Внеблоковость — это дорого и… несовременно

26 марта, 2010, 19:04 Распечатать Выпуск №12, 26 марта-2 апреля

Несмотря на то что Вооруженные силы Украины с 2003 года структурно готовили к интеграции в Североатлантический альянс, новый Верховный главнокомандующий уже определил для Украины статус внеблоковости...

Несмотря на то что Вооруженные силы Украины с 2003 года структурно готовили к интеграции в Североатлантический альянс, новый Верховный главнокомандующий уже определил для Украины статус внеблоковости. Не останавливаясь на сугубо процедурных вопросах изменения курса (в частности, необходимости внесения изменений в Закон Украины «Об основах национальной безопасности Украины»), на невозможности нейтрального статуса при наличии военной базы иностранного государства на территории Украины, посмотрим на военно-экономическую сторону вопроса.

Идеология вступления в НАТО подкреплялась в первую очередь сдержанными военными расходами, растянутыми за счет ясного планирования на много лет. Народ пугали крупными тратами на новые вооружения западного производства, но на деле эти ассигнования связаны не с НАТО, а с накопленным комом проблем за последние полтора десятилетия. Для сравнения, соседняя Польша, вкладывая в обороноспособность 2 % ВВП ежегодно, из которых 25,3 % идет на перевооружение, за десять лет подошла к решению проблемы первичной модернизации армии. Применительно к Украине компактная, мобильная армия должна была иметь определенную, важную для всего военно-политического блока специализацию. Украина идеально вписывалась натовскую концепцию с развитием своей военно-транспортной авиации и обеспечением перебросок подразделений и техники альянса.

Конечно, многое следовало подтягивать к стандартам НАТО, но Украина тут, пожалуй, в лучшем положении, чем страны Центральной и Восточной Европы. Например, уже сегодня украинские средства связи позволяют взаимодействовать со штабами альянса, а ряд новых разработок, реализованных за счет оружейного экспорта, не только вписываются в стандарты НАТО, но и покупаются странами альянса (в частности, высокоточные средства поражения и средства защиты от высокоточного оружия). Взамен Украина могла бы рассчитывать не только на дипломатическое и военное «прикрытие» Брюсселя, но и на технологическое донорство. Ведь не секрет, что Украина способна самостоятельно обеспечить потребности ВСУ только на 60— 65%. Та же Турция, которая исторически вообще не имела собственной оборонной промышленности, за счет импорта технологий стран НАТО для организации собственного производства к 2010 г. довела возможности удовлетворения потребностей национальной армии своими мощностями до 50%. А к 2016 г. планирует довести этот уровень до 100%.

Тут возможна и практическая иллюстрация: посетивший Киев на этой неделе один из менеджеров итальянской Augusta Westland (Украина наряду с использованием на будущих корветах вертолетов Ка-27 рассматривает и возможность закупки новых винтокрылых машин с европейской пропиской) заявил: будь Украина членом НАТО, вопрос бы передачи технологий производства вертолета решался бы без задоринки. Он привел пример все той же Турции, которой компания вместе с закупочным контрактом передала пакет технологий. Есть и другие формы выгод, характерные для участников военно-политических блоков. Например, Словакия за счет натовского обеспечения вообще отказалась от покупки ударных вертолетов. Прибалтийские страны до сих пор не имеют собственной боевой авиации, а целый ряд государств Центральной и Восточной Европы усилятся за счет размещения военных объектов НАТО. Если к этому добавить, что противостояние между НАТО и ОДКБ принадлежит к области сценических фантасмагорий, то можно с полной ответственностью утверждать: присоединение к блоку принесло бы Киеву политические и экономические выгоды. Впрочем, натовская перспектива для Украины превратилась в пар задолго до президентских выборов: после саммита альянса в 2008 г. в Бухаресте шансы Украины были отброшены на десятилетие.

А вот внеблоковый статус означает прежде всего достижение и поддержание такого уровня обороноспособности страны, когда она в состоянии самостоятельно обеспечить неприкосновенность своих границ и территорий. Находясь на перекрестке геополитических интересов мировых центров влияния в лице НАТО и России, имея сравнительно большую территорию, ослабленная экономически и внутриполитическими распрями, Украина находится в состоянии асфиксии. Там, где должны быть военные мускулы, сегодня можно обнаружить лишь гнойные выделения. Не из-за того, разумеется, что армию готовили к статусу членства в НАТО, а вследствие несоответствия структурной подгонки ВСУ их реальному усилению.

Для адекватного противостояния всем угрозам самостоятельно необходима комплексная система обороны, действенная без помощи союзников. К ней в украинском случае необходимо отнести ракетный щит сдерживания (оружие, которое Украина способна произвести самостоятельно), мощную боевую авиацию с соответствующей системой подготовки пилотов (подготовка пилота 1-го класса обойдется в 5 млн. долл. плюс еще 1 млн. долл. ежегодно на поддержание его уровня), сильную противовоздушную оборону (ПВО), адекватные средства обнаружения и разведки, и в том числе космические. Без последнего элемента ракеты дальностью поражения до 500 км окажутся бесполезными. Это как минимум. Конечно, желательно было бы построить корветы, чтобы начать формирование в Украине флота. Логично создать парк Ан-70, способный работать на имидж и казну страны. На реализацию подобных амбиций, по беглым подсчетам Центра исследований армии, конверсии и разоружения, необходимо 45— 60 млрд. долл. в ближайшие семь лет.

А теперь попробуем взглянуть на амбиции государства и сопоставить их с тем, что осталось в державном кармане. На сегодняшний день военное ведомство подготовило четыре проекта Государственных целевых оборонных программ: по развитию вооружений и военной техники на период 2010— 2015 гг., по реализации ракетного проекта «Сапсан» (оперативно-тактического ракетного комплекса), по созданию и производству национального корвета, по внесению изменений в программу реализации проекта Ан-70. Фактически это изложенные приоритеты. Объективности ради стоит добавить, что, кажется, впервые Генштаб ВСУ оперирует долговременными планами: «Сапсан» рассчитан до 2020 г., корвет — до 2026 г., Ан-70 — до 2022 г. Но финансовый «вес» только первой программы составляет 49 млрд. грн., а всех вместе — 63 млрд. грн. Хотя, скажем прямо, содержание этих программ довольно скромное, оно не предусматривает закупки, скажем, партии боевых самолетов или систем космической разведки. Даже модернизация авиапарка самолетов и вертолетов соответствует уровню военных амбиций среднего государства времен второй половины 90-х годов.

Но что же делать? В ВСУ порядка 1500 основных боевых систем, 95 % из которых требует немедленной замены, модернизации или хотя бы ремонта. В стране развалена боеприпасная отрасль, а два ее важнейших завода — «Точмаш» и Донецкий казенный завод химических изделий (ДКЗХИ) — фактически перестали существовать. ПВО находится в критическом состоянии, а сегодня вопрос боевого дежурства «закрывается» за счет ОКР, но не принятой на вооружение системы. ВСУ не видят дальше бинокля, даже закупленный у Израиля комплекс беспилотной тактической разведки, по словам представителя Минобороны, «не нашлось кому изучить». Этот комплекс так и не был применен, что повергло израильскую сторону в шок. В важнейшем для обороноспособности страны проекте — создании собственной оперативно-тактической ракеты — Украина за пять лет не продвинулась дальше эскизного проекта. В этом году можно будет отметить десятилетие принятия на вооружение в ВСУ военно-транспортного самолета Ан-70, который до сих пор не долетел до серии. Вообще за счет экспортной деятельности ОПК за последние пять лет принято на вооружение 93 образца военной техники, но в армию попали лишь единицы.

Вернемся, однако, к деньгам. В настоящее время условно выполняется 60 контрактов между Минобороны и предприятиями ОПК. В мае с.г. должна произойти закладка первого корвета. Как отмечают осведомленные люди военного ведомства, правительство утвердило сумму ассигнований, равную 37 млрд. долл., или почти по 8 млрд. грн. в год. Эти же военные отмечают, что на текущий год в Минфине неофициально предложили выделить миллиард. Принимая во внимание, что еще ни одно обещание не было выполнено полностью, можно ожидать где-то половины, а может, и того меньше. Да и бюджета-то, собственно говоря, пока нет вообще… Можно вспомнить, правда, как подошло к делу предыдущее правительство, пообещав на закупку вооружений 1,6 млрд. грн., из которых по основному фонду выделялось… 39 млн. Остальные — по несуществующему де-факто, никогда не наполняемому спецфонду. В оборонно-промышленном комплексе и в Минобороны это называют самой крупной фальсификацией, касающейся военных ассигнований, за всю новую историю Украины. Вот и вся математика…

Фактически перед Министерством обороны стоит невыполнимая задача, а идея Леонида Кучмы за счет многовекторной политики и дипломатической изворотливости закрыть брешь военной анемии может действовать лишь до поры до времени. Официальные лица у нас привыкли оперировать гипотетическими данными и цифрами. К примеру, в 2008 г. гендиректор Национального космического агентства Украины Юрий Алексеев заявил, что батарея ракет «Сапсан» будет стоить порядка 5 млрд. грн., а украинские предприятия способны построить комплекс за 2,5 — 3 года. Впрочем, эти слова явились почти точной копией сказанного Ю.Алексеевым в 2006 г. (7 марта 2006 г. Совет национальной безопасности и обороны Украины одобрил предложение создать украинскую версию сил сдерживания, основой которых должны стать оперативно-тактические ракетные комплексы). О ПВО страны никто вообще особо и не вспоминает — тема неприятная. А ведь стоимость одного дивизиона ПВО уровня С-300ПМУ (то есть не самого современного) достигает 150 млн. долл., одного боевого самолета уровня усовершенствованных МиГ-29 и Су-30 — около 40 млн. долл., одного учебно-боевого самолета типа Як-130 (пусть даже с украинскими двигателями) — до 15 млн. долл. Одним словом, пока масштабное и качественное перевооружение ВСУ невозможно. Строить же внеблоковость, опираясь на единственную ракетную бригаду с ракетами «Скад» 50-летней давности, по меньшей мере, наивно. Вообще же заявление нового Верховного главнокомандующего на этой неделе о необходимости «пересмотреть представления о военных угрозах» наводит на мысль, что его с этими угрозами глава военного ведомства не ознакомил. Потому что внеблоковый статус эти угрозы не отменит, а лишь приблизит к реалиям.

В который раз Украина пойдет на полумеры в виде волюнтаристских продлений сроков эксплуатации военной техники, ремонтов и модернизаций. Тут пока что президенты и главы правительств удивительно единодушны в копировании решений. Независимо от цвета политических символов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно