПРОЛОЖАТ ДОРОГУ НА ЗАПАД?

28 февраля, 2003, 00:00 Распечатать

На плечи военных проблемы продвижения украинских интеграционных идей на Запад ложились не раз. Че...

На плечи военных проблемы продвижения украинских интеграционных идей на Запад ложились не раз. Чего стоит только батальонотворчество, благодаря которому украинско-польский миротворческий Укрполбат и инженерный батальон Тиса, созданный Украиной, Румынией, Венгрией и Словакией, служат символами евроатлантической интеграции цвета хаки. Летом 2001 г. благодаря военным Украина вошла ассоциированным членом в Совет министров обороны государств Юго-Восточной Европы. Сегодня, похоже, приказ военным на Запад еще более актуален. Во-первых, потому что украинской промышленности, и в том числе оборонной, определенно дан приказ в другую сторону. А во-вторых, на фоне прошлогодних заморозков на западном направлении отчетливо забрезжил свет оттепели.

Именно политический момент стимулировал решение украинской власти направить в зону конфликта в Персидском заливе батальон радиационной, химической и биологической (РХБ) защиты. С одной стороны, это повод реанимировать былую дружбу с Соединенными Штатами, заодно продемонстрировав миру свою вовлеченность в проблемы региональной безопасности, а с другой, решение Киева довольно важно для Вашингтона, поскольку демонстрирует политическую поддержку войне с Ираком. То есть, выступая даже под эгидой ООН, Киев безоговорочно уже на стороне Вашингтона. И, наверное, рассчитывает на адекватный ответный ход. Например, на снятие с повестки дня «кольчужного» вопроса…

Но вряд ли для украинского общества, как и для самих военных, все так однозначно в проблеме участия Украины в этом вооруженном конфликте. Для многих остается вопросом, что перевешивает на чаше весов: возможные политические дивиденды или риски.

Потенциал украинского военного присутствия

Исходные позиции Украины весьма удачны. Начать стоит с того, что ответ на заявление Президента Леонида Кучмы 4 февраля о готовности Украины принять участие в миссии ООН на территории Ирака и предоставить в распоряжение ООН спецбатальон химической, бактериологической и радиационной защиты не заставил себя долго ждать. Оперативно взвесив плюсы от вовлечения Украины в орбиту своей внешней политики, уже 19 февраля США через посла в Украине Карлоса Паскуаля передали Президенту Украины и министру иностранных дел ноту с соответствующим запросом о возможности направления в Ирак такого воинского формирования. А на следующий день на заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины было принято решение направить в район Персидского залива батальон РХБ-защиты для участия в мероприятиях по обеспечению безопасности населения стран Персидского залива и Ближнего Востока. Посол США в Украине Карлос Паскуаль пообещал в ближайшем будущем назвать страну, которая официально обратится к Украине с просьбой направить батальон РХБ-защиты. «Мы убеждены, что Украина имеет технические возможности и потенциал, которые можно использовать для спасения десятков тысяч жизней в Персидском заливе», — такие слова дипломата, вне всякого сомнения, являются не только стимулом, но и содержат четкий политический подтекст.

Между тем в украинском подразделении общей численностью около 500 чел. будет 35 прапорщиков и 65 офицеров, не будет ни одного военнослужащего, призванного на срочную службу. Батальон РХБ-защиты уже укомплектован и готов к работе по прямому назначению, причем есть все основания полагать, что Верховная Рада примет положительное решение относительно его отправки. Похоже, не станет преградой и вопрос финансирования батальона. Готовясь выделить на войну в Ираке от 60 до млрд., Соединенные Штаты, понятно, не сочтут непосильным бременем финансирование дополнительного союзника.

Конечно, наибольшая политическая выгода для Украины могла бы вызреть в том случае, если бы иракская проблема была решена дипломатическим путем или хотя бы военная кампания была бы отложена в долгий ящик. Однако развитие событий убеждает наблюдателей в обратном. Хотя и тут есть интересный нюанс, заключающийся в том, что Киев может и не дождаться официального приглашения одной из заинтересованных стран Ближневосточного региона. А в парламентском комитете по вопросам нацбезопасности и обороны уже поспешили напомнить, что украинское законодательство требует обращения со стороны государства—члена ООН или государства, имеющего мандат ОБСЕ. Без него, заметил на этой неделе глава профильного комитета Георгий Крючков, Верховная Рада не сможет утвердить рекомендацию Президента и СНБОУ. В кулуарах власти поговаривают, что таким государством может стать Турция. Это вполне реально, поскольку последняя может больше других пострадать от боевых действий. Потенциально с приглашением могут выступить Кувейт, Бахрейн или ОАЭ. Тем более что, в отличие от российского «Рособоронэкспорта», госкомпания «Укрспецэкспорт» примет участие в почти сорванной из-за угрозы войны международной выставке IDEX-2003 (расположенной в сотне километров от зоны конфликта), начало которой вполне может совпасть с началом боевых действий против Ирака. Но если этого не произойдет и исход украинского участия будет решен таким образом, для Украины это не худший вариант: добрая воля будет зафиксирована, а отношения с США восстановлены.

Но, скорее всего, формальности будут успешно улажены, а противоборство этому процессу со стороны фракции Компартии в Верховной Раде со скрипом преодолено. Тогда слово за людьми в погонах. По мнению первого заместителя председателя профильного комитета парламента Бориса Андресюка, украинское участие в миссии ООН является абсолютно положительным шагом и само по себе достаточно тесно связано процессами евроатлантической интеграции Украины. Оно совпадает с реализацией соответствующей государственной программы и будет способствовать развитию взаимосовместимости с подразделениями альянса, переходу на стандарты НАТО и улучшению языковой подготовки украинских военных, сказал автору парламентарий.

Вопрос же предоставления американцам воздушного коридора пока не поднимался. Как ожидается, если его постановка не будет противоречить Договору об обычных вооруженных силах в Европе, решение парламента появится незамедлительно.

Нет сомнения, что, принимая решение на отправку батальона в зону возможного конфликта, Киев руководствовался политической ситуацией. Появился удачный момент не только восстановить мост доверия с США, но и продемонстрировать последовательность движения в НАТО. Можно спорить с парламентариями относительно перехода на натовские стандарты, особенно на фоне февральских договоренностей украинской оборонной промышленности не только модернизировать основные виды вооружений и военной техники по российскому типу, но и создавать совместно новые виды постсоветских вооружений, но с точки зрения достижения политических целей предложение Киева оказалось весьма кстати. Действительно, чернобыльский опыт украинских военных мог бы помочь не только снять напряженность с украинско-американских отношений, но и заработать реальную специализацию Украины в НАТО. Потому что участие украинского подразделения в миссии ООН не может остаться незамеченным для европейских партнеров с точки зрения появления этих же подразделений в будущих миссиях НАТО и ЕС. Стоит отметить, что сегодня большинство государств—членов НАТО имеют четкую военную специализацию в альянсе, а учитывая, что военное измерение евроатлантического пространства все больше расширяется, для Украины возрастает и актуальность получения карт-бланша на одном или нескольких направлениях. Можно вспомнить, что Украина уже предлагала государствам НАТО и ЕС использовать в качестве специализации ее военно-транспортные возможности. Переброски самолетами предприятия военного ведомства «Украинская авиационная транспортная компания» контингентов и грузов государств—членов НАТО в прошлом году говорит о том, что это направление вполне устраивает западных партнеров. Об этом же свидетельствует и зафиксированное внимание специалистов НАТО к военно-инженерным возможностям Украины. Речь о недавнем посещении понтонно-мостового подразделения ВСУ, а также о пристальном внимании некоторых натовских держав к работе украинских саперов в Южном Ливане. Правда, в последнем случае, не исключено, внимание связано с изучением конкурента, поскольку с прошлого года Украина, подключив к проблеме продвижения на рынок спецуслуг по гуманитарному разминированию госпосредника «Укроборонсервис» (дочерняя структура госкомпании «Укрспецэкспорт»), начала переводить весь этот процесс на коммерческие рельсы.

Естественно, Украина далеко не единственное государство, которое развивает специализированные военные возможности. Даже такое небольшое государство как Латвия предлагает альянсу свои подразделения сразу в трех различных специализациях: саперные, военно-полицейские и военно-медицинские. А подразделение РХБ-защиты в НАТО — это сфера ответственности Чехии. Но, как считают эксперты, сегодня больше шансов у украинского батальона. И вовсе не из-за чернобыльского опыта или какого-то уникального оснащения. Для Запада возможность привлечения Украины тоже рассматривается как весьма выгодный политический пасьянс: потеря Украины и откровенное превращение ее в буферную разделительную зону не устраивает не только США, но и основных политических игроков Западной Европы. Это, кстати, подтверждает и заявление К.Паскуаля о том, что хотя батальон мог бы сыграть очень позитивную роль в улучшении взаимоотношений двух государств, вопрос отправки подразделения в зону возможного конфликта «стоит отдельно».

Риски

Безусловно, они есть. Например, гораздо сложнее придется украинским властям, если ситуация неожиданно начнет развиваться по другому, более пикантному сценарию. А именно, если консенсус в Совете безопасности ООН так и не будет достигнут, а войска, скажем, американские и британские, все-таки двинутся на Ирак. Подготовленного решения на этот счет в Комитете ВР по вопросам нацбезопасности и обороны нет. Вряд ли оно есть и в структурах исполнительной власти. А от государства, сказавшего «А», будут ждать и «Б». Хотя тот же Б.Андресюк уверен: Украине даже в таком случае надо участвовать в кампании, а беспокойство по поводу рисков втягивания в войну слишком преувеличено. Хотя бы потому, что украинский батальон не будет участвовать в военных действиях, а намерен заниматься лишь ликвидацией возможных последствий военных действий.

Армия Ирака вооружена старым экс-советским вооружением. Основу «проржавевшего меча» этого государства составляют чуть больше двух десятков самолетов Миг-25, Миг-29, Миг-23 и Су-22. Чуть больше у Ирака возможностей для ведения наземной операции: имея в своих ВС
375 000 человек в 23 дивизиях с вооружением до 2 200 старых танков Т-55, Т-59, Т-62 и Т-72, а также около 500 ракетных систем залпового огня (РСЗО), Ирак постарается втянуть США в затяжную войну прошлого века. По существующим оценкам, системы ПВО в центральной части Ирака остались в таком же состоянии, как в период боевых действий в Персидском заливе в 1990—91 гг., а организация обороны иракского воздушного пространства с помощью самолетов равносильна самоубийству. В то же время есть и некоторые поводы для опасений. Например, по данным Forecast International, Ирак разрабатывает беспилотный летательный аппарат на базе старого советского истребителя Миг-21 с дальностью действия до 1,8 тыс. км., который, как предполагается, можно использовать в качестве средства доставки биологического или химического оружия.

Другой источник — Journal of Electronic Defense — сообщал в сентябре прошлого года о том, что Ирак владеет мобильной системой ПВО С-125М «Печора» (SA-3 по классификации НАТО), а тщательное изучение фотоснимков показало, что эта система аналогична модернизированной «Печоре-2М». При этом источник указывает, что серьезная модернизация «Печоры» проводится созданной в 2000 г. российско-белорусской Межгосударственной финансово-промышленной группой «Оборонительные системы».

Российские аналитики утверждают, что вокруг Багдада и Тикрита сохранились классические комплексные системы ПВО с перекрывающими друг друга зонами поражения целей зенитными управляемыми ракетами. И конечно же, у Ирака сохранилось несколько десятков ракет «Скад» («поверхность—поверхность») местной сборки или модифицированных, а также какое-то количество пусковых установок этих ракет. Американские специалисты уверены, что имеет место сборка и нескольких новых ракет с дальностью действия в 150 км. И не исключено, эти ракеты модифицируются с целью увеличения дальности действия. А публикации о ракетах Al Samud-2, скорее всего, свидетельствуют о том, что в Ираке не топтались на месте.

Исходя из оценок военного потенциала, прямых угроз Украине нет. Но также нет и гарантий, что Ирак не будет поддерживаться террористическими организациями. Кроме того, российские военные серьезно относятся к опасности применения американского ядерного оружия малой мощности для поражения подземных целей. Об этом, в частности, недавно заявил один из ведущих специалистов в России по управлению ядерными силами генерал-полковник Варфоломей Коробушин. Российский военный, очевидно, намекает и на опасность ответных, возможно асимметричных акций.

Кроме того, война в Ираке неминуемо принесет Украине и экономические потери. Посол Республики Ирак в Украине г-н Музхер Н. В. Аль-Дури считает, что речь идет о ежегодных
0 млн. Есть и другие оценки. По данным Министерства экономики и по вопросам европейской интеграции Украины, из-за возможной войны США и их союзников в Ираке общие потери экспорта Украины составят около 0—800 млн. в год. «Мы уже потеряли за прошлый год 0 млн. экспорта в Ирак. Если начнутся военные действия в Ираке, то мы потеряем еще 0 млн. Мы вообще потеряем иракский рынок и, возможно, рынок стран вокруг Ирака. А это еще около 0 млн.», — заявил недавно заместитель начальника Управления макроэкономического прогнозирования Минэкономики Вадим Пищейко.

По мнению экономистов, в случае, если война затянется, мировые цены на нефть могут подскочить до , а американский фондовый рынок при этом может испытать 30%-процентный спад. Соответственно, ВВП США в 2003 г. сократится на 2%. Между тем наиболее вероятным сценарием развития событий в Ираке специалисты считают быструю капитуляцию Багдада. Это, по их мнению, приведет к быстрому падению цен на нефть до за баррель и к росту экономики США на 2,9%.

И все же, говоря об участии Украины в этой военной кампании, большая часть наблюдателей акцентирует внимание на политической стороне дела. В адрес Украины было слишком много обвинений в различных нарушениях, связанных с поставками в Ирак, так что быть в стороне в такой ситуации не только сложно, но и вряд ли возможно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно