Визитные карточки Крыма. Платиновые. На предъявителя

25 апреля, 2008, 14:27 Распечатать Выпуск №16, 25 апреля-16 мая

Нынешний год для Воронцовского дворца в Алупке юбилейный — 160 лет назад завершилось его строительство...

Нынешний год для Воронцовского дворца в Алупке юбилейный — 160 лет назад завершилось его строительство. Автор проекта одной из визитных карточек Крыма — придворный архитектор английской королевы Виктории Эдвард Блор, известный участием в строительстве Букингемского дворца и замка Вальтера Скотта. С Англией было связано детство и заказчика дворца в Алупке — генерал-губернатора Новороссии князя Михаила Воронцова, отец которого был послом. Алупкинский дворец поражает сочетанием стилей. Южный фасад с львиной террасой выполнен в мавританском, а задний фасад и его западная часть — в неоготическом и напоминает средневековые английские замки. В советские времена здесь был и музей, и противотуберкулезный санаторий. Во время Ялтинской конференции «большой тройки» дворец служил резиденцией У.Черчилля, а затем полвека был секретным спецобъектом — госдачей №3. Музеем Алупкинский дворец стал только в перестроечные времена. Несомненная победа руководства музея — возвращение дворцу исторического парка, памятника садово-паркового искусства. Уже можно с уверенностью сказать — единственного в Крыму, который удалось спасти от кромсания под особняки новоявленных хозяев жизни.

В состав Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника входит сказочный снаружи очень домашний внутри Массандровский дворец. Начинал он возводиться для князя Воронцова, при Александре III стал собственностью Романовых, однако Николай II был увлечен созданием Массандровских винных подвалов и дворец стал настоящим долгостроем.

Советское прошлое не отступило от дворца и поныне. Часть исторической территории — госдача, на территории которой в горах находится знаменитый объект для неформальных встреч «Шатер». При президенте Л.Кучме были попытки увести Алупкинский и Массандровский дворцы ( с Ливадийским в придачу) в лоно знаменитой ДУСи. У администрации президента Ющенко аппетиты были скромнее — под госрезиденцию пытались забрать только Массандровский. Помешали протесты общественности.

Сегодня, судя по всему, в истории Алупкинского и Массандровского дворцов наступает новая полоса испытаний. Дворцами решили заняться крымские власти, вернее те ее представители, которых в первую очередь волнует «бизнес нашего культурного наследия». У дворцов — статус памятников национального значения, но в собственности они — у крымской автономии и в названии определены как республиканские учреждения.

Еще в августе прошлого года крымский спикер А.Гриценко дал поручение Счетной палате автономии провести проверку дворцов-музеев. И хотя проверками были охвачены также Ливадийский дворец, Бахчисарайский историко-культурный заповедник, на заседании коллегии Счетной палаты были заслушаны результаты только по Алупкинскому дворцово-парковому музею-заповеднику. Самому успешному во всех отношениях. Доходы в последние годы переваливают за 10 миллионов гривен, ежегодно открываются новые экспозиции, ведутся ремонтные работы в Алупке и в Массандре, причем за собственный счет. Между тем проверка выявила нарушения финансово-хозяйственной деятельности. Но, как говорит председатель Счетной палаты Владимир Полищук, они были немасштабные: «Там были отдельные нарушения по ведению бухгалтерского учета, отчетности, о порядке списания материальных ценностей. Все это в ходе проверки было устранено в соответствии с действующим законодательством. Перед Министерством культуры и руководством дворца-музея поставлены задачи все это вести в соответствии с законодательством».

Однако главные претензии Счетной палаты к руководству Алупкинского музея-заповедника касались соблюдения земельного законодательства и охраны объектов культурного наследия. А именно: не обеспечено использование земельных участков по целевому назначению, выявлены незаконные землепользователи, не заключены охранные договоры, не оформлено право собственности, качество реставрационных работ низкое. С подачи Счетной палаты громкие обвинения в адрес директора музея-заповедника Константина Касперовича в земельных и хозяйственных злоупотреблениях наводнили прессу. Однако на вопрос, переданы ли материалы проверки в правоохранительные органы для соответствующего реагирования, — а ведь это главный показатель серьезности нарушений — председатель Счетной палаты В.Полищук отвечает отрицательно: «Пока такого не найдено, но мы не закончили проверку, мы привлечем соответствующих специалистов. Я думаю, что там будет все. И необходимость реагирования для правоохранительных органов».

Итак, проверка Счетной палаты будет продолжаться. Тогда непонятно, зачем было выносить на коллегию предварительные результаты. Константин Касперович, директор Алупкинского музея-заповедника, нескончаемую проверку Счетной палаты называет «инструментом давления на учреждение, а может, и на всю отрасль». Музейщики добавляют: с целью смены руководства дворца-музея на «своих людей». Ведь два дворца и парки — это хорошо и бережно сохраненный лакомый кусок Южнобережья, и в придачу — достаточно прибыльный туристический объект.

Ясность относительно цели перманентной проверки Счетной палаты несомненно вносит Игорь Лукашев, председатель постоянной комиссии ВР Крыма по финансово-бюджетным вопросам: «Кроме того, посмотреть вообще менеджерский состав, который работает с этим бизнесом, бизнесом нашего культурного наследия, насколько он эффективно работает, с какими людьми, как это делается и т.д., то есть повысить менеджерскую составляющую в этом вопросе».

То есть кадровый вопрос таки поставлен. Есть ли основания для увольнения бессменного директора Алупкинского музея-заповедника, исходя из отчета о проверке Счетной палаты, где главными претензиями были именно нарушения земельного законодательства и закона об охране культурного наследия?

Вопрос по существу: а в полномочиях ли Счетной палаты проверка деятельности в этой сфере? Считаю, что нет. Соответствующим положеним палате отведена проверка использования бюджетных средств автономии. Что касается соблюдения законности по земельным вопросам — на то есть уполномоченный орган по земельным ресурсам. Что касается охраны памятника истории и архитектуры национального значения — есть госслужба по вопросам национального культурного наследия.

Заместитель прокурора АРК Тамила Дробицкая подтвердила «ЗН»: проверка соблюдения законности по этим вопросам не в полномочиях Счетной палаты Крыма. Кроме того, на данный момент прокуратура автономии не располагает никакими материалами, которые бы требовали проверки или принятия решения по нарушениям земельного законодательства на территории Алупкинского музея-заповедника.

Заместитель председателя госслужбы по вопросам национального культурного наследия Яков Дихтяр также сообщил «ЗН», что никаких нарушений законодательства по охране и использованию памятника — Алупкинского музея-заповедника на сегодня не выявлено. Может, раньше были, и проводились проверки? Нет, говорит Яков Дихтяр, «у нас не было ни одного сигнала о каких-то нарушениях, поэтому никаких проверок мы не проводили». И Счетная палата Крыма о своей проверке и ее результатах в известность Госслужбу не ставила.

Следующий момент: проблемы с землепользованием у Алупкинского дворца-музея действительно есть. Но землепользователи-чужаки были выявлены не проверкой Счетной палаты. С некоторыми руководство дворца-музея годами судится (тут, в частности, прослеживается интерес одного из экс-министров обороны), о других оперативно информирует правоохранительные органы (общество рыбаков имеет заступника в лице депутата ВР Украины), отселение третьих (жилой фонд с приснопамятных времен) планирует в рамках проекта содержания и развития парка. И об этих проблемах уже писано-переписано. Но председатель Счетной палаты возлагает вину именно на директора.

«Касперович судится уже много лет. Я его понимаю, хотя более чем за 10 лет работы директором можно было уже оформить эти земельные акты, права собственности и все остальное. Тогда было бы проще судиться. А в суде законность тебя как землепользователя устанавливает соответствующий правоустанавливающий документ», — говорит Владимир Полищук.

Проверено лично: правоустанавливающие документы на пользование землей и у Воронцовского дворца-музея, и у Массандровского есть. Причем еще с 1995 и 1996 года соответственно. Охранное обязательство по парку «Алупкинский», как требует Закон о ПЗФ Украины, подписано. И это не тайна. «Нет никаких претензий в этой части к руководству заповедника, — говорит и Я.Дихтяр. — Ведь они одними из первых среди музеев получили госакт на землю и определили охранные зоны».

К.Касперович не подписал охранные договоры с госслужбой — уверяет председатель Счетной палаты. Яков Дихтяр сообщает обратное: договоры есть, подписаны и в прошлом году, и ближайшие в эти дни будут подписываться подготовленные на следующие объекты. Константин Касперович, демонстрируя нам подписанные документы, недоумевает, почему Счетная палата утверждает, что договоров нет, ведь эту информацию предоставляли: «И даже на коллегии показывали эти договора. Но это почему-то вызвало какое-то возмущение, будто они составлены только сейчас. Но это же не просто какая-то одна бумажка. Вот объем охранных документов».

Но председатель счетной палаты настаивает — договоры надлежащим образом не оформлены, потому что нет паспортов БТИ, свидетельств о праве собственности. Константин Касперович устало выкладывает на стол паспорта, свидетельства, кучу документов…

В общем, так можно до бесконечности, поэтому, удостоверившись лично в документальном подтверждении всех возражений директора дворца-музея на претензии счетной палаты, остановлюсь. Заметим: проверка Счетной палаты по сути пришлась на финал многолетних усилий руководства музея-заповедника по оформлению всех необходимых документов. И вряд ли руководство Крыма этого не понимает. Тогда в чем же дело?

На последнем заседании Счетной палаты Анатолий Гриценко озвучил новую идею: создать централизованную организацию, которая бы занималась реставрационными работами во всех дворцах-музеях. Витают и другие — о создании некой объединительной структуры для всех дворцов-музеев. Это означает, что руководство Крыма думает над тем, каким образом взять под контроль и сконцентрировать в своих руках денежные потоки, которые каждый из дворцов пока что ведет самостоятельно и по реставрационным работам , и по деятельности дворцов в целом, если дело дойдет до какой-нибудь дирекции дворцов. Этим и объясняется то обстоятельство, что стимуляция менеджмента началась с самого благополучного и успешного туристического объекта. Что ж, менеджерский опыт у Игоря Лукашева, который явственно прослеживается на переднем плане этой истории, конечно, авторитетный — в бурные девяностые руководил объединением «Сейлем»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно