Вместо музыки

4 ноября, 2011, 16:44 Распечатать

Отмена квоты на украинскую музыку означает, что на этот раз радиоиндустрия оказалась более сильной, чем шоу-бизнес. И больше ничего.

Не успела страна с большими эмоциями таки перекрутить стрелки часов на зимнее время, как Верховная Рада снова подарила своим гражданам повод для страстных идеологических дискуссий — нашего национального вида спорта после футбола, и любимейшего после алкоголя — образа проведения досуга. В повестке дня полемика, в которой захотят засветиться все: об отмене квот на украинскую музыку в радиоэфире. Оппозиция уже сказала, что это зачистка украинских артистов, последовательная украинофобия и уничтожение всего украинского, а народный депутат Вячеслав Кириленко даже усматривает в этом угрозу национальной безопасности.

Хотя безопасность здесь как будто и ни к чему. Речь идет о том, что в противостоянии двух индустрий — радио и шоу-бизнеса — свои интересы удалось лучше доказать радийщикам. 1:0.

А теперь дайте себе ответ на вопрос: вы за кого? За украинское радио — такое, как оно есть? С однообразными ФМ-ками, на которых играет довольно однообразный мейнстрим? Или вы за украинский шоу-бизнес, с его преимущественно русскоязычной попсой, певческой белизной, а в лучшем случае — Меладзе? Вот если вы четко знаете, за кого вы в этом споре и, главное, почему, — тогда флаг вам в руки: вам и подписывать петиции о защите обездоленных украинских музыкантов от алчных радиомагнатов, вам и спорить до хрипоты с телевизором.

А вот я из этих двух ни за кого. Более того, думаю, что эти изменения, по крайней мере, в части отмены квот на музыку, касаются не столько эфира, сколько того сложного переговорного процесса, который ведут менеджеры станций с регуляторным органом — Нацсоветом по вопросам телевидения и радиовещания, подсчитывая «украинский процент». А уменьшение регуляторного давления на любой бизнес я поздравляю как очередную победу здравого смысла, потому что абсолютно убеждена: если отменить пожарные проверки, то это приведет только к уменьшению коррупции, а не к увеличению пожаров.

А еще отмена квот лишает музыкальных продюсеров средства давления на станции. И, поверьте, речь идет совсем не о молодых талантах, которые теперь — о, Боже! — не попадут на радио. Они и раньше туда не попадали. Речь идет о том, что теперь любовница украинского олигарха Z не будет иметь преференций перед любовницами других олигархов мира, Ларису Долину не будут называть украинской певицей (вы не знали? Так она же в Одессе родилась) и песни из советских фильмов перестанут причислять к украинским (а это потому, что все, произведенное до 1991 года, — общее и неделимое, а следовательно, и украинское). Практика квоты является именно такой. И именно поэтому в ее отмене я не вижу угрозы ни для украинской культуры, ни, тем более, для нацбезопасности. Это не означает, что у нас все хорошо и с культурой, и с безопасностью. Но нехорошо настолько, что лечить эту болезнь квотой — то же самое, что бороться с раком уринотерапией.

Признаем: эксперимент с внедрением квоты в 2006 году, как и прогнозировали еще тогда эксперты, провалился. Той музыки, ради которой ее прописывали, больше не стало — нет на радио, нигде. И снова добавлю: как и прогнозировали эксперты еще тогда, настаивая, что от квоты музыка не растет, что протекционистские акценты надо переносить на продакшн, на гранты и стипендии художникам. Если государство хочет поддерживать украинское, то оно должно поддержать создание продукта, а не квотировать один частный бизнес за счет другого частного бизнеса.

Лично для меня итог истории с квотами особенно неприятен еще и потому, что это едва ли не единственное, что была в состоянии сделать для поддержки своей культуры предыдущая власть, такая проукраинская, но такая не мудрая. Могла сделать все — а сделала квоты.

Собственно, все изложенное — лишь мое личное мнение. А теперь несколько фактов, важных для тех, кто все-таки решит пос­вятить свой законный уик-энд дискуссии на тему музыки и языка.

Законопроект №6342 о внесении изменений в Закон «О телевидении и радиовещании» относительно приведения в соответствие с требованиями Евро­пейской конвенции о трансграничном телевидении представила Елена Бондаренко (Партия регионов). Проект готовили индустриальные общественные организации, а не вражеские пророссийские силы. Подавали через Елену Бондаренко по всем извест­ной логике: если бы такой проект представил депутат от оппозиции, то его мог бы не поддержать зал.

Статьи закона имеют такой вид:

1) часть первую статьи 9 изложить в такой редакции:

«У загальному обсязі мовлення кожної телерадіоорганізації не менше 25% має становити національний аудіовізуальний продукт» (було: «1. У загальному обсязі мовлення кожної телерадіо­організації не менше 50 відсотків має становити національний аудіовізуальний продукт або музичні твори українських авторів чи виконавців»);

2) абзац третий части четвертой статьи 28 исключить (исключается такая норма: «у радіопрог­рамах музичні твори українських авторів і виконавців повинні становити не менше 50 відсотків загального щотижневого обсягу мовлення»).

Это означает, что 25% на радио будут охватывать и украинскую музыку, и болтовню диджеев. Но еще более кардинальные изменения это вызовет на телевидении: к российским фильмам и сериалам могут перестать дописывать украинские титры.

Когда вы слышите аргумент о том, что в Европе протекционистская квота на уровне, как говорит народный депутат Андрей Шевченко (БЮТ), 30—40%, то имейте в виду: в европейских странах квотируется не национальный продукт, а европейский, в котором нет недостатка. Почувствуйте разницу: 40% европейской музыки и 50% — украинской.

Поэтому в Украине один из главных аргументов радийщиков, которые отстояли отмену квоты, — отсутствие форматной украинской музыки на уровне 50% эфира. «Форматной», означает, например, музыки лаунж или джаза. Что, в свою очередь, тормозит развитие нишевых станций, а именно это и является мировым трендом развития радио. Вот эти аргументы сами по себе и хороши, и правильны. Только свое мнение об украинском радио я уже высказала выше, и в его намерении открыть вместо шансона или распопа джазовую станцию откровенно сомневаюсь. Но если я ошибусь, то буду только рада.

ZN.UA обратилось в пресс-служ­бу главы государства за комментарием по поводу возможности применения вето относительно закона об уменьшении до 25% квоты для национального аудиовизуального продукта. Мы получили следующий ответ: «Президент Украины Виктор Януко­вич внимательно следит за развитием ситуации в этой сфере. Глава государства неоднократно делал ударение на необходимости взвешенного и рассудительного подхода к этой чувствительной теме. Президент вынесет свое решение после того, как получит принятый Верховной Радой закон. Документ будет проанализирован специалистами Администрации и внешними экспертами»

* * *

В Партии регионов заявляют о существовании законопроекта о налоговых каникулах для украиноязычных радиостанций. Об этом сообщила Елена Бондаренко, комментируя принятый в четверг закон об уменьшении квот на украиноязычный контент в эфирах, передает «Украинс­кая правда». «Если мы хотим мотивировать украинскую музыку и украинские радиостанции, то мы не должны этого делать за счет чего-то другого», — сказала она. «Еще полгода назад мы с моими коллегами, несмот­ря на разную политическую принадлежность, внесли законопроект, которым предусмотрены налоговые каникулы сроком на 5 лет для радиостанций, у которых 100% украинское вещание и трансляция украиноязычной музыки». «Налого­вая ставка — нуль», — добавила она. Бондаренко высказала удивление, что этот проект закона до сих пор не поступил в комитет по вопросам свободы слова, «хотя уже давно должен был бы там быть, а также уже давно должен был бы быть в сессионном зале для первого чтения».

* * *

Председатель комитета Вер­хов­ной Рады по вопросам свободы слова и информации Андрей Шев­ченко (фракция «БЮТ—Батьків­щина») призывает президента Украины Виктора Януковича ветировать изменения к Закону «О телевидении и радиовещании».Как передает корреспондент УНИАН, об этом он заявил на заседании парламента. По словам А.Шевченко, данные изменения — «это попытка отдать украинский рынок в руки российского шоу-бизнеса, российского медиабизнеса». Он подчеркнул, что «это не удавалось сделать за прошлый век, десятилетия и последние годы, и это не удастся сделать в будущем».

А.Шевченко призвал В.Януковича воспользоваться правом вето. Он отметил, что нужно «сохранить статус-кво». «Мы должны заботиться об украинском исполнителе, украинском продюсере, украинском режиссере, украинском журналисте», — заявил депутат.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно