Виталий Кличко: «Права украинцев и граждан ЕС в Европе — две большие разницы»

15 мая, 2009, 16:47 Распечатать

На этот раз имя Виталия Кличко подняли на флаг отнюдь не фаны, а украинские политики, состязающиеся в странном, мягко говоря, умении «кто лучше защитит (уничтожит) Юрия Луценко»...

На этот раз имя Виталия Кличко подняли на флаг отнюдь не фаны, а украинские политики, состязающиеся в странном, мягко говоря, умении «кто лучше защитит (уничтожит) Юрия Луценко». При этом каждая из противоборствующих сторон апеллирует к апрельскому инциденту в аэропорту Франкфурта-на-Майне, где Кличко был задержан немецкой таможней, обвинен во ввозе в страну контрабанды и «обезоружен»: ему пришлось временно пожертвовать в пользу дружественной державы часы известной швейцарской марки IWC и сумку фирмы Montblanc.

Теперь «высокоэтичные» «Регионы», ратующие за отставку «министра-дебошира» перед многочисленными камерами восторгаются железной выдержкой чемпиона, который «одним ударом мог положить роту немецких таможенников, однако не сделал этого в силу своей врожденной воспитанности». Архитолерантные же (по политическим соображениям) БЮТ, «НУ—НС», КПУ и Блок Литвина рассматривают Кличко как такую же жертву несправедливости и бестактности немцев, какой якобы стал «решивший отстоять права своей семьи» министр Луценко.

На самом деле эти ситуации вообще некорректно сравнивать. Как по сути (жесткий, но цивилизованный диалог Кличко с таможенниками по поводу незадекларированной собственности исключает любое сходство с физическим столкновением полиции и министра Луценко, обвиненного в злоупотреблении алкоголем), так и по форме (Кличко сам из аэропорта сообщил влиятельной немецкой Frankfurter Allgemeine о происшедшем, Луценко же предпочел дождаться скандальной публикации в желтой Bild). Однако в части того, что оба инцидента с украинскими политиками произошли в немецком аэропорту, и оба они столкнулись с системой законов и правил этой страны, — ситуации сравнимы. Но что по этому поводу думает сам Кличко?

— Виталий, могу предположить, что вам, привыкшему свободно открывать двери в кабинеты президентов и премьеров стран Европы и мира, не очень приятно вспоминать о случае на немецкой границе. Однако чем закончилась ваша франкфуртская история? Вам вернули сумку и часы? Принесли извинения? Или вы можете предъявить чек об уплате штрафа за контрабанду?

— Никакого чека нет. И не может быть. На территории Германии действительно с недавних пор действует закон о необходимости при въезде в страну декларировать новые вещи, стоимость которых превышает 400 евро. Однако изъятые у меня вещи были не новые. И мои адвокаты уже предъявили немецкой стороне все затребованные документы на предмет того, где, когда, по какой цене или в какой форме у меня оказались эти часы и сумка. Я уже неоднократно комментировал это. Теперь жду вместе с вещами извинений германской стороны. Так что история еще не закончена.

— Вы определили для себя причины случившегося? Это некомпетентность служащих таможни или что-то еще?

— У меня сложилось впечатление, что таким абсурдным способом было реализовано банальное желание маленького чиновника почувствовать себя значимым. Безусловно, это вряд ли можно считать компетентностью.

— А некоторые компетентные источники выдвинули версию, что таким образом нем­цы сделали вам намек на необходимость уладить проблемы с налогами. Мол, у вас не все чисто в этом плане.

— Абсолютно смешная версия. Из которой торчат уши украинской ментальности. В Германии никогда не делают намеков. Там контролируют, проверяют и наказывают. Тем более в налоговой сфере. Проверки проводятся раз в три года. Последняя была в прошлом году. Ни единой претензии к Кличко не было предъявлено.

— Есть информация, что в ближайшее время вы намерены собрать пресс-конференцию и сделать несколько официальных заявлений по поводу происшедшего.

— Все заявления будут сделаны, когда история получит логическое завершение. Однако уже сегодня могу сказать, что случай во Франкфурте спровоцировал шквал писем и обращений в мой адрес от простых граждан нашей страны. От тех, у кого нет больших связей и таких же возможностей. Многие из них на себе ощутили не всегда обоснованную жесткость европейских правил и уже заплатили штрафы за то, чего не совершали. Трудно в этом признаваться, но с некоторых пор я четко осознал, что права украинцев и граждан ЕС в Европе — две большие разницы.

— Не хотите ли вы тем самым сказать, что если бы на месте Луценко оказался министр внутренних дел Франции, то ситуация развивалась бы несколько в другом направлении?

— Я сказал только то, что сказал. И пока воздержусь от каких-то расширенных комментариев.

— Но ваше имя в связи с накрывшим страну скандалом склоняют во всех политических ток-шоу!

— Спасибо, что не забывают. Но с Юрием Витальевичем приключилась совсем другая история. К тому же она еще не до конца расследована. Однако я убежден, что, обратившись к парламенту с просьбой рассмотреть вопрос об отставке, министр поступил правильно. В любой ситуации позволять себе силовые действия в отношении полиции другой страны, тем более министру МВД, недопустимо. К сожалению, политический опыт Юрия Витальевича оказался богат на подобные вещи. При всем своем, мягко говоря, непростом отношении к Черновецкому, я до сих пор пребываю в полной уверенности, что министр внутренних дел на известном заседании СНБО создал прецедент, который так и не получил адекватной оценки ни у правоохранительных органов, ни у общественности. И этот тезис я неоднократно озвучивал в СМИ.

— Но парламент может не принять отставку министра. Да и Луценко как-то уж больно хитро сформулировал свою просьбу об отставке.

— Это говорит всего лишь об уровне сознания наших политиков. Страшно далеки они от Европы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно