ВМСУ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ВМСУ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ

7 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Украинская морская национальная идея имеет глубокие исторические корни и обусловлена самоиденти...

Украинская морская национальная идея имеет глубокие исторические корни и обусловлена самоидентификацией нашей страны как морской державы с VII века н.э., наличием наибольшей протяженности морского побережья среди всех стран Приазовья и Причерноморья, наличием мощного портового хозяйства (18 портов), развитого судостроения (8 заводов) и судоремонта, выхода в Мировой океан и признанной в мире школой подготовки национальных кадров.

После распада СССР Украине досталось около четверти морской инфраструктуры и гражданского флота, а также структура экономики, ориентированная на морские транспортные, рыбохозяйственные и военно-морские технологии. Морская деятельность для Украины является наиважнейшей самостоятельной государственной задачей, требующей проведения скоординированной государственной морской политики.

 

Cуществующая сегодня ограниченность подхода к проблеме развития морской мощи государства не просто вредна, она чревата утратой статуса и национальной идеи «морской державы». Учитывая, что из-за такого подхода нами уже утрачено 83% военного и большая часть гражданского флота, эта тенденция может иметь далеко идущие и очень серьезные последствия.

Морские составляющие политики, экономики и обороноспособности взаимосвязаны и взаимозависимы, а потому требуют единого системного подхода. Отдельно принятые в переходный период ведомственные концепции развития портов, судоремонтных заводов, судостроительного комплекса и Военно-Морских Сил Украины могут рассматриваться лишь как шаг к решению общегосударственной проблемы. Разработка государственной морской политики, стратегии, доктрины и соответствующих программ определит четкие ориентиры, цели и задачи как в секторе экономики, так и охране и защите объектов Украины в Мировом океане.

Почему ведущие морские державы мира не сокращают свои ВМС даже в мирное время? Полезно отметить такую связь: у большинства морских держав по мере роста экономического могущества растет и могущество военного флота. Украина же утратила значительную часть своего морского потенциала, в Крыму и Севастополе вынуждена разрешать проблемы из-за находящегося там иностранного воинского контингента. Хотелось бы верить, что эта ситуация носит временный характер, и к маю 2017 года наша страна восстановит свои политические позиции.

Декларацию «Украина — морская держава» настало время перевести в плоскость реальной политики и экономики. Используя опыт развитых морских держав и России, стратегию развития морской мощи Украины целесообразно отобразить в «Морской доктрине» как совокупность принятых в государстве официальных взглядов на цели, задачи и характер деятельности в Мировом океане, Черном и Азовском морях, реках и озерах. Тогда появится возможность утвердить принципы развития всех компонентов «морской мощи государства», в т.ч. Военно-Морских Сил, как залога безопасности на море.

При выработке государственной политики в области использования ресурсов Мирового океана морской, экономический и военный потенциалы государства следует рассматривать как систему с функциональными связями между ее задачами и компонентами в неразрывном единстве со средой — океаном. В нее входят национальная наука и органы исполнительной власти, в ведении которых находится судостроение, судоремонт, флоты и их инфраструктура.

Государственные морские проекты могли бы представлять собой программу совместных скоординированных действий субъектов морской политики, организующих изучение, освоение и эффективное использование ресурсов и пространств морей и океанов, ориентированную на устойчивое экономическое развитие страны и обеспечение ее военной безопасности. Морские проекты должны разрабатываться на основе «Морской доктрины Украины» и в соответствии с «Концепцией национальной безопасности» и «Военной доктриной Украины».

Моря и океаны являются пространствами не только экономической, но и военной экспансии всех государств мира, что превратило их в театры военных действий. Их роль в вооруженной борьбе постоянно растет. Военные флоты стали универсальным видом вооруженных сил. Это позволяет им действовать на суше, на воде, под водой и в воздухе. Морские носители оружия, скрытно и длительное время могут создавать большую угрозу, а с началом боевых действий способны нанести поражение на всю глубину территории противника, нарушить его хозяйственную деятельность на суше, в морях и океанах.

Мировой океан аккумулирует как угрозы, так и защиту от них. Задачи, стоящие перед флотами, делятся на задачи мирного и военного времени, в ближней морской зоне и в удаленных районах Мирового океана. Приоритетность флота среди других видов вооруженных сил определяется его высокой мобильностью, автономностью, большой огневой мощью, способностью длительно действовать вне пределов своих государственных границ и даже в мирное время осуществлять силовые внешнеполитические акции правительства, обеспечивать военную и экономическую безопасность.

Необходимость обладания военным флотом для Украины определяется совокупностью объективных и субъективных факторов.

К объективным факторам относятся геополитическое положение и морская направленность экономики.

Субъективными же факторами плана являются: содержание национальных интересов государства; положения концепции внешней политики; положения военной доктрины; оценка политическим руководством степени военной опасности для страны, а также определение возможных противников и союзников. В Украине имеются две полярные точки зрения: 1) первая — военной опасности для Украины не существует, никто ей не угрожает; 2) военная опасность для Украины сохраняется и будет наличествовать в обозримой перспективе.

Полностью отрицать возможность мирового конфликта, в который могла бы быть втянута Украина, ни сейчас, ни в обозримой перспективе нельзя. Приведу явно обозначившиеся направления силового глобального противостояния, развитие которых может привести к развязыванию новой мировой бойни.

Первое. Руководители США после развала СССР заявили, что не допустят появления на мировой арене какой-либо другой сверхдержавы, равной им в экономическом и военном отношении и угрожающей их национальным интересам. Это может быть отнесено к России и Китаю. Однако Россия остается сверхдержавой, и после преодоления поразившего ее системного кризиса возродит свой статус и восстановит свою мощь. Не будет приветствовать заявление американских политиков и бурно развивающийся Китай. Кроме того, по мнению американских политиков, их национальным интересам в ближайшие годы будут угрожать новые ядерные державы. Все чаще в лексиконе политиков слышны новые выражения: «ядерный шантаж» и «ядерный терроризм».

Ядерный клуб растет, невзирая на все, как оказалось, мертворожденные «соглашения по нераспространению». Это коренным образом изменяет сложившуюся систему угроз и военной безопасности в мире. Принимая решения о новом технологическом рывке, США переносят наработки «холодной войны» на новые условия и становятся на путь создания «круговой обороны». Создаваемый «щит» ПРО перекрывает (и то частично) только один из большого количества возможных каналов доставки ядерных зарядов на территорию США. Можно предположить отрицательную реакцию на эти действия стран «противников США». В этом случае система международных отношений начнет трансформироваться в новую гонку вооружений по сценарию «холодной войны», по которому был разрушен СССР. Вполне вероятно, что в результате такой политики после «противоракетной обороны» возникнет система террористических угроз, требующая эскалации мер по недопущению ввоза компонентов ядерных зарядов на территорию США. Можно ли исключить военный исход подобного противостояния? Как новые угрозы отразятся на безопасности Украины?

Второе. Истощение сырьевых ресурсов на материках, по оценкам специалистов, даст знать о себе уже в начале XXI века, и начнется бурное освоение ресурсов Мирового океана. От ввоза сырья зависят все без исключения промышленно развитые страны. Для Украины эта проблема уже сегодня является крайне острой и сдерживает выход экономики из кризиса. Силовой подход к дележу ресурсов в мире, в том числе на континентальных шельфах и в морских экономических зонах, предполагается наиболее вероятным.

Попытаемся разобраться, существует ли военная опасность для Украины в «региональном измерении»? Под военной опасностью будем понимать складывающуюся в регионе ситуацию, характеризующуюся наличием существенных противоречий между Украиной и соседними государствами; существованием у соседних государств достаточного боевого потенциала и признание ими допустимости применения вооруженной силы для достижения политических целей.

Регион Черного моря все больше превращается в чувствительную политическую зону как в смысле сосредоточения здесь серьезных экономических интересов ведущих государств мира и стран региона, так и по близости с конфликтогенными регионами Балкан и Кавказа. Черное море является перекрестком традиционных путей Восток — Запад и Север — Юг. Наблюдается тенденция увеличения транспортной нагрузки на море в связи с возрастанием объемов транзита, прежде всего нефтяного.

Но есть и другие серьезные проблемы. У России в Черноморском регионе одной из важнейших геополитических задач является сохранение своего военного присутствия на Крымском полуострове, что позволяет удерживать и влияние на Украину. Именно под эти цели сформирована политическая проблема защиты интересов русскоязычного населения, и не в дальнем зарубежье, а в тех странах, куда нацелены геополитические интересы России. Постоянно поддерживается «в свежем состоянии» и тезис об угрозе межэтнического конфликта, плотно подвязанный к «русскоязычной проблеме». Еще в середине 90-х в России муссировался тезис о неких планах НАТО создать в Крыму свою военную базу. Спровоцировав якобы на полуострове небольшой межэтнический конфликт, альянс введет туда свои миротворческие силы, которые там останутся на неопределенное время. Этот тезис периодически озвучивается и доныне. В зависимости от международной ситуации. Весной 1999-го, в контексте событий на Балканах, Крыму пророчили перспективы Косово, а Украине — Югославии. Осенью 1999 г., после начала второй кампании на Кавказе, российские масс-медиа стали пугать украинцев угрозой «чеченизации» Крыма и тем, что со временем, если не принять мер, Украина вынуждена будет действовать в Крыму точно так же, как и Россия на Кавказе. В этом году Украину стращают македонским сценарием. Роль албанцев (чеченцев) на полуострове должны, по замыслу «сценаристов», выполнять крымские татары, являющиеся мусульманами. Повышенное внимание к крымскотатарской проблеме проявляется и в СМИ Черноморского флота. К чему бы все это?

Соглашения по Черноморскому флоту, как известно, заключены на двадцать лет — до 2017 года. Очевидно, что возникнет вопрос о пролонгации документов. Если к тому времени дестабилизировать обстановку в Крыму и Севастополе, используя крымскотатарскую проблему, то это и будет аргументацией для сохранения военного присутствия. Суть мотивировки — защита русскоязычного населения Крыма, которое является большинством и попросит защиты, — нужно только скомандовать. Будет оказана «братская помощь» Украине в борьбе с «крымскотатарскими исламистами» по чеченскому образцу и «предотвращено» «вмешательство во внутренние дела Украины» со стороны Турции. Текущие же задачи заключаются в поддержании у политического руководства Украины чувства недоверия к Турции для торможения углубления отношений этих двух стран.

Присутствие иностранных военных формирований на чужой территории необходимо подкреплять фокусировкой внимания на реальных либо мнимых угрозах. За кадром, естественно, остается то, что угрозы исходят от самого присутствия ЧФ РФ на территории Украины.

В этом контексте индикатором является высказывание российского посла В.Черномырдина о нейтральном статусе нашего государства, который якобы «может существенно подорвать стратегические интересы Украины». То есть делается посыл на политическое закрепление ниши Украины в европейском пространстве на стороне России. Сохраняющаяся зависимость от поставок энергоносителей из РФ создает предпосылки для мягкого или жесткого давления на руководство страны. Поэтому для Украины очень важно получить доступ к альтернативным источника энергоресурсов.

Транспортный коридор «Европа — Кавказ — Азия» приобретает особое значение в освоении богатых энергоресурсов региона Каспийского моря и Центральной Азии. Он может стать мощным катализатором развития экономик большинства стран этих и прилегающих регионов. Транспортные магистрали и трубопроводы, предназначенные для доставки минерально-сырьевых ресурсов из региона Каспия, являются своеобразным пропуском к реальной независимости, экономическому благосостоянию и безопасности новых независимых государств.

В контексте морской тематики и диверсификации поставок нефти в Украину актуальное значение имеет проблема создания и развития Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора (ЕАНТК). Первая очередь его, как известно, после достройки терминала в Южном войдет в действие в 2002 году. Важно, чтобы построенный отрезок Одесса — Броды получил свое дальнейшее развитие от Бродов в направлении Гданьска. Именно полноценная магистраль Одесса — Гданьск в реверсивном исполнении будет иметь для Украины стратегическое значение. Если теоретически предположить, что черноморский терминал Южный может быть блокирован с моря, то сохраняется возможность доставки в Украину нефти с балтийского терминала в Гданьске с территории стратегического партнера Польши. Но если ЕАНТК не получит от Бродов дальнейшего развития, то государству придется прикладывать дополнительные усилия и затраты на развитие ВМС с целью недопущения блокирования иностранным флотом северо-западного сектора Черного моря.

Как видим, все составляющие «военной опасности» существуют и на западных (Румыния) и на восточных (Россия) границах Украины.

Кроме того, развивающийся спор между США и Россией по ПРО непосредственно влияет на безопасность Украины, добровольно принявшей на себя статус безъядерной державы и разоружившейся. Что будут значить полученные гарантии безопасности после развала всей договорной базы по ядерному сдерживанию? Как изменится геополитическая ситуация в регионе, если Россия пойдет на возвращение тактического ядерного оружия на корабли и авиацию ЧФ, базирующегося на территории Украины?

В условиях, когда международная обстановка остается сложной, развитие ситуации в регионе идет не на пользу Украине. Военное присутствие ЧФ РФ в Крыму ущемляет государственный суверенитет и таит угрозу национальной безопасности. Согласно нормам международного права, государство (Украина), предоставившее свою территорию любой из конфликтующих сторон (России) против любой третьей стороны, является участником чужого конфликта. Эта проблема существует и развивается. Успешно решая вопросы перевооружения частей ЧФ, Россия не развивает флотскую инфраструктуру на своем побережье, а продолжает наращивать новые вооружения на нашей территории. Значит, в Крыму будут размещаться и соответствующие стратегические запасы оружия. А если так, то в случае вооруженного конфликта РФ с третьей страной вывод из территории Украины военного флота России становится невозможным. Значит, Украина неизбежно может стать участницей чужого конфликта и объектом удара третьей стороны, в котором оружие будет определяться уровнем конфликта России, а никак не нашим безъядерным статусом. Из этого надо исходить, оценивая полученные Украиной от России и США гарантии безопасности, — сами гаранты могут оказаться в роли разрушителей всей системы международной безопасности, в рамках которой эти гарантии были получены.

Такими видятся сегодняшние реалии, если говорить о военной опасности для Украины в целом. Тем не менее прямой военной угрозы для Украины сегодня действительно нет, но считать, что она не может возникнуть в самом недалеком будущем, будет ошибкой.

Из общей системы угроз национальной безопасности Украины существующие на морском направлении можно разделить на три группы.

Первая группа связана с незавершенностью международно-правового разграничения морских пространств и кризисными явлениями и вооруженными конфликтами в соседних морских государствах.

Территориальные претензии сопредельных государств проецируются и на морские пространства Украины. Это стремление Румынии и России к присвоению участков территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Украины и решению проблем нарастающего ресурсного дефицита за счет эксплуатации морских богатств Украины, а также стремление России к изменению правового статуса Азовского моря и Керченского пролива.

Преступное использование предприятиями морских и речных ресурсов, хищническое разграбление и разрушение природной экосистемы.

Криминализация морской индустрии, в результате чего Украина утратила бывшее крупнейшее в СССР Черноморское морское пароходство и научный флот.

Вторая группа угроз связана с экологическими последствиями производственного освоения Черного и Азовского морей и впадающих в них рек. Загрязнение морской среды, разрушающее морскую биологическую систему, происходит из-за увеличения сброса загрязненных вод; аварий и катастроф морских судов, стационарных установок и искусственных сооружений как в море так и на берегу; удаления отходов и прокладки трубопроводов, кабелей, бурение и т.д.

Третья группа угроз вызвана недостатками в деятельности органов государственной власти по формированию морской составляющей экономики и безопасности Украины в морских пространствах; ограниченными материальными и финансовыми возможностями; несовершенством законодательной базы, регулирующей отношения в морских пространствах.

Все большую опасность представляют терроризм и пиратство на море, контрабанда, незаконные операции по обороту наркотиков и торговле оружием.

Системный кризис, повлекший снижение военного потенциала Украины, породил соблазны не считаться с национальными интересами нашей страны в прилегающих морях и Мировом океане. Только силой оружия удается пресекать незаконный промысел рыбы в исключительно экономической зоне Украины.

Система угроз и военная опасность для Украины с морского направления, кроме территориальных претензий и незавершенности взаимоотношений с Россией по проблеме Севастополя, Азовского моря и Керченского пролива, может исходить из попыток оттеснить Украину от участия в обслуживании грузопотоков в направлениях Север—Юг, Запад—Восток, в том числе транспортировки нефти.

Румыния, занимая стратегически выгодное положение в Восточной Европе в непосредственной близости от Балкан и второе место среди восточноевропейских государств по площади, численности населения, по экономическому и военному потенциалу, стремится стать связующим звеном между южным флангом НАТО и Центральной Европой. Владея, на Черном море побережьем протяженностью 240 км и 1000 км дунайского берега, Румыния предлагает себя ЕС в качестве главных морских ворот на юго-востоке континента. По мнению румынских стратегов, географические преимущества дают возможность их стране оттеснить Украину и выступить гарантом безопасности транспортировки в Европу каспийской нефти по южному маршруту в обход России, Украины и Белоруссии. Важно помнить, что только стремление прорваться в НАТО заставило румынскую сторону пойти на временный отказ от территориальных претензий к своим соседям, в том числе и к Украине. Поэтому проблема острова Змеиный и богатого нефтью шельфа в северо-западной части Черного моря не закрыта.

Военно-морская стратегия Украины в XXI веке должна разрабатываться с учетом складывающейся системы угроз национальным интересам Украины с морских и океанских направлений, опыта происходящих в мире военных конфликтов (особенно после Второй мировой войны) и мирового уровня развития морских вооружений. И боевая готовность флота должна создаваться в мирное время, а не с началом войны. Способность себя защитить является лучшей гарантией мира.

Новая система международных отношений и складывающаяся системы угроз национальной безопасности Украины позволяет разработать принципы и приоритеты государственной политики в вопросах развития и применения ВМСУ, определить их место и роль в системе государственных институтов. Для создания флота нужно минимум 20 лет. Но в Украине военный флот пока не строится, а существующий корабельный состав вместо ремонта и модернизации сокращается, снижая изначально недостаточный боевой потенциал ВМСУ.

Флоту для достойного представления государства на международной арене необходимо располагать полным набором средств вооруженной борьбы на море и иметь систему обеспечения, позволяющую вести боевые действия в ближней и дальней зоне, против морского противника и против берега.

На сегодняшний день четко просматриваются три варианта применения флота:

— при отражении агрессии против Украины флот действует по единому замыслу и плану оборонительной операции вооруженных сил в составе группировки сил Южного оперативного командования (ЮОК), отражая удары противника с морского направления;

— действие в составе международных миротворческих сил под эгидой ООН;

— обеспечение безопасности национального судоходства и морехозяйственной деятельности в прилегающих морях и Мировом океане.

В возможном военном конфликте ВМСУ столкнутся с необходимостью отражения массированных ударов по наземным объектам с применением противником различных родов сил: авиации, ракетных и артиллерийских кораблей и катеров. Целью ударов будет нанесение непоправимого ущерба экономике и сокрушение обороноспособности государства.

Задача обороны морского побережья может решаться с привлечением частей сухопутных войск и ВВС. Особая роль при обороне побережья сохраняется за БРАВ и минным оружием. Минно-ракетно-артиллерийские позиции в комплексе с надежной системой надводного, подводного и воздушного наблюдения и поражения остаются высокоэффективным универсальным средством обороны от морских десантов. Возможность гибкого управления оборонительными минными позициями позволяет в обороне массированно применять мины, при этом избежать ошибок, допущенных командованием ЧФ во Второй мировой войне, когда флот понес огромные потери от собственных мин.

Как и какой флот создавать?

Ситуация с крейсером «Украина» — пример ошибочного подхода к определению состава флота. Крейсер, созданный в период «холодной войны» для действий в составе авианосной группы в Атлантике, имеет вооружение, которое ВМСУ не нужно в принципе. Показатель эффективность-стоимость у крейсера наихудший. Он не нужен и России, для которой достройка «Петра Великого» была такой же проблемой, как для нас «Украина». Тем не менее крейсер достраивается, «съедая» все скудные средства, выделяемые на развитие флота. Определять типы и классы кораблей нужно не волевым решением, а расчетами, имея задачи, сформулированные политическим руководством на дальнюю перспективу.

Строительство военного флота по значимости, масштабности и сложности экономических, технологических и социальных задач является проблемой не ведомственной, а общегосударственной. При разработке программы кораблестроения нужны серьезные научные исследования в области национальной политики и обороны, а не «авторитетные мнения военных». Задачи флоту должны формулироваться, руководствуясь политическими целями государства, с учетом современных тенденций развития вооруженной борьбы на море. Иначе флоту неизбежно будут сформулированы задачи, решить которые сможет только военный блок типа НАТО или сверхдержава.

Создавая целостные боевые системы, включающие все виды боевого, технического и тылового обеспечения, необходимо уже в мирное время формировать разнородные и разновидовые группировки сил по частным задачам обороны территории Украины с морского направления, а также для решения задач мирного времени: участию в миротворческих операциях; обеспечению национальных интересов в удаленных районах Мирового океана. Программа разрабатывается на длительную перспективу с обязательной корректировкой (по изменившимся политическим и техническим обстоятельствам) через каждые 3—5 лет, т.к. корабли и вооружение флота создаются десятилетиями и усилиями различных отраслей промышленности.

Основой программы должны быть: постоянно развивающаяся военно-морская стратегия Украины как самостоятельный раздел новой военной доктрины государства; потребность в защите внешнеполитических, военно-стратегических и экономических интересов Украины в Мировом океане (в надводной, подводной, воздушной средах и на континентальном шельфе); разработка нормативно-правовой базы для строительства, развития и применения ВМСУ; координация усилий государства на обеспечение сбалансированного развития всех основных компонентов его морской мощи; обеспечение экономичности и экологической безопасности функционирования объектов ВМСУ.

Геополитический и военно-политический прогноз позволяет разработать приоритеты и цели морехозяйственной деятельности и безопасности, направления развития компонентов морской мощи Украины на ближайшую перспективу и основ долгосрочной политики в этой области. Для ВМСУ это необходимость остановить сокращение численности корабельного состава, определиться с конкретными потребностями государства в военно-морской силе, сформулировать цели и задачи на ближнюю и отдаленную перспективу. Долгосрочная перспектива развития ВМСУ определяется стратегией развития морской деятельности Украины и военно-технической политикой государства.

Таким образом, государственная политика в деле развития ВМСУ должна иметь следующие основные цели:

— стабилизация ситуации и обеспечение перехода к устойчивому росту реальной военно-морской мощи Украины, при которой боевой потенциал ВМСУ обеспечит совместно с другими видами Вооруженных Сил гарантированное отражение и срыв агрессии с морских направлений, предотвращение и свертывание вооруженных конфликтов в прилегающих акваториях на возможно ранних стадиях, а также пресечение любых противоправных действий в отношении граждан и объектов Украины в Мировом океане;

— создание в морских и океанских районах благоприятных условий для судоходства и производственной деятельности украинских экономических структур, повышение международного авторитета нашего государства и демонстрация его готовности к активным действиям по укреплению стратегической стабильности, в том числе участием формирований ВМСУ в операциях по поддержанию мира под эгидой ООН и других международных организаций.

Достижение этих целей требует координации деятельности многих ведомств в форме «морской промышленной кооперации», которая будет состоять из необходимого количества предприятий, обеспечивающих создание морских систем вооружения и военной техники.

Для сохранения военно-морской мощи государства требуется целевое финансирование программы строительства флота, которая как часть государственной программы создания ВВТ должна быть закреплена на уровне закона. Подготовку решений по созданию всех систем вооружения, целесообразно возложить на специальный государственный орган, руководимый Президентом. Принимаемые решения и постановления о начале реализации оборонных программ обязательно должны подкрепляться отдельной строкой в расходной части бюджета — «специальные программы национальной безопасности».

Для восстановления военного кораблестроения в Украине требуется разработка военно-технической политики в области морских вооружений. Сбалансированность флота предполагает оптимальное, соответствующее военным опасностям соотношение всех видов сил, оружия и технических средств, их современность и достаточность, а также полнота обеспечения флота в мирное и военное время. Нынче же, когда современные вооружения и военная техника не заказываются и не закупаются, происходит деградация всего научно-технического комплекса ВПК. Дальнейшее сохранение негативных тенденций в системе НИОКР и производстве вооружений ведет к утрате Украиной не только военного флота, но и перспектив его возрождения в будущем.

Ситуация позволяет нам учесть ошибки, допущенные при строительстве советского флота. ВМФ СССР создавался не как «единая, боевая система», не был сбалансирован с другими видами ВС СССР и с собственными подсистемами. На действиях в составе соединений и групп негативно сказывались разнотипность систем управления, оружия, энергетики и т.д. Не развивалась судоремонтная база, отчего росла очередь нуждающихся в ремонтах кораблей. Бытовые проблемы подрывали моральное состояние моряков, отрывали плавсостав и летный состав от профессиональной подготовки. Силами плавсостава решались хозяйственные и гарнизонные вопросы, все категории личного состава флота занимались не своим делом. Отсюда катастрофически низкий профессионализм и обвальная аварийность.

Выводы

 

Почти весь советский период ВМФ находился в подчинении военного, а не политического ведомства. Армейское руководство с традиционно континентальным мышлением, управляя флотом, не понимало его проблем и отмахивалось от них. Все вопросы приходилось «пробивать». В Вооруженных Силах Украины ситуация несколько отличается, но отношения сохранились. Так как Вооруженные Силы Украины являются единым оперативно-стратегическим объединением, то и ТВД, и система управления группировками на театре должны быть едиными, поэтому Черное и Азовское моря должны стать ТВД ЮОК, а ВМСУ должны входить в его состав. Другого театра у флота просто нет, поэтому операции в прилегающих морях должны проводится по планам и под руководством командующего ЮОК. Следовательно, проблемы строительства и боевого применения морской группировки являются проблемами не только командующего ВМСУ, но и командующего ЮОК, обязанного сбалансировать всю стратегическую группировку. Исключительно только в дальней морской (океанской) зоне самостоятельные действия флота должен планировать, организовывать и управлять командующий ВМСУ. Опыт взаимодействия армии и флота в войнах XIX и XX веков показал, что отступления от принципа единства управления силами приводили к поражениям.

Флот, являясь сложным и дорогостоящим комплексом, не допускает перерывов в своем совершенствовании. Требуется постоянный прогноз развития международной безопасности на перспективу, изучение тенденций в развитии ВВТ флотов мира, учет развития долговременных интересов государства и поддержание его способности обеспечить безопасность страны с морских направлений и интересов в Мировом океане. В основу военно-технической политики государства в целом целесообразно положить модульность и унификацию ВВТ, что позволит значительно удешевить как их создание, так и виртуальную модернизацию. Это позволит в быстроменяющейся геополитической обстановке достигать и гибко поддерживать сбалансированность системы морских вооружений, обеспечивать заданную боевую эффективность ВМСУ в рамках выделяемых ресурсов на их развитие; быстро и относительно дешево модернизируя корабли, оснащать ВМСУ новыми высокоэффективными образцами вооружения, военной и специальной техники; широко использовать новейшие научно-технические достижения и передовые технологии при создании новых поколений вооружения и военной техники для флота; сохранить и развивать научно-технические, производственные и мобилизационные мощности оборонных отраслей промышленности Украины.

Десять лет существования Украины как независимого государства показали сложность и многогранность существующих для нее проблем международной безопасности. Для окончательного закрепления суверенитета Украине придется обрести новые черты, энергетическую и сырьевую стабильность, создать надежную конструкцию своей национальной безопасности. Предложенное автором «расширение просторов безопасности Украины» на Мировой океан рассчитано на долгосрочную перспективу развития национальной экономики и политики.

Опыт строительства советского ВМФ и попытки поддержания его на уровне современности показывают, что ошибки допущенные в этом деле, очень трудно исправить, а в условиях экономического кризиса или войны — невозможно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно