ВОЕННАЯ РЕФОРМА. ИДЕИ ПРЯМОГО ДЕЙСТВИЯ

4 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

О том, что Украине нужна новая военная доктрина, говорят давно. Еще в декабре 1998 г. только что назна...

О том, что Украине нужна новая военная доктрина, говорят давно. Еще в декабре 1998 г. только что назначенный начальник Генштаба Вооруженных Сил Украины генерал Владимир Шкидченко проинформировал журналистов, что в Украине «продолжается разработка новой военной доктрины, а военное ведомство готовит соответствующие предложения». Однако с приближением милленниума разговоры о новой украинской доктрине, как, впрочем, и о военной реформе, если не утихли, то были тщательно закамуфлированы. В частности, общественности было предложено переварить сообщения о выполнении первого этапа Программы строительства и развития ВСУ до 2005 г. Сегодня в Генштабе справедливо замечают, что принятие военной доктрины и реализация военной реформы — не дело военного ведомства. На вопрос, когда будут приняты политические решения (или, приняты ли они), сегодня пока ответа нет. А ведь, кроме армии, есть еще почти десяток силовых структур со своими проблемами, перекосами и полмиллионом военных, требующие не менее пристального внимания. Поэтому, неудивительно, что преданное на суд общественности и специалистов исследование Украинского центра экономических и политических исследований (УЦЭПИ) о состоянии Военной организации Украины стало, если не сенсацией, то по меньшей мере, очень сильным толчком к обсуждению, куда и как дальше двигаться отечественным силовикам. Интересно, что авторы исследования, кроме весьма объективной критики, внесли и ряд конкретных предложений относительно проведения реформы Военной организации с учетом того, как это делалось и делается в развитых странах. Практически же, генералитет, приглашенный в пятницу обсудить проблемы реформирования силовых структур за «круглым столом», оказался не готовым к дискуссии (очевидно, сказывается традиционная закрытость информации о силовых структурах). К чести генералов, они согласились на то, чтобы пресса выступила в роли посредника, чем и воспользовался автор.

ОДА КРИТИКЕ

Историки утверждают, что именно умышленное искажение разведкой информации о реальном состоянии дел, а также боязнь сказать Сталину правду привели к переоценке сил в 1941 г. и катастрофическому бездействию военно-политического руководства страны.

Сегодня практически никто в Украине не называет среди главных угроз опасность широкомасштабной войны, зато многие говорят о возможности для Украины быть втянутой в локальные конфликты, не исключают масштабных катастроф, акций международного терроризма и многого другого, обуславливающего внимание к созданию эффективных силовых структур. Однако, на фоне заверений руководителей самих силовых ведомств об успехах эксперты УЦЭПИ пришли к весьма неутешительным выводам.

Например, к тому, что все предпринимавшиеся ранее попытки реформировать армию, были скорее фальстартами, чем реализацией задач по обеспечению безопасности страны. К существованию ведомственных интересов, приведших вместе с хроническим недофинансированием к отсутствию координации их развития на общегосударственном уровне.

По мнению президента УЦЕПИ Анатолия Гриценко, сейчас Военная организация страны является чрезмерной по численности, экономически обременительной для государства и неспособной на сто процентов обеспечить неприкосновенность национальных границ. Кроме того, дальнейшее существование Военной организации нынешней структуры и численности приведет к ее деградации, а сохранение нынешних объемов финансирования, например, Войск гражданской обороны, приведет к тому, что в случае серьезной угрозы или катастрофы, подобной чернобыльской, Министерство по чрезвычайным ситуациям не сможет сформировать определенную планами численность боеготовых частей, готовых к выполнению задачи.

Экспертами также зафиксирована внушительная диспропорция как между уровнем развития различных силовых структур, так и между их финансированием. Например, по информации УЦЭПИ, должностной оклад начальника отдела СБУ превышает оклад министра обороны. Весьма интересным оказалось утверждение о том, что сегодня в ВСУ не 310 тыс. военнослужащих, а лишь 275 тыс. На что начальник Главного оргмобуправления МО генерал Николай Матюх заявил автору, что «раз Верховной Радой утверждена численность ВСУ в 310 тыс. военнослужащих, значит, такая численность и есть. У нас есть некомплект, но это наше внутреннее дело». Первый заместитель начальника Генерального штаба генерал Николай Пальчук был более осторожным в высказываниях и сказал журналистам, что «численность военнослужащих по списку постоянно колеблется и всегда несколько ниже установленной. На 5—10—15—20 тыс. военнослужащих».

Эксперты УЦЭПИ подсчитали, что Украина сегодня способна лишь на сдерживание агрессии на одном оперативно-стратегическом направлении, если война будет продолжаться не более 30 — 40 суток, тогда как доктрина 1993 г. предполагает куда более масштабные цели. Правда, забегая вперед, можно сообщить, что с этим доводом первый замначальника Генштаба согласился.

По мнению исследователей УЦЭПИ, невозможно рассчитывать на одновременную реализацию всех задекларированных приоритетов: развитие высокоточного оружия, средств воздушно-космической обороны и разведки, радиоэлектронной борьбы, авиации и аэромобильных сил и еще многого другого. На это потребуется не менее 80 млрд. долл., в то время как Госбюджет на национальную оборону в текущем году не превысит 240 (запланированных) млн. долл. На эти деньги возможно содержать лишь одну дивизию по стандартам НАТО, отмечается в исследовании УЦЭПИ.

Все это привело к тому, что престиж службы в армии остается низким, а качество призывного контингента все ухудшается, говорится в пресс-релизе УЦЭПИ, подготовленном к «круглому столу». Профессионализация проходит слишком медленно и остается в ВСУ на отметке 28%, а нужно хотя бы 60%.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Важным отличием УЦЭПИ от предшественников стала реализация ленинского принципа «Критикуя, предлагай!» В двух из четырех разделов доклада они подробно расписали как должна проводиться реформа и что нужно делать, чтобы она оказалась эффективной.

Эксперты уверены, что существующих военных ресурсов в Украине достаточно для проведения реформы. Но она должна планироваться и реализовываться под руководством гражданских, в частности, Совета национальной безопасности и обороны и правительства Украины. Пожалуй, самым резонансным предложением стало сокращение численности армии до 150—170 тыс. военнослужащих (с наличием в военном ведомстве 50 гражданских вместо сегодняшних 90 тыс.) и сокращение всех силовых ведомств (или всей Военной организации) до 300—320 тыс., то есть, более чем наполовину того, что имеется. Эксперты настаивают на необходимости объединить ВВС и ПВО, морских сил Пограничных войск и ВМСУ прямое подчинение оперативных округов Генштабу. Кроме того, законодательно расширить внутренние функции армии и на протяжении следующих 10—15 лет сохранить для Украины внеблоковый статус.

На вопрос, откуда взять деньги для реформирования президент УЦЭПИ А.Гриценко ответил автору, что, прежде всего, необходимо выделять на потребности обороны с 2001 года не менее чем 2,5% от ВВП, в то время как в течение трех последних лет этот показатель колебался между 1,35% и 1,4%. Кроме того, «зачем Украине более 4 тыс. танков, часть из которых можно продать? Зачем Украине ракетный крейсер? Зачем Украине 900 самолетов, если сегодня можно найти 10—15 летчиков, способных выполнять боевые задачи в сложных метеоусловиях на уровне стандартов НАТО?»

Эксперты уверены, что приоритетами сегодня должны стать военная разведка, силы быстрого реагирования ВСУ, Пограничные войска, мобильные подразделения гражданской обороны и антитеррористические подразделения СБУ. В подтверждение, например, слов о необходимости улучшить финансирование Погранвойск можно привести слова первого заместителя Госкомитета по вопросам охраны границы, начальника штаба Пограничных войск генерала Павла Шишолина о том, что «состояние финансирования Пограничных войск в 1999 г. неудовлетворительное, задолженность по выплате денежного содержания составляет ныне 19 млн. грн., а общая задолженность Госкомгранице составляет 100 млн. грн. при бюджете на 174 млн. грн.».

Эксперты также настаивают и на корректировке функций силовых ведомств, на переход в течение года на единую систему тылового и технического обеспечения и скорейшую профессионализацию армии.

АРГУМЕНТЫ И КОНТРАРГУМЕНТЫ

Военных, безусловно, очень огорчил тот факт, что эксперты УЦЭПИ «сосредоточились на негативных аспектах, игнорируя те результаты, которые удалось достичь» в ходе реализации Программы строительства и развития ВСУ до 2005 г.

Генерал Н.Пальчук выразил уверенность в том, что «реформа Военной организации Украины нужна». Но главным своим козырем генерал сделал недостаточное финансирование армии. «Если для перехода на профессиональную армию до 2005 г. необходимо 7 млрд. грн., где государство возьмет такие деньги? Таких денег нет и не будет. Получается, сама по себе идея прекрасная, но она нереализуема в такой короткий срок. Поэтому Минобороны предлагает провести работу по переходу ВСУ на профессиональную основу в течение 15—16 лет». С предложенной экспертами численностью армии в 150 — 170 тыс. генерал согласился при условии, что «ВСУ будут оснащены самыми высококачественными вооружениями, высокоточным оружием, современными самолетами, будет вестись качественная боевая подготовка». По словам замначальника Генштаба, сегодня определены и приоритеты развития военной техники: силы и средства разведки, радиоэлектронной борьбы, управления войсками, высокоточное оружие и авиакомплексы. Говоря же о финансовом обеспечении Программы развития вооружений и военной техники, Н.Пальчук отметил, что «военное ведомство не требует тотчас необходимые 9 млрд. грн., а выделяет возможные средства из того, что выделяется. Цифры, к сожалению, невелики. Они колеблются и составляют порядка 300—500 млн. грн. ежегодно до 2015 г. с учетом ожидаемого увеличения ВВП».

Официальный представитель Генштаба согласился с мнением экспертов о необходимости сокращения срока службы военнослужащих до года и заверил, что эта идея вскоре будет реализована, как и еще одно предложение экспертов — создание в стране единой системы тылового и материального обеспечения. Однако Н.Пальчук намекнул, что это предложение, кстати, в свое время инициированное Генштабом, наталкивается на жесткий прием руководителей других силовых структур. Что касается крейсера «Украины», генерал остался непоколебимым в своей уверенности, что этот корабль стране необходим, тем более, что его достройка дает возможность загрузки рабочих мест.

Генерал Пальчук считает, что и на сегодняшний день уже сделано достаточно немало: «во всех силовых структурах создана и существует единая система оперативной подготовки и планирования».

Надо отдать должное, иногда аргументы действующих военных казались вескими. Так мнение экспертов о необходимости передачи функций по охране государственной границы на море ВМСУ вместе с кораблями и инфраструктурой морских сил Погранвойск П.Шишолин парировал следующим образом: «Для передачи функций по охране государственной границы на море и в исключительной морской экономической зоне, необходимо изменить всю нормативно-правовую базу государства. Ныне существуют определенные функции, которые выполняют морские силы Пограничных войск согласно Закону об исключительной экономической зоне и согласно законам о Пограничных войсках и о Госгранице, а ВСУ их юридически не могут выполнять».

Что ж, если первое публичное обсуждение проблем украинских силовых структур не станет последним, цель исследователей уже будет достигнута. Можно будет всерьез говорить и о гражданском контроле над ними, и о прозрачности, характерной для любой демократической державы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно