ВЬЕТНАМ В ИНТЕРЬЕРЕ ОБНОВЛЕНИЯ

29 марта, 1996, 00:00 Распечатать

Когда в ноябре представители правящей во Вьетнаме Коммунистической партии в очередной раз возлаг...

Когда в ноябре представители правящей во Вьетнаме Коммунистической партии в очередной раз возлагают к памятнику Ленина в Ханое цветы, то это скорее воспринимается как ностальгический жест, простая дань прошлому, чем акт идеологического почитания. Ибо именно идеология и практика капитализма - их здесь официально именуют «социализмом с рыночной экономикой», чтобы не смущать приверженцев «единственно верного» учения, - распространяются по всему Вьетнаму с поражающей воображение скоростью.

Поворотным пунктом в «раскрепощении сознания» вьетнамское руководство считает VI съезд КПВ, состоявшийся в декабре 1986 г., на котором был выдвинут курс на «обновление». Вьетнамский вариант советской «перестройки» программа «обновления» (по-вьетнамски «дой мой») была направлена на развитие многоукладной экономики и рыночных отношений под контролем государства.

В аграрном секторе экономики, в котором занято более 70 процентов населения, результаты реформирования не замедлили сказаться. Отказ от коллективизации и предоставление крестьянам земли в «долговременное пользование» с правом наследования и передачи участка в аренду привели к тому, что к 1989 г. во Вьетнаме впервые с колониальных времен образовались излишки риса. Следует отметить, что в настоящее время Вьетнам поставляет на внешний рынок около 2 млн. тонн риса, являясь третьим крупнейшим мировым экспортером после Таиланда и США. Правда, по сравнению с другими производителями риса в регионе, такими, как Индонезия и Таиланд, урожай во Вьетнаме ниже и качество риса хуже. На международном рынке таиландский рис стоит дороже вьетнамского на 50-100 долл. за тонну.

На развитие сельского хозяйства все еще влияют последствия войны. Применение американскими войсками дефолианта «Эйджент орандж», содержащего сильнейший яд диоксин, нанесло ущерб земледелию. Большой процент каучуковых плантаций был уничтожен в результате американских бомбардировок. Только в последние годы заметно повысился урожай каучуконосов и таких высокодоходных культур, как чай, кофе, ананасы и бананы. Что касается основной сельхозкультуры, то по всей видимости достичь рекордного показателя в 25 млн. тонн неочищенного риса будет нелегко. И дело тут не только в капризах погоды. «Последний шаг» в правительственной политике аграрных преобразований сделан не был, и земля во Вьетнаме по-прежнему является общественным достоянием. Очевидно, государство заинтересовано в контроле над ключевой в экономике сферой производства, которая вместе с лесным хозяйством и рыболовством дает свыше 50 процентов экспортной выручки. Формальное отсутствие частной собственности на землю способствует сохранению патриархальных общинных структур, главной из которых являются тхоны, или деревни - своеобразные крепости, огражденные от внешнего мира стенами из непроходимых зарослей бамбука.

Промышленное производство Вьетнама традиционно держалось на государственных предприятиях. Их общее число в 1990 г. составляло более 12 тыс. К настоящему времени количество их сократилось вдвое. Многие производства местного значения поменяли форму собственности, остальные слились с более крупными или были ликвидированы. Принятый в 1994 г. закон о банкротстве ускорил процесс разгосударствления вьетнамской индустрии. И хотя этот закон еще как следует не заработал, его наличие стало стимулом для утверждения принципов рентабельности в производстве. Главной причиной сокращения числа госпредприятий стала мощная конкуренция со стороны частников. Дело в том, что все виды бюджетных субсидий были резко сокращены, и развитие частного предпринимательства в этих условиях получило дополнительное ускорение. Сейчас почти две трети ВНП Вьетнама производится в частном секторе. На него приходится 70 процентов розничного товарооборота, 60 -транспортных перевозок и 30 процентов - промышленной продукции. О стихии частного предпринимательства красноречиво свидетельствуют такие факты: из 30 млн. занятых на госсектор приходится всего 3 млн. вьетнамцев.

Еще один фактор разгосударствления промышленности - акционирование предприятий. Этот процесс развивается параллельно с созданием рынка ценных бумаг. Среди акционированных предприятий Хошимина (бывшего Сайгона), который является центром частной экономики, имеются и крупные: завод по выпуску холодильного оборудования, обувная фабрика, компания морских перевозок, а также предприятие по производству текстиля «Легамекс». При акционировании «Легамекса» не обошлось без обычных для рыночных экспериментов финансовых нарушений. Большинство акций было приобретено родственниками генерального директора, а филиал предприятия был передан на баланс частной фирмы, хозяином которой оказался сын гендиректора. Этот факт, который местная печать охарактеризовала как растаскивание государственной собственности, не остался без последствий. В результате разбирательства гендиректор «Легамекса» сначала была лишена депутатских полномочий, а затем арестована. По словам Фан Ван Тиема, министра, отвечающего за вопросы экономической реформы, «случай с данным предприятием не означает, что мы отказываемся от такого вида преобразований». До конца 1996 г. в Хошимине намечается открыть первую в стране фондовую биржу, а в следующем году планируется открыть биржу в Ханое. Таким образом, закладываются основы национального рынка ценных бумаг.

Частное предпринимательство в условиях переходной экономики имеет свои специфические черты. Так, большинство частных предприятий, особенно на юге страны, оформлены как товарищества с ограниченной ответственностью. Осуществляя экспансию на север, который еще недавно был заповедником социализма, бизнесмены из Хошимина пока не могут на законных основаниях покупать землю в Ханое. Поэтому как правило они действуют через подставных лиц. Примечательно, что земля в центре столицы и в Хошимине, который в свое время называли «Парижем Юго-Восточной Азии», стоит дороже, чем на Елисейских полях. К тому же решение многих вопросов, связанных с арендой и покупкой недвижимости, зависит от местных «феодалов», которые могут позволить себе игнорировать указания центральных органов власти.

По мнению вьетнамских руководителей, 1995 г. был определяющим для реализации стратегической задачи - к концу десятилетия удвоить ВНП по сравнению с 1990 г., доведя его до 450 долл. в год на душу населения. Темпы прироста ВНП в прошлом году были на уровне 10 процентов, в том числе объем промышленного производства вырос на 13, сельхозпроизводство - на 5, экспорт - на 25 процентов. Однако для удвоения общественного продукта Вьетнаму необходимо около 40 млрд. долл. инвестиций. Половину этой огромной суммы правительство намерено изыскать внутри страны, остальные средства планируется привлечь из-за рубежа.

В деле привлечения иностранных инвестиций Вьетнам, особенно после отмены Соединенными Штатами экономического эмбарго, располагает значительными преимуществами. Это и самая дешевая рабочая сила в регионе, и значительные природные богатства, и потенциально большой внутренний рынок, и, что очень важно, стабильный политический климат. Поэтому неудивительно, что поток иностранных капиталовложений продолжает расти. Официально общий объем иностранных инвестиций достиг в прошлом году 11 млрд. долл. Однако многие эксперты считают, что это лишь объем инвестиционных проектов. Реально же в экономику Вьетнама вложено не более 3 млрд. долл. Если из этой суммы вычесть взносы вьетнамской стороны землей и стоимость оборудования иностранных нефтяных компаний, то останется немногим более 500 млн. Это, как считает французский банкир Ален Шэйэ, меньше, чем в Шанхае за один месяц. Кстати, эту оценку вьетнамская печать назвала «порочащей местную действительность».

Отмена эмбарго на торгово-экономическое сотрудничество с Вьетнамом поставила его в один ряд с другими странами региона. И теперь, когда он играет на равных с такими региональными конкурентами, как Китай, Индонезия, Таиланд, Малайзия и др., сравнение инвестиционного климата Вьетнама и перечисленных стран пока не в его пользу. Вьетнамская инвестиционная политика и законодательство еще не в полной мере соответствуют международным нормам. Положение о защите инвесторов носит в основном декларативный характер. Некоторые важные инвестиционные проекты, не успев подняться на ноги, оказываются убыточными из-за внезапных изменений в системе налогообложения. Поэтому зарубежные вкладчики не горят особым желанием открывать здесь компании со 100-процентным иностранным капиталом. Они предпочитают создавать СП, приглашая на руководящие посты влиятельных вьетнамцев, которые в случае необходимости смогут обеспечить поддержку в коридорах власти. Знакомая картина, встречающаяся практически во всех «перестроечных» странах.

Тем не менее, зарубежные компании и частные предприниматели не обходят Вьетнам стороной. Судя по результатам, больше усердия проявляют бизнесмены из Тайваня, Гонконга, Южной Кореи, Австралии и Сингапура. Япония, Франция, Англия и Соединенные Штаты хотя и принимают участие в процессе финансового и производственного освоения Вьетнама, пока еще занимают сдержанную позицию. Однако целый ряд таких известных американских фирм, как «Пепсико», «Кока-Кола», «Мобил ойл» и др. уже получили лицензии на создание коммерческих предприятий во Вьетнаме. В ответ на упреки, что США медленно наращивают объем сотрудничества с Вьетнамом, предприниматели из этой страны говорят: «Дайте американским компаниям время». Кстати, японские фирмы тоже не спешат вкладывать деньги в крупные проекты, такие, например, как строительство цементного завода на сумму 300 млн. долл. Между тем показательно, что все крупнейшие торговые компании Японии открыли во Вьетнаме свои филиалы. Как и американцев, японцев интересует прежде всего вьетнамский газ и нефть, а также создание инфраструктуры, т. е. определяющие экономику отрасли.

Выход Вьетнама на широкую региональную арену произошел после того, как в июле 1995 г. на очередной конференции министров иностранных дел стран-членов АСЕАН он был принят в эту влиятельную ассоциацию государств Юго-Восточной Азии. Получив с членством в группировке своеобразное удостоверение «хороших граждан региона», вьетнамцы могут теперь рассчитывать на активное участие АСЕАН в экономических преобразованиях. С принятием Вьетнама группировка встает на путь превращения в «десятку», так как Мьянма (Бирма), Камбоджа и Лаос стоят в очереди на получение статуса полноправных участников ассоциации. Став первым из некапиталистических стран членом АСЕАН, Вьетнам получил не только новые импульсы в осуществлении экономической модернизации, но и новые внешнеполитические возможности и прежде всего гарантии безопасности. Позиции бывшего «старшего брата» Вьетнама - России в регионе сильно пошатнулись, поэтому Ханой очень заинтересован в надежном окружении и поддержке своих рыночных начинаний. Сочетание опыта, кадров и капиталов АСЕАН со стремлением Вьетнама войти в мировую экономику, с его людским и природным потенциалом способно серьезно повлиять на расстановку сил в регионе и явить миру полный силы и новой энергии блок азиатских государств. В этой ситуации стремление Украины развивать сотрудничество с быстро прогрессирующим в объятиях АСЕАН Вьетнамом вполне резонно. Два столь далеко отстоящих друг от друга государства объединяет не только общее стремление вырваться из пут застойного прошлого, но и опыт взаимного сотрудничества, неотделимый от прежних лет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно